Комментарии пользователей (573)

0 Михаил Вълов #
Няма църковнославянски език!!! Попитайте който желаете филолог! Измислено понятие в края на 18 век! Нито славянски! Има български, заемането в руския език е от старобългарския, новобългарският (съвременния) е аналитичен!! Съседните страни на Царство България го заемат, защото говорят почти същия език за своето държавно и културно съхранение и развитие - богослужението на български в съседните държави не е на "църковнославянски", а на български! Хърватия (до 14 в.. на глаголица и кирилица )на името на Св.Кирил, от неговия ученик Свети Климент Охридски, запазени са палимпсести),Сърбия, Румъния(Влашко), Молдова, Русия, Украина, Белорус, чехи, словаци и др.
0 Хубавена #
Дааа. Много славянски народи спорят по тази тема. Освен нас-българите. В заключение ще кажа-когато разговарям с македонци, сърби,косовци, руснаци, украинци и др аз нямам нужда от преводач! Разбирам почти всичко? Защо ли?!
0 Ladislav #
О кане ШАМБАТ Ком (KNÍŽE SÁMO, král všech Slovanů je Bulharský)

КАН ШАМБАТ СИН НА АЛБУРИ. Превзел териториите на Аварите и образувал независима държава “Дулоба”. Водил поредица войни срещу Византия и Франките и разширил в средна Европа границите на своята държава. В съвременната историография той е представен като вожд на славяните или като франкски търговец, а държавата му се споменава под името “САМО”. След 33 години управление и след загуба на битка с франките, той се завръща при брат си Кубрат за помощ. Поради нарушение на единоначалието Кинешът-Народният събор отказал помощ. Кубрат възложил на Шамбат управлението на столицата Бащу /Киев/. В Дулоба Шамбат оставил тримата си синове и своята съпруга. Започнали да го наричат КИЙ, което означавало отхвърлен и от което произлиза името на град Киев.
https://www.geni.com/people/%D0%BA%D0%B0%D0%BD-%D0%A8%D0%90%D0%9C%D0%91%D0%90%D0%A2-%D0%9A%D0%B8%D0%B9/6000000007562998275?fbclid=IwAR2uIwz1EXHiirdM9tSFvLJG5GAnvknGccxOsIXCyNhIRL3X3PnpQ5HwX3Y
0 Ольга Карамалак #
Спасибо большое за статью, очень интересная, полезная. Но...слишком много всего на болгарском и куча непонятных слов. Было бы отлично, если бы в скобках был перевод на русский язык, так как статья написана на русскоязычном сайте и русском языке. Являюсь болгаркой из Тараклии (Леова), но болгарский язык не знаю
0 Максимус Тракиеца #
Всъщност, английският е по-синтетичен от руския. Застинал е в 16 век!
0 Максимус Такиеца #
"Война и мир"? Гърчеещи, турчеещи се българи. По соц време вкарваха и русизми. Та днес същите парвенюта налагат чуждици от английски, латиница, маймуница. Всеки учил чужди езици знае, че не парадира с това. Парадират неграмотните, да се изкарат повече от другите!
0 Максимус Фрак #
Фотьойл. Если шутим путьойл. Более старый язык дает более молодому!
0 Максимус Трак #
В болгарском есть остатки 4 падежей.
0 Максимус Фрак #
Ваша стья действительно намного уточняющая и исчершательная. Добавлю ещё немножко, чтобы стало виднее:
- Аналитические языки дают синтетическими, как более древние, поэтому они являются будущее. Говорим о развитие, деградация - невозможна. Обратный процес невозможен!
- Пеласги = фракийцы
- Так как National Geographic является сионисткая медия, действительные проценты фракийское у болгаров всущности 47%. Сионисты и греки откровенно врут! Евреи с 13 века на генетическом уровне практически не существуют (из за передавание гена по материнской линии), поэтому говорим о сионистах только как идея господство в мире. Греки - тоже искусственно созданная нация. Они зовут себя елины, но елинское у них не более 12%.
- Если возмем ввиду и азиатскую историю болгар, можем спокойно сказать, что болгары существовали 15 000 лет назад! Самые многобройные, после индейцев, как пишет Геродот. Прикиньте, ныне на их территории осталось жить 300 млн. болгар!
https://youtu.be/9HXXvpAd3_U
0 Максимус Фрак #
Киевское княжество создал болгарин Шамбат (Кий) - брат Кубрата - владелец Старой Великой Болгарии. Под угрозы франков, присоединил свое княжество к Болгарии в 6 веке. Варяги, франки, хазары.. завладели эти территории и люди, языки.
0 Максимус Фрак #
Автор статьи прав и доказывает все, а как Вы намерены доказать свои слова?
0 Катя #
Скобелев,
Ха-ха-ха, ,,фотольо" сте го чули някъде във вашето обкръжение.
Не се изказвайте неподготвен! Турското робство е оставило следи в лексиката, не и в граматиката на българския език. Между впрочем, понастоящем в руския език преизобилства от английска лексика. Това означава ли, че руският език вече не е руски? Част от руснаците обичат повече да говорят на английски и дори в чата пак пишат на английски. Нима английският език е по-звучен от руския, по-красив и може да изрази руската душевност по-добре от руския? О, времена, о, нрави!
0 Катя #
Езиците не са затворена система. Най-гъвкавата част от езика е лексиката, което позволява навлизането на чужди думи в даден език. В Русия, преди революцията, в дворянските фамилии и висшето общество се е говорило повече на френски език, отколкото на руски език, за да се демонстрира класа, аристократизъм и т.н. /Прочетете ,,Война и мир" на Толстой./ Което не означава, че руският е френски, нито че е дотолкова изопачен, че няма връзка с първоначалната си форма. Руският език е славянски и както е казано в статията по-горе. Точка! Да, в българския език има турска лексика, част от която е от арабски произход. Което не означава, че не е български, а турски, и не е наследник на старобългарския език. Така че четете повече, ако темата Ви интересува! Четете акад. Д. Лихачов! Останалото няма връзка с лингвистиката, несериозно е и е продиктувано от нещо друго, но не и от научни изследвания и факти, и наистина не си заслужава да бъде коментирано!
0 Катя #
Старобългарският език е в основата на всички славянски езици. В старобългарския език има падежна система! Факт! Статията не преувеличава ролята на старобългарския език. Това, че фактите не Ви харесват, е нещо друго и няма нищо общо с лингвистиката.
СТРАШНЫЕ ГОДЫ
========================================
Все страшные годы голодовки мы переживали всей семьёй– никто нам не помогал. Я собирал колоски на скошенных полях (за колоски взрослых сажали в тюрьму), рвал лебеду и крапиву, из которых мама делала лепёшки, вкус которых до сих пор помню – пряный запах травы и горьковатость. Я помню высоченные, совершенно голые деревья акаций, на вершине которых находились гнёзда ворон. Когда я добирался до гнезда, чтобы забрать яйца, хозяева гнезда зловеще кружили надо мной и душераздирающе каркали, угрожая мне расправой, но, преодолевая страх, я запускал руку в гнездо и клал яйца за пазуху. Мне было восемь с половиной лет. В таком возрасте на древесный клей я ловил сусликов, прикрепив к концу верёвки шарик клея, и, наслюнявив его, опускал медленно в нору. Всем этим мы и питались. Каждый из нас что-то делал, чтобы выжить, но отсутствие земли и семян для засева огорода (единственной земли), свирепствующий безжалостно голод лишил меня сначала матери, а через год и отца. Меньше чем через год отец женился на двадцативосьмилетней, очень красивой (по моим понятиям) женщине, но через два или три месяца, совершено опухший от голода, умер. Надо заметить, что у болгар на селе не принято жить в одиночестве взрослому человеку, и они стараются как можно быстрее обрести спутника, так как на селе одному трудно вести хозяйство. Дети при повторном браке родителей не играют никакой роли. Как говорится, это не их дело: у болгар дети не вмешиваются в жизнь взрослых, так как веками в них воспитывалось священное чувство уважения к старшим и почитание родителей. И сегодня это так! Этот морально-нравственный обычай – почитание родителей – является одним из главных постулатов древнеиндийской мысли и идеалов. Смешно выглядит ситуация у городских жителей-русских и украинцев(о других не знаю), когда взрослые чуть ли ни выпрашивают у детей разрешения на повторный брак. Поэтому к мачехе я относился ровно, спокойно, без отчуждения и всяких городских выкаблучиваний. Семья мачехи жила на одном из трёх холмов нашего села. На этом холме находилась церковь, где меня крестили. После войны церковь превратили в склад для пшеницы, а потом власти стёрли её с лица земли в соответствии со своей коммунистической идеологией и моралью. Церковь заполняли зерном, отобранным откровенно бандитскими способом у тех, у которых его находили. Знаю, что на нашей улице оставалось зерно только у одного хозяина. Этот хозяин тоже носил фамилию Серт. Они были чуть зажиточней других за счет большой семьи. Я был свидетелем, как у них отбирали зерно и грузили на телеги. Мало было, мерзавцам, ограбить человека, так они ещё и всю семью выслали в Сибирь, хотя в наших краях не было батрачества, так как у всех была своя земля, и богатство каждого зависело от количества членов семьи. Мы тоже жили хорошо до прихода бандитской советской власти. Родители работали от темна до темна, а меня оставляли у бабушки. Когда брали с собой в поле, то укладывали под куст винограда, где я спал, а сами работали, пока солнце не поднимется над горизонтом, и только потом садились завтракать: хлеб домашней выпечки, брынза, сало, лук, чеснок и вода, а вечером уже кушали манджу (куриный соус) или чорбу (болгарский борщ с кислой заправкой, приготовленной из отрубей). Итак, церкви уже нет, а на её месте в шестидесятые годы построили большую школу, но когда я приезжаю в гости, всегда в моём воображении на этом месте возвышается вместо школы та самая церковь, возле которой проходили праздники болгарской национальной борьбы. Перед церковью расстилался красивый зелёный травяной ковёр. Многое забывается из детских лет, но есть события, которые на расстоянии прожиточных лет кажутся живыми картинами, будто бы они происходят сейчас, в минуту воспоминаний. Такой живой очаровательной картиной народной жизни остались у меня в памяти праздники национальной борьбы у нашей церкви. У моей мачехи был старший брат Георгий. Он работал кузнецом – очень важная и всеми уважаемая профессия на селе. Дядя Георгий всегда принимал участие в борцовских поединках и всегда побеждал. Когда он укладывал очередного соперника на лопатки, я подходил к нему, брал за руку и стоял рядом, гордо оглядывая всех, а народу собиралось много. Я безмерно гордился дядей Георгием , глубоко его уважал и восхищался им (где-то на подсознательном уровне он заложил во мне «вирус» спортсмена). Да, церковь стёрли с лица земли, стёрся в том первозданном виде и праздник с лица народной жизни, с тем необыкновенным, особенным духом, особенной атмосферой. Сейчас борются на стадионе, но это всё же не то, что было у церкви: нет того пьянящего запаха очаровательной старины и того царящего аромата народного болгарского ДУХА, орошаемого божественными звуками гайды(волынки)
Как бяха скръбни мойте детски дни!
О, колко много сълзи спотаени!
Тук първи път се моят взор стъмни
И безпощадна буря сви над мене.
Димчо Дебелянов
ХЛЕБ
===================================
Как я сейчас понимаю, голод только начал заходить в наше село…До этого у нас отобрали землю и весь сельскохозяйственный инвентарь, всё имущество…Для меня, восьмилетнего пацана, всё это было непонятно, но я очень эмоционально понял что происходит, когда однажды какие-то люди, по указанию приятеля моего отца-председателя сельского совета Сорокова-выводили двух наших коней: один наш собственный, а второй-упитанный рыжий красавец-,подаренный отцу двумя советскими солдатами, которые по дороге зашли в наш дом « на огонёк» и отец хорошо их угостил…и за это они подарили ему коня, которого я безумно любил и без седла скакал во весь опор на перегонки с моим двоюродным братом БАТЕ МИТЕ(царство небесное ему),который был старше и всегда обгонял меня…Я уже потом, когда вырос и, вспоминая этот случай, подумал :а почему их было двое ,а коней три?И тогда я понял: а может этот конь принадлежал их убитому товарищу во время освобождения Бессарабии в Ясско-Кишинёвской операции(на нашей территории боевых действий не было: румыны просто ушли восвояси, а советские воины прошлись мирным маршем и зафиксировали очистку земли от румынских войск….
И вот однажды отец даёт мне деньги и отправляет в центр села купить хлеба.. Я этот центр моего любимого села помню всю жизнь.. Когда приезжаю в гости и нахожусь в центре, я иду к этому месту, где стояла огромная очередь за хлебом. Я никому из родственников не говорил об этом, а просто мы заходили в бар и выпивали водочки…
Бар, куда мы заходили, находится точно напротив того места, где продавали хлеб…Мы выпивали с племянником по соточке –другую и шли дальше по своим делам, а мои мысли возвращались в то голодное детство: вот я занял очередь-меня почти не видно среди взрослых и где-то в середине очереди меня начали сдавливать, и я понимал, что мне тяжело дышать, но я терпел: надо достоять.. И вот я, случайно выживший в этой безумно голодной очереди, иду с буханкой хлеба домой, а до дому идти ,слава Богу, далеко-наше село очень большое.. Я держу хлеб и нюхаю, а его запах меня пьянит, и я со страхом отламываю с краю кусочек, а потом ещё и ещё, а когда пришёл домой и вошёл во двор, оставалось пол- буханки.. Отец, как раз в это время, находился по среди двора.. Я со страхом, с ужасом в лице подошёл к отцу и подал ему пол- буханки хлеба, ожидая, что он меня ударит.. Но отец, неожиданно для меня грустно улыбнулся, взял хлеб ,прижал меня к себе и сдавленным голосом произнёс: ничего сынок, выживем… И вдруг я почувствовал на своей щеке крупную слезу отца, когда он наклонился, чтобы поцеловать меня…,как бы прощая, за съеденную пол- буханки хлеба..
0 Курлиец #
30 декабря 2020 в 19:51 → Капкан судьбы. Часть 2

Кино

После свадебного вечера, где Екатерина Великая была признана светом, а журналисты светской хроники назвали её «балканская Кармен» и не было кадра без её участия, к ним стали наведываться семейные пары, чего раньше избегали проделывать из-за неясного семейного положения нестареющего адмирала. Положение, хоть и не изменилось, но любопытство раздирало скучающих знакомых, сослуживцев и даже журналистов.
В один день к ним заявился длинноволосый, бородатый мужчина с нервнымЮ интеллигентным лицом, смахивающий на Тото Кутуньо. Его сопровождала стильная и как оказалось известная киноактриса, а Тото Кутуньо, значит, был режиссёром. И прехали они не случайно, а на просмотр, точнее осмотр Екатерины. Когда удивленная «балканская Кармен» потребовала разъяснений, её возлюбленный только хитро усмехался и пожимал плечами-что, мол, взять с этих чудаковатых киношников. А между тем, режиссёр очень обстоятельно, хотя и манерно, поделился своими планами. Они состояли в том, что к годовщине Итальянской республики, он решил снять фильм в традициях итальянского кино пятидесятых годов, когда и кино, и итальянских артистов любили во всём мире. Рабочее название фильма- «Лётчик». Там есть эпизод, когда сбитого американского лётчика спасает сельская итальянка в горах на границе со Словенией.
По мнению режиссера роль спасительницы не смогут исполнить нынешние кинодивы и он даже выразительно посмотрел на свою спутницу. А в светской хронике он увидел эффектную фотографию со свадьбы и решил, что Катя для этой роли очень подходит. В связи с этим он предлагает ей приехать на пробы в одно альпийское селение.
Когда киношники уехали, состоялось бурное обсуждение случившегося предлжения. Отчаянное сопротивление Екатерины Великой было преодолено резонными замечаниями, что Катя приехала в Италию на заработки и было бы глупо упускать случай заработать за несколько дней больше, чем за несколько лет в качестве учительницы или домработницы.
Против лома нет приёма и Катя ясно почувствовала за мягкой манерой доброго аристократа- стальной прагматизм делового европейца. Как говорится-назвался груздем…

« Лётчик »

Пробы состоялись в том, что Кате надо было соверщить последовательность хозяйственных дел, свойственных для жителей селений. Со стандартной городской актрисой надо будет долго возиться и не факт, что получится органично. К тому же нужно славянское лицо, а легкий Катин акцент придал бы картине дополнительную достоверность. Вот и пригодились уроки бабы Дины. Всё , что проделала Катя в сценах было неподдельно естественным и комиссия осталась довольной. Далее в дело вступил адмирал –контракт, гонорар, фамилия, которая будет фигурировать в титрах. Так Катя стала «Екатериной Боккети». Это было гарантией всей этой киношно-коммерческой истории и Кате в очередной раз пришлось удивиться деловой хватке своего покровителя. Она стала догадываться почему Восточная Европа всегда будет жить хуже и беднее.
Через месяц они были вызваны на съёмки. Сюжет был таков: сбитый и раненый лётчик был замечен молодой. сельской женщиной, чей муж погиб под Сталинградом и она ненавидела и германских, и итальянских фашистов, устроивших эту бойню. Поняв, что лётчик-американец, женщина заваливает парашют камнями, присыпает землей и волоком тащит раненного к себе на хутор. Здесь она успевает его запихнуть в кочину со свирепым хряком к моменту, когда на фоне альпийской красоты появляется цепь карателей, прочесывающих местность. Они начинают обыскивать хутор, заглядывая во все места. Несколько раз они приближались к кочине, но каждый раз оттуда высовывалась свирепая свиное рыло и скалило желтые клыки. Каратели его откровенно побаивались, хотя могли бы и застрелить.далее были кадры, как женщина несколько дней перебинтовывала лётчика, выгоняя хряка и потом перетащила его в хлев с коровой и овцами.
В финале, спасенный лётчик в парадной форме американского полковника, приезжает на встречу победителей и ему приходит в голову идея навестить свою спасительницу. Он подъезжает с одним журналистом к хутору , далее пешком дошёл до места своего падения и двинулся по маршруту, которым тащила его горянка.
Следующий кадр показывает, как женщина привычно управляется со своим скотным двором и случайно бросив взгляд вдаль, видит нечто невообразимое: с горы приближается нарядный, красивый офицер с букетом альпийских цветов. Женщина растерянно, с метлой и лопатой в руках смотрит округлившимися глазами на этот мираж. Затем в её сознании происходит движение и кадры с нарядным, шагающим полковником чередуются с кадрами, где она волочит раненого…
Наконец. Полковник подходит к женщине вплотную. В её глазах наворачиваются слёзы, а полковник бухается в своих парадных брюках прямо ей в ноги. Он подаёт спасительнице цветы. Она роняет метлу и лопату, берёт цветы, а полковник перехватывает и целует ей руку. Спасительница осторожно снимает фуражку с головы лётчика и проводит рукой по его волосам.
Для создания нужного настроения при съёмке подавалась и соответствующая моменту музыка, которая будет звучать в фильме. Когда снимались финальные кадры и съёмочная группа, и артисты ходили с покрасневшими глазами. Это была сильнейшая сцена и довольный режиссёр уже предвидел оглушительный успех фильма.
Премьера состоялась через два месяца в Риме. Катя и Алессандро сидя в зале тоже в конце фильма растрогались. Монтажники тоже внесли свою лепту. Образ спасительницы в исполнении Кати Боккети мгновенно стал символом народной, итальянской героини.
Кадры с её участием разошлись по соцсетям. газетам и журналам. Но тут начались испытания медными трубами, прописанные в контракте. Кати Боккети должна была являться на многочисленных презентациях, телешоу и пресс-конференциях.. От этого она ужасно уставала, но помнила слова своего наставника, что она на заработках и нечего стонать.
И вот, когда вся эта суета поутихла, в одно утро, адмирал обнимая и целуя проснувшуюся кинозвезду. Объяснил ей. Что на её счету уже несколько сот тысяч евро и она в любой момент может бросить его, старого пенсионера…Мало чего спросонья осознавшая киноактриса. Лишь крепче прижалась к надёжным телесам своего пенсионера.
- Помнишь, ты спрашивал смогу ли я полюбить богатого?
- Помню
- Вот, я и полюбила…на свою беду.
- А почему- беду?
- Не знаю… Всё, что случилось. В моей голове не укладывается…кажется это происходит не со мной…и я боюсь.
-Не бойся. Это с непривычки. Ты воспитана в скромности и на простом труде, а деньги делают на пиаре. К этому можно приноровиться.
Алессандро Боккети устроил график приёма назойливых журналистов и катя в эти дни чувствовала себя, как на исполнении служебных обязанностей. Такая системность позволила ей наработать нужный набор приёмов и вскоре она, действительно, приноровилась и совсем не уставала.
Нина, Звонко и Ромео долго не могли поверить, что героиня, поразившего всю Италию, фильма-это их добрая, знакомая Катя. Они думали, что это просто двойник. Так часто бывает. Они даже специально приехали об этом ей рассказать, но были беспредельно удивлены, что ошиблись и даже вновь просматривали эти кадры, восхищаясь Катей.
Когда же, сообщили, что придётся лететь на премьеру фильма в США, Катя это уже восприняла, как должный пункт контракта и впервые за долгие месяцы совместной жизни, она расставалась с адмиралом. Он ничем себя старался не выдавать, но Катя чувствовала, что он волнуется. Странно. Она, ведь, едет всего на несколько дней.
Адмирал проводил её до самого выхода в переход к самолёту. Двигаясь на посадку. Катя два раза оборачивалась, чтобы помахать рукой Алессандро, который неподвижно продолжал стоять за стеклянной перегородкой. Но старый адмирал её уже почти не видел. Его глаза застилали слёзы: он, уж, точно понимал, что теряет уже второю Екатерину Великую.

Слава

В последний день пребывания за океаном, где фильм «Лётчик» полностью перевернул представление молодых американцев о кино и порадовал старшее поколение воспоминаниями о времени Марчелло Мастроянни, Джины Лоллобриджиды и Софи Лорен. Торжествующий режиссер фильма, Золтан Формен приглашает Кати Боккети на разговор и сообщает, что ему предложили снимать в Голливуде фильм по роману «Вся королевская рать».
- Я вас искренне поздравляю. Вы это заслуживаете и вернули уважение к кино.
- Спасибо. Но я вам об этом сообщил не для того, чтобы похвастаться. Дело в том, что сценарий написан по мотивам романа и главным героем будет не губернатор и будущий президент, а его супруга. Фильм так и называется- «Жена президента». А я, кроме вас в этой роли никого не представляю, потому что героиня сам из села. В котором вырос президент и всю жизнь она была его надёжным тылом, без чего невозможен никакой политический успех.
Нельзя сказать, что это было для Кати неожиданностью. За время презентаций «Лётчика» она столько наслышалась комплиментов в свой адрес, что и сама поверила, что может быть актрисой.. Но Голливуд-это не просто эпизод на один день съёмок. Это целые месяцы. И потом все эти контракты, в которых она ни в зуб ногой.
- Я приму ваше предложение. Но с одним условием: я приеду с сеньором Боккети и мы будем жить не в гостинице.
Режиссер удивился такой дерзости со стороны этой эмигрантки, из которой он слепил любимицу миллионов зрителей, но согласился. Он подумает, как выгодно воспользоваться знакомством с Алессандро Боккети и даже сам же ему и позвонил.
Адмирал встретил свою возлюбленную, о чём он себе окончательно признался в течении томительного ожидания её возвращения, без тени недовольства или подозрений.
У Кати на сердце отлегло, она с удовольствием рассказывала о стречах с американскими зрителями и журналистами. Они поехали прямо к «себе домой», где вновь вернули себя друг другу. На это тут же среагировали товарищи адмирала и нагрянули шумной толпой на несколько дней. Приезжали и, близкие Кате, Нина, Ромео и Звонко. Это были счастливые дни маленькой компании. Ромео взахлёб рассказывал. Ка его замечательно приняли в основной команде «Интера» и как уже на первой же тренировке к нему подошёл сам Златан Ибрагимович, похлопал его по плечу и заговорщически пошутил, что теперь у них с Ромео будет балканская связка и они будут метелить римлян, как это проделывали в древности славные македонцы и спартаковцы.
Адмирал чувствовал себя, как в лучшие годы молодости, негласно соревнуясь с Звонко за внимание любимых женщин. Единственное, что слегка смущало Катю то, что к Алессандро никогда не приезжали его родственники. Но, похоже, это его и не очень растраивало.
Однажды, вновь приехал режиссер, но без артисток. У них с адмиралом состоялся длительный, деловой разговор.
. Режиссёр предлагал итальянскому аристократу вложиться в кинематографический проект Голливуда. Несмотря на известную всем эпатажность отставного адмирала, предложение режиссёра его озадачило. Одно дело слыть старым чудаком, потерявшем разум от любви к домработнице, что в общем-то случалось нередко с пожилыми мужчинами и совсем другое прослыть старым дураком, потерявшем кучу денег на сомнительном голливудском проекте. Репутация в кругах знати дороже миллионов. Всё же, адмирал рискнул, но обставил договор такими условиями, что режиссёр, может быть, и пожалел со своим предложением. Но отступать было уже поздно.
Как и договорились, сеньору Боккети со спутницей был арендован коттедж недалеко от Лос-Анджелеса и стали готовиться к съёмкам. Однако сразу начались неприятности. Известный актёр, предварительно давший согласие на роль президента, узнав что его партнёршей будет неизвестная, да еще и не профессиональная актриса, поспешил отказаться. Он мог потерять время и упустить более выгодные и надёжные предложения.
Золтан Формен был в отчаянии: сроки поджимали. Начался суетливый поиск актёра на роль президента и, наконец, остановились на одном ирландце из белфастского театра.
Его внешним достоинством было физическое сходство с героем романа. Со скрипом, но съёмки начались и через некоторое время случилась другая напасть, очень характерная для киношной, актёрской публики. Моложавый, темпераментный ирландец из провинциального театра влюбился в свою партнёршу-свою жену по кино. Это распространенное явление случилось по такой прозаичной причине, как отсутствие у Кати профессиональной подготовки. Она свою роль не играла, как делают профессиональные актрисы, а переживала даже в те моменты, когда можно было обходиться не затратным обозначением своего отношения к партнёру. В результате этого старания со стороны Кати, ирландец невольно подпадает под её обаяние и магию. С другой стороны неожиданная влюбленность позволяла ему так естественно исполнять свою роль, что режиссер был просто в восторге от того, что дублей почти не надо было делать, а значит можно было сэкономить, а в успехе фильма он уже не сомневался, предчувствуя триумф.
Всё было бы ничего, если бы ирландец был более опытным и прозорливым человеком. Но он не ограничивался нужным вниманием к своей киношной жене на съёмочной площадке, но и стал это проделывать и за её пределами. А это уже не могло пройти незаметным для адмирала и не стать началом более печальной драмы.
Однажды сеньор Боккети объявил, что ему надо срочно лететь в Италию на собрание акционеров и больше не вернулся.
С каждым днём ожидания его возвращения у Кати на душе становилось тревожнее, несмотря на успехи в съёмках и хорошее к ней отношения со стороны коллектива. Она собрала волю в кулак и не давала себе расклеиться. Ухаживания ирландца в известной степени ей были приятны, но она сохраняла нужную дистанцию.
Съёмки закончились, далее предстоит монтаж и Катя спешит «домой» со скверным предчувствием. Никто в аэропорту её не встретил, хотя два дня назад о своём вылете сообщила Алессандро. Ничего в его голосе предосудительного она не почувствовала: проект удался, а неловкое поведение ирландца разве можно принимать всерьёз?

продолжение следует на http://megdan.ru/blogs/pendzher-km-sveta/kapkan-sudby-chast-3.html
0 Курлиец #
27 декабря 2020 в 11:38 → Капкан судьбы. Новелла

Милан

По какой-то неизвестной причине Кате не хотелось лишний раз досаждать Нине и не стала ей сообщать об отлете-ведь они всё детально обговорили и Нина подъедет её встречать по расписанию.
Самолёт пошёл на снижение. Потом подали трап и пассажиры двинулись по галерее перехода в здание аэровокзала. Увидев толпящихся за стеклянными перегородками, встречающих, Катя стала вглядываться, надеясь увидеть Нину. Ведь, она должна была быть в первом ряду. Но вот Катя уже прошла в зал, а Нины всё не было. Наконец пассажиры разбрелись, зал ожидания опустел и Катя оказалась одна. На звонки Нина не отвечала и абонемент был недоступен. Это было странным и Катя почувствовала банальный страх. Её одинокий чемодан сиротливо ожидал её возле багажного конвейера рядом с грузчиком, который вежливо, но с недоумением вручил его женщине, стоящей с растерянным видом.
Катя машинально взяла чемодан и двинулась: сначала в общий зал, где сновали пассажиры со всех краёв мира, потом немного освоившись, Катя нашла укромный уголок на втором этаже, села и стала думать. Деньги на обратную дорогу в Софию у неё есть. Но что будет дальше? Звонить Алёше и возвращаться домой? А как же многообещающее начало новой жизни в Варне?
Кате вдруг вспомнился забавный ухажер-толстячок и их столь неожиданно прерванный курортный романчик. Жора, как он себя представил, был из Винницы, работал диспетчером на транспортном предприятии, хорошо зарабатывал, но год назад от лейкемии умерла его жена. У них двое сыновей, но они уехали в Польшу. В тот вечер, когда они пели песни на берегу моря, Жора признался Кате в горячей любви и, узнав зачем она приехала в Болгарию, стал предлагать ей совместную жизнь. Дал ей адрес, телефоны…Так что…есть варианты.
Незадачливая учительница даже чуть улыбнулась. Однако объявления диктора вернуло её к реальности и она стала прислушиваться к окружающим звукам, обрывкам разговоров, проходящих пассажиров и с радостью услышала и русскую речь. Значит, в крайнем случае, есть с кем посоветоваться, а с Ниной, может быть, что-то срочное произошло и она подъедет попозже. Главное не паниковать и надеяться.
Катя подошла к ближайшей барной стойке и заказала себе кофе и кифлу. Надписи и названия везде или совпадали или были похожими на румынские.
Черт побери! Не всё так безнадёжно и Катя даже обменялась на румынском с английскими словами напополам репликами с барменом и объяснила ситуацию, в которой оказалась. Бармен проникся сочувствием и даже согласился понаблюдать за чемоданом. Катя же стала знакомиться с аэровокзалом, вчитываться во всякие вывески и разглядывала сувениры в бутиках. Но время шло, а Нины всё не было. Понятно, что сейчас такие пробки везде, что можно запросто опоздать на несколько часов, но и звонка нет.
Возвращаясь из очередной прогулки по аэровокзалу, Катя увидела издалека, что бармен ей машет призывно рукой. Когда она взволновано подошла, он, покопавшись в смартфоне, подал его ей. Информация на английском языке сообщала об, случившихся на сегодняшний день, автоавариях с иностранными гражданами и с просьбой к посольствам и консульствам помочь своим согражданам попавшим в беду. Далее прилагался список пострадавших и Катя увидела: Nina Cara Bulgaria…
Боже! Еще этого не хватало! Перед отъездом она была у родителей Нины. Её мама плакала: зять спивается. Работает сторожем и всю ночь пьет с такими же алкашами. Денег едва хватает на дрова и уголь. Двое внуков: 10-летний Артём и 12-летняя Оксана пытаются ухаживать за дедушкой с бабушкой, но безденежье их подкашивает. Все деньги, присылаемые матерью уходят на одежду, еду, свет и лекарства.
А что теперь будет, если с Ниной случилось такое несчастье? Наверняка машину свою разбила и может сама покалеченная. Расстроенная Катя села возле своего чемодана и больше не вставала. Так наступил поздний вечер и она незаметно уснула в обнимку с чемоданом.

Сквозь сон она слышит: Сеньорина, сеньорина! Она видит озабоченное лицо бармена и догадывается, что он её будит. Далее она начинает понимать сквозь поток английских и итальянских слов, что смена у бармена закончилась и он может её подбросить в больницу, где поместили Нину и что он этот адрес узнал в болгарском посольстве.
Катя некоторое время приходила в себя, затем стала осмысливать предложение и решила, что Нину она должна увидеть по-любому. А там- будь, что будет.
Ехать пришлось утомительно долго, как раз, из-за пробок. Поток автомобилей, несмотря на столь поздний час, был просто огромен и Катя никогда не видела столько огней. Думала только о Нине и почти не разговаривала с барменом, который бурчал про себя, видимо, проклиная прелести мегаполисной жизни.
Наконец они свернули в боковую улицу и оказались возле старинного здания с колоннами. Это была травматологическая клиника.
В приёмном отделении бармен стал объяснять ситуацию, время от времени показывая на опечаленную Катю. Наконец, сестра согласилась и подав халат, повела Катю за собой по длинному коридору.
Нина лежала вся окутанная шлангами, проводами, бинтами и только черные глаза могли что-то сказать. Сначала они застыли в напряжении, затем округлились и появились слёзы. Катя тоже заплакала. Догадливая сестра вытащила из кармана блокнотик с ручкой и осторожно подсунула их под Нинину, пожелтевшую руку. С огромным напряжением и с перерывами Нина что-то начеркала и закрыла глаза.
Сестра вырвала листок из блокнота, подала его Кате и они вышли.
В приёмной бармена уже не было и сестра объяснила, что вызовет такси и её отвезут по адресу на листке. Кто там живет сестра не знала.
Деваться было некуда и Катя стала ждать такси , стоя на крыльце больницы. Вот, подъехало жёлтое авто с надписью «taxi» и Катя молча подала листок с адресом. Шофёр понимающе кивнул, затащил чемодан в багажник и они поехали сквозь огни громадного города в неизвестно куда.
Ехать пришлось долго и за город. Было очень темно и ничего вокруг не видно. Похоже, что здесь располагались особняки, и возле красивой ограды одного из них такси остановилось. Катя показала две купюры по двадцать евро. Таксист взял одну из них и козырнул на прощание.
Катя подошла к воротам. Сквозь их решетчатый орнамент были видны светящиеся в глубине окна и на сердце у Кати немного отлегло. Она нажала кнопочку звонка. В окнах мелькнули тени, затем хлопнула дверь и послышались приближающиеся шаги.
Это была средних лет женщина. Она опасливо глянула сквозь решетку и затем, отперев калитку, вопросительно глянула на странную гостью с чемоданом. Катя по-английски сказала, что она приехала к Нине Кара. Женщина на миг смутилась, но потом решительно поманила Катю следовать за собой.
Когда они вошли в прихожую здания, там находились двое молодых парень и девушка, явно артистического вида и старушка, сидящая в каталке. Женщина представила Катю. Молодые переглянулись, старушка еще больше поникла головой и что-то прошептала. Женщина сделала Кате знак сесть и ждать, а сама куда-то вышла. Через несколько минут она вернулась в сопровождении красивого, статного мужчины балканской внешности. Он уверенно подошёл к Кате и заговорил по-болгарски, но с заметными диалектными отклонениями. Он сообщил, что Нина приглашала её на работу в дом хозяев, которые живут в другом районе. Но поскольку с нею случилось несчастье, то здешние хозяева, и он кивнул в сторону молодой парочки, согласны принять её на работу на место Нины до тех пор, пока её не выпишут из больницы. У Нины со страховками всё в порядке и если будет нужно, то хозяева помогут и финансово. Если Катя согласна, то с нею будет сейчас же оформлен контракт, потому что утром хозяева уезжают на гастроли.
Катя, естественно, согласилась и они приступили к оформлению нужных бумаг, после чего хозяева с видимым облегчением уехали. Красивый мужчина сначала показал, где будет её комната и пригласил на кухню поужинать и даже отметить её трудоустройство.
Это было так уместно, что измученная, свалившимися треволнениями, Катя была так благодарна этому человеку, что была готова чисто по-человечески его обнять и расцеловать. Звали его Звонко и он был македонцем. Здесь исполнял обязанности домоправителя. Ему 57 лет и он живет с сыном Ромео. Жена его бросила в прошлом году и вернулась на родину. Ромео возвращаться, точнее, ехать в незнакомую балканскую провинцию категорически отказался. Он играл за подростковую команду «Интера» и у него были виды на футбольную карьеру.

Новая жизнь

На следующий день, с утра Катя со смешанными чувствами рассматривала в окно необыкновенный, чудесный пейзаж вокруг особняка и никак не могла взять в толк, что всё случившееся никакой не сон. И это подтвердил, вошедший без предупреждения, Звонко. Он стал знакомить Катю с её служебными обязанностями домработницы и стал показывать что где находится. Кроме этого он сообщил, что будет её учителем итальянского языка по совместительству.
Уже через несколько дней Катя поняла, почему жена Звонко его бросила. Быть женой красавца, на которого заглядываются даже местные аристократки и он этим вниманием не пренебрегал, было просто невыносимо. Его жена, сельская женщина из строгой, албанской семьи такую жизнь не воспринимала. Звонко , в первое же воскресенье сводил Катю в местный ресторанчик, где она воочию убедилась, как на него пялятся посетительницы и когда он довольно нахально предложил ей быть «наложницей», Катя, удивляясь сама себе, ответила, что рассмотрит этот вариант.
Спустя десяток дней она перебралась жить в его апартаменты в одном крыле особняка. Там же она по кое-каким признакам определила, что и Нина была «наложницей» и это, мол, специфика служебного положения. Зато уроки итальянского языка при таком положении проходили гораздо успешнее. Регулярно они ездили в больницу к Нине и по её глазам Катя видела, что одноклассница всё понимает и такова уж её судьба. Но Катя на свою судьбу уже совсем не серчала и даже наоборот. Вскоре она познакомилась и с Ромео, который её полюбил, как родную мать. Катя готовила всякие вкусняшки к его еженедельному приезду из футбольного интерната и Ромео был счастлив. Но в отношении к отцу Ромео допускал некую странную снисходительность, словно они поменялись семейными ролями. В присутствии сына Звонко чаще помалкивал и , как - будто, и побаивался. Видимо, эротические увлечения отца, приближающегося к пенсионному возрасту, в глазах сына выглядели неуместной бравадой, хотя Звонко и особенно не старался. Просто так выходит.
Через полгода возникла неловкость: Нину из больницы выписывали и она или должна была вернуться на старое место работы, или искать новое. Состоялся «семейный» совет, на котором Ромео категорически настаивал на статус-кво. Катя готовилась устроиться на новом месте: она уже сносно говорила по-итальянски и узнала особенности местной жизни. В конце концов Звонко, как начальник, подвёл итог, заявив, что как скажет Нина, так и будет. И он уехал забирать Нину из больницы.
Вернулся он один и грустным. Как только он увиделся с Ниной, она ему сразу сказала, что обо всём договорилась с другими хозяевами и ехать следует прямо к ним. Звонко так и сделал, но всю дорогу они молчали, как будто совсем незнакомые.
Кате также стало не по себе: великодушие это замечательное качество её верной со школы подруги, но это было уже чрезмерной жертвой. Катя не сомневалась. Что Нина любит Звонко и её дальнейшая работа будет каторгой. Что же теперь должна предпринять она, Катя? Всё ужасно запуталось и несколько дней Катя ходила сама не своя и даже перебралась в «свою» комнату. Она даже съездила к подруге, где они поплакали, одновременно проклиная и восхваляя новые времена.
Но одна беда часто тянет за собой другую. И однажды Катя обнаружила, что Звонко дома не ночевал. Сначала она, чисто по-женски, вообразила себе одно, однако к обеду к их усадьбе подъехали полицейские. Они предъявили ордер на обыск Звонко Мирковски и обвинялся македонец в соучастии торговлей наркотиками.
Полицейские ничего не нашли, но Звонко не отпускали, свидание не разрешали и через месяц его осудили на пять лет тюрьмы. Катя с Ромео были на суде, видели своего любимого человека и не стесняясь плакали. Ромео определили в пансионат, где он мог закончить школу, а Катя потеряла всякий интерес ко всему и выполняла свои обязанности как во сне. Приезжала Нина, снова спасая подружку, выпили, но что делать? Вдруг всё стало бессмысленным в этой чужой стороне В конце концов, Катя решила доработать контракт и уехать домой, в Тараклию.
Но у судьбы свои планы. Внезапно один за другим покинули сей мир, поднадзорные ей, старики. Прибывшие на похороны, хозяева-артисты объявили, что они перебираются в Англию и усадьбу продают. Чтобы Катя не пострадала, они договорились со знакомым адмиралом в отставке, что Катя доработает свой контракт у него в загородном доме, куда он наезжает однако редко со своими товарищами генералами-сослуживцами, но там есть садовник.
Катя безучастно собрала свой чемодан и её повезли на новое место, куда-то к морю.

Адмирал

Адмиральская, белоснежная вилла была окружена огромным парком из красивых, экзотичных деревьев, а к морю вела мраморная лестница. Но Кате было не до здешней красоты. Она выслушала наставления садовника, расположилась в указанной комнате и стала ждать. Чего? Никто не знал что на уме у хозяина и когда он будет.
Катя приказала себе не раскисать, а приступить к целенаправленному потреблению местных природных достопримечательностей. В конце концов, она прожила здесь более полугода и ничего итальянского не видела. С утра она спускалась по лестнице к морю, где была уютная бухточка с мелким, белым песочком. Время было осеннее, но вода еще была тёплой и чистой…
Поплавав, Катя отсыхала, прогуливаясь по камням, потом возвращалась, пила на веранде кофе и пробовала читать итальянские романы из огромной библиотеки. Со стены на неё смотрели всякие, мужественные лица военных мужчин, но кто из них её хозяин, представления не имела, а шарить по местам, где можно было уточнить, она не решалась, да и не было нужды. После Звонко все мужчины для неё были одинаково пресны и скучны, как, например, этот же садовник.
Но однажды, находясь внизу у пляжа, Катя услышала хор голосов, звуки моторов, лай псов со стороны виллы. Собрав свои манатки, Катя стремглав помчалась наверх. И о, боже! Всё пространство перед виллой было занято джипами, какими-то тюками, рюкзаками, а среди них с десяток крикливых мужчин в униформе.
Но мужчины тоже остолбенели: перед ними вдруг возникла почти голая и красивая женщина-словно Афродита из морской пены.
Кате надо было добраться до входной двери, но это было почти невозможно, и она стояла-вся такая растерянная и прекрасная. Неизвестно чем бы эта немая сцена закончилась, если бы на балконе над дверью не явился крупный мужчина, похожий на Марлена Брандо. Он тоже слегка замялся, но тут же приказал расчистить дорогу даме. Военные мужчины бросились исполнять команду, и Катя промчалась по коридору в дом. Это была картина достойная Голливуда и хозяин, тот самый М. Брандо, был очень доволен. Больше всего он обожал удивлять своих товарищей, генералов в отставке, этакими шокирующими экспромтами. Но тут он даже сам был крайне возбужден и заинтригован случившимся. Для приличия он выждал, когда Катя оденется и подошёл к двери её комнаты. Вежливо постучал, дождался ответа и вошёл. Теперь настал черёд Кате смущаться.
Уж каков Звонко мачо, но перед этим господином он потерялся бы. Катя догадалась, что это её хозяин, тот самый адмирал в отставке. Она впервые видела живого адмирала и такого холенного, аристократического человека. Даже в кино таких увидеть невозможно, потому что артисты, ведь, не аристократы.
От властного взгляда карих глаз этого военного человека, домработница невольно присела на кровать среди разбросанного, пляжного тряпья. На суровом лице тенью мелькнула улыбка, но голос прозвучал начальнический:
- Так вы, значит, наша хозяйка ?
Катя кивнула, робко улыбнувшись.
- Вы говорите по-итальянски?
Катя снова кивнула.
-А вы, вообще, говорите?
- Si
- Ну, хорошо. Тогда следуйте за мной и получите задание.
Адмирал вышел из комнаты и Катя поспешила за ним в сторону кухни.
- Сейчас мы отправляемся в море рыбачить. Вернемся часа через три. Вам следует приготовить ужин на десять голодных, морских волков. Меню можете составить сами. Я вам только покажу наши съестные запасы. Адмирал подвёл её к холодильному шкафу и стал раскрывать дверца на разных уровнях.
- Здесь выберете всё, что вам подойдёт. Мы люди не привередливые и будем достаточно голодны.
Всё это время Катя почему-то избегала смотреть хозяину виллы в глаза, словно нашкодившая восьмиклассница перед директором школы. Странная робость овладела ею и еще долго она не могла прийти в себя. И лишь, когда раздался грохот двигателей и из-за скалы возле её пляжного местечка стал выплывать огромный, прогулочный катер, по которому продолжали суетиться эти странные, непоседливые генералы, только тогда к Кате вернулось самообладание.
Она уже знала что приготовить. К старикам время от времени наведывались их соседи, и Катя выучила вкусы местных жителей, а они всегда с интересом пробовали что-нибудь из болгарских блюд. И чаще всего, это было единственным поводом для разговора за столом и с нею.
Катя вытащила две огромные индюшки, чуть прихваченные холодом. Она их испечёт, заполнив булгуром. Гарниром будет жаренный перец с бессарабским помидорно-чесночным соусом и, конечно, маслины. В качестве экзотики Катя сварит борщ-чорба, приближенный к московской солянке, которую она обожала и с которой познакомилась, работая на даче у каких-то азербайджанцев, владельцев ресторана, откуда они и привозили еду для рабочих. И, наконец, фирменная баница, которую непременно похваливали гости стариков. Они удивлялись какое у баницы тонкое тесто- словно пергамент. Конечно. В магазине такого не сыскать- Катя его сама раскатывала. Спасибо бабушке, бог да я прости. Она занималась воспитанием внучки в самых добрых, патриархальных традициях. Иногда на этой почве они даже переругивались с матерью, колхозной бухгалтершой.
Но бабушка стояла на своём и уже с 10 лет Катя готовила, шила, плела, ухаживала зимой за овцами, а с весны за цыплятами, утятами, гусятами.
- Ты не смотри на этих вертихвосток,- говорила бабушка ворчливо, после ухода её школьных подруг,- семья держится на женщине-хозяйке.
Но с семьёй у Кати не заладилось. Она очень любила свою учительскую работу, а времени на домашний быт оставалось мало. Её свекровь, в отличие от бабушки, внучкой не очень занималась и всё по дому предпочитала делать сама. Зато дочка Тоня ходила в музыкалку, пела в ансамбле, танцевала и играла в волейбол. Как у дочки сложится жизнь, Катя, разумеется не знала и даже не задумывалась. Она всегда думала о предстоящих уроках и планах к ним.
За добросовестный. Учительский труд Екатерину Ивановну Кочеву уважали и начальство, и родители, и ученики. Не было случая, чтобы её выпускники проваливали экзамены по математике, а один из её учеников, вообще, сдавал экстерном и в 15 лет уехал в Москву, а потом в США. Его случайно обнаружили инспекторы РОНО в одном крохотном селении района. Этот вундеркинд помогал решать задачи старшим восьмиклассникам, учась в шестом классе.

Случай

Всё было готово к ужину. Кате неожиданно пришла мысль и себя привести в более приличествующий вид, чем у служанки. Всё-таки, быть единственной женщиной, да еще и молодой, симпатичной в компании десятка разгоряченных мужчин, хоть и в возрасте, было делом ответственным. И не прогадала.
Вновь послышалось завывание катера и через некоторое время громкие голоса, топот- словно здание виллы атаковано спецназом. А вот и захватчики: они тащили два ящика с трепыхающейся рыбой, раскрасневшиеся и довольные, как дети, которые незаметно вышли на пенсию. За время их службы никаких больших войн не было благодаря Советскому Союзу, а затем сама рухнула и, пугающая их, Красная империя. И, кажется, навсегда. Европейские генералы-ветераны ощутили себя победителями великого зла, исходившего из сумрачных просторов Тартарии.
Потом «спецназ» принимал душ, переодевался и один за другим стали появляться в столовой удачливые рыбаки, где их встречала нечто среднее между стюардессой и официанткой престижного ресторана. Это тут же послужило поводом для множества комплиментов, как в адрес Кати, так и роскошного стола.
Адмирал привычно командовал парадом и пир разгорелся необычайный. Даже раскрыли все окна, чтобы легкий, вечерний бриз остужал сотрапезников. Начались типичные, мужские разговоры на военно-политические темы и Катя стала понемногу прибирать, освобождающуюся посуду.
Всё получилось прекрасно, и к полуночи сотрапезники стали расползаться по комнатам. Катя уже вытирала обширный стол, когда вошёл хозяин. У Кати снова ёкнуло сердце и появилась слабость в ногах. Но она переборола себя, мило улыбнулась и продолжила наводить чистоту. Адмирал же, сел на своё привычное место во главе стола и жестом поманил Катю сесть рядом.
- Ну, вот,- мягче изрёк хозяин, -пришло время нам знакомиться. Как же вас величают?
-Катя.
- Во, как ! Екатерина! Так звали мою бабушку. Она, между прочим, родом из Одессы. И я даже немного понимаю по-русски. Например, здравствуйте…я вас люблю…
Катя почему-то зарделась, но адмирал, вроде, этого не заметил.
- Вас мне рекомендовали, известные в Италии, музыканты. Но они очень спешили и ничего толком о вас мне не сообщили. Теперь в этом и нет необходимости, потому что вы предстали передо мной и моими товарищами в самом лучшем виде. Сейчас уже поздно. Формальными процедурами трудоустройства займёмся завтра. Но может у вас есть какие-нибудь вопросы ко мне? А зовут меня Алессандро Боккети.
- Есть вопрос. Может ли ко мне приезжать мой…, Катя вдруг замялась, - мой приёмный сын…и подруга ?
Адмирал испытывающе всмотрелся Кате в глаза.
-Приёмный сын? Это как ?
- Простите. Я не смогла подобрать правильное слово…У старых хозяев я подружилась с сыном домоправителя-эмигранта. Я помогала ему уроками математики…
- Так вы учительница?
- Да.
- И что же?
- Мать Ромео вернулась на родину и он…в общем, он стал ко мне относиться, как к родной матери…А теперь звонит и просит разрешения видеться со мной.
- А его отец? Он тоже считает вас родной матерью?, - в голосе адмирала сквознули подозрительность и раздражение.
Вот, странно. Уж этого Катя никак не ожидала.
- Его отец в тюрьме.
- И давно его заключили?
- Нет. Совсем недавно. Месяц назад.
- Вот как. А вы когда приехали в Италию и стали работать у музыкантов?
- В июне.
- Значит полгода отец вашего… «приёмного сына» был еще на свободе.
- Да. Он был управляющим дома.
- И вы с ним жили ?
Такой бестактности Катя никак не ожидала от, казалось бы, аристократического человека. Какое ему дело до этого? Катя подчёркнуто сухо ответила:
-Да.
Адмирал неожиданно встал. Он явно был чем-то расстроен, а домработница обозвала себя дурой набитой и от досады чуть не разревелась. Ну, кто её дергал за язык и спешить с этим вопросом?
- Спокойной ночи, - сказал адмирал уставшим голосом и Катя впервые почувствовала, что этому бравому мужчине много лет. Во всяком случае, за семьдесят, хотя и выглядел временами не старше Звонко. Всю ночь Катя себя терзала за неуместную болтливость и теперь неизвестно, как продолжится её трудовая деятельность.
продолжение http://megdan.ru/blogs/pendzher-km-sveta/kapkan-sudby-chast-2.html
0 Роси Златева #
15 декабря 2020 в 01:01 → Болгарская миссия. ессе
Благодаря!
0 Курлиец #
4 декабря 2020 в 11:13 → "Великите пости" А. Чехов

Влюбеният шаран.

Както да ни е, но единственният шаран, обитаващ язовира край дачата на генерал Панталыкин, изгубва акъла си, като се влюбва в Соня Мамочкина. Впрочем какво е странното?
Нали лермонтовският демон обиква Тамара, лебедът Леда и дали не се случва, че канцеляристите да се влюбват в дъщерите на техните началници ?
Ката дзаран, когато Соня Мамочкина дохождаше с леля си да се къпят, влюбеният шаран плуваше край брега и ги наблюдаваше.
От близкото разположение на литейния завод водата в язовира отколе става кафява, но все пак, шаранът виждаше всичко. Той виждаше как по лазурното небе сноват белите облаци и птици, как се събличат дачниците, как от близките храсти надничат хлапаците, как дебелата леля, преди да се потопи в водата, доста време седеше на камъка и самодоволно галяйки месата си, говореше: « И на кого аз приличам такава дебелана ? Дори ми е страшно да се поглеждам!»
Сваляйки горното облекло, Соня Мамочкина се хвърля в водата, плаваше, стискайше се от студенината, а шаранът тутакси я наближи и започна да я целува жадно по краченцата, раменете, врата…
Изкъпвайки се, дачниците връщат се вкъщи да пият чай със сладкиши, а шаранът самотно плаваше, обикаляше големия язовир и мислише:
- Разбира се, не може и да се надявам за някаква взаимност. Може ли тя, хубавицата, да обикне мен, шаранът? Не! Хиляди пъти не! Не се залъгвай с тези блянове, презрени шаранчо! Те остава само един изход- смъртта. Но как да се умре? Пищове и фосфорни клечки в язовира няма. За нашият брат-шараните възможен е само един колай - щуката.Имаше нявга си в язовира една щука, ама и тя издъхна от скука. О! Колкова съм несретен!
И като се зарови в тинята, младият песимист започва там да пише дневник.
Веднъж, през икиндия Соня и леля й седяха на язовирския бряг на риболов. Шаранът плаваше между поплавките без да откъсва погледа от любимата си. И тук през акъла му светна идея.
-Ще умра от нейната ръка !,- помисли шаранът и весело заиграва с перките.
О! Това ще е чудесно, сладка смърт!
Той решително, леко пребледнял, наближава риболовната кукичка на Соня и я налапва.
- Соня! Кълве, ма!, - извика стреснато леля й. Кълве, кълве…миличката ми! Въх !
Соня пъргаво подскача и дръпва яко въдицата. Нещо златисто блясна в въздуха и плясна се в кафявата вода на язовира, оставяйки подир себе си вълнителни кръгове.
- Тю-ю! Изтърва се!-изкряскват и двете дачници.
- Изтърва се! Оф, миличката ми!
Поглеждат кукичката и виждат рибена устна.
-Въх, миличката ми. Не трябваше тъй силно да опъваш. Сега горката рибка остана без устна!

Като се изтърва от въдицата, нашият герой е зашамаден и дълго не разбираше какво става с него, но сетне, когато се угаде, той изстена:
- Пак да се живее?! Пак! О, тази орис!
Забелязвайки, че е останал без долната бърна, шаранът още повече побелява , започва захласнато да се смее…и полудява.
Обаче аз се страхувам да не се изложа пред сериозните читатели с историята на такова никакво и неинтересно същество, като шаранът. Но от другата страна, какво е в тази история странното?
Нали има дами, които в дебелите журнали описват всякакви никому не нужни рибки или охлюве. Аз пък, подражавам на дамите и, може би, съм също дама, но се крия под мъжки псевдоним.
И така. Шаранът полудя. Несретникът е жив и досега. Шараните май обичат да ги пържат с каймак, но моят герой обича вече всякаква смрът.
Соня се омъжва за комшията аптекара, а леля й заминава за Липецк при своята сестра. И тук няма нищо чудно. Сестра й има шест деца и всичките обичат леля си.
Но сетне. На литейният завод служи инженер Крысин. Той, както е известно, има племенник Иван, който пише стихове и с настървение ги печата във всичките журнали и вестници.
Веднъж, през пладненският пек, минавайки покрай язовира, на поета му хрумва да се изкъпи. Той се съблича и гмурка в хладната водичка.
Лудият шаран го обърква със Соня Мамочкина и залепвайки се към Иван, нежно го целува по гърба. Обаче целувката е била фатална: шаранът заразява поета с пустия песимизъм.
Без да подозира нещо, поетът излиза от водата и започвайки също взахласт да се кикоти, се връща вкъщи.
После той заминава за Петербург, посетява редакциите и заразява с песимизъм навсякъде познатите му поети. И оттогава нашите поети пишат саде такива стихове.
0 Галина #
Мне понравилось ,..хотя в наше время говорят что мы живём на территории Румынии ...а Румыния на территории Молдавии .. почему нет правдивой истории ??? Прочитав эту статью мне стало понятно что здесь жили мои предки и я горжусь что живу здесь ...а наш новый президент хочет отдать Молдавию Румынии ((( очень жаль что нет истории нашего края