Предисловие к настоящей войне. ессе

+1
Голосов: 1

247

Предисловие к настоящей войне. ессе

Весной 2012 года мне исполнилось 60 лет. В этот момент я работал на стройке в Одессе, как раз, получил зарплату и вдруг мне пришла в голову мысль сделать себе подарок. Поскольку я одинаково увлекался путешествиями и обществоведением и, тем более, в такой исторический, перестроечный момент, то в качестве подарка себе я придумал совершить хадж в Галицию и на месте разобраться почему оттуда исходят наиболее антисоветские инициативы и украинская, националистическая риторика.
Я и сам был участником болгарских, национальных манифестаций, когда еще был СССР, а украинские националисты из «Рух» приезжали в Болград и Одессу разбираться с нами.
Уже тогда руховцы откровенно «грузили» бессарабцев: болгар, молдаван, гагаузов и предупреждали, что не допустят никаких культурных автономий и чтобы мы это зарубили себе на носу.
Это было очень странно и подозрительно, и когда Советский Союз распался, то перечить руховцам и их наследникам уже было небезопасным занятием.
Как оказалось, билет на поезд до Киева стоил «копейки», если иметь ввиду, что в Молдавии поезд, как вид транспорта, вообще, отменили и даже до Кишинева добираться на маршрутках удовольствия нет никакого, и лишь вынужденные поездки в республиканскую больницу вынуждало жителей Буджака ездить туда.
А поезд в Киев был переполнен людьми, совершающими хадж Киево-Печерскую лавру и выглядели они очень необычно во времена всеобщего беспредела. У них было характерное выражение постной смиренности и с отчужденным, потусторонним взглядом на жизнь. Всю ночь они, сгрудившись, страстно обсуждали богословские абзацы и странные похождения Исуса Христа в пустынных местах Палестины. За разъяснениями наиболее спорных моментов они обращались к своему руководителю, сорокалетнему, крупнотелому пастору в черной рясе. Пастор явно обхаживал одну из верующих дев, но обстановка, окружение, теснота и статус не позволяли ему отвлекаться на более природное и приятное занятие, также дарованное Богом. Он с благостной улыбкой подходил и разъяснял суть и символику библейских и евангельских эпизодов , тайный смысл в речах пророков, переходя от одной группы экзальтированных женщин к другой. Мужчин среди них я не видел.

Киев- мать городов русских?

Наконец, ночь кончилась, и мы прибыли на киевский вокзал. Я никогда не был в Киеве и не имел ни малейшего представления об этом знаменитом городе и к тому же «матери городов русских». Естественно, что я сразу же поехал в сердце Киева-на майдан.
Поскольку в годы перестройки я работал месяцами в Питере, Москве, Одессе и наблюдал хаотичный и не совсем разумный «гипсокартонный» новострой, разрытые улицы, нашествия всяких барахолок, ларьков и павильонов-всех этих спутников, свалившегося на наши головы рыночного, дикого капитализма, то приготовился увидеть это и здесь.
Однако, я сначала был приятно удивлён отсутствием всего этого , а потом обнаружил, что центр Киева по своему градостроительному замыслу не только абсолютно не похож на имперские центры Питера и Москвы, но и подкупает всей целесообразностью и расположением культовых и государственных зданий. Среди них чувствуешь себя вполне уютно, везде можно и хочется посидеть, спокойно поразмышлять и полюбоваться видами зданий, составляющих архитектурный ансамбль украинской столицы.
Ничего подобного на Красной или Сенатской площади не ощущается. На них вы себя чувствуете явным пришельцем, онемевшим перед красными стенами, башнями Кремля со стражей или холодными, бело-голубыми колонами Зимнего дворца-символами императорского величия. Вы там в центре Империи: двухглавой, царской или краснозвездной, коммунистической. И одна и другая «не от мира сего». Смысл этих гособразований в идее, а не в низменном прагматизме.
На киевском майдане не появляется трепет перед государством: нет торжественных выездов вышестоящих чинов, местные чиновники передвигаются по майдану и улицам часто пешком и даже без галстуков и группами.
Далее, разглядывая дома ближайших улиц, у меня стало постепенно складываться впечатление чего-то заграничного, не советского. И чем дальше я бродил, тем чаще я должен был себя мысленно одёргивать и напоминать, что это Киев- столица бывшей советской Украины и никакая это не Вена или Краков, хотя я их видел только на картинках. Но почему-то у меня сложился вот такой, назойливый образ города, неуловимо связанный с городами священной римской империи. И позже я узнал, что это оказалось истиной, и что на Подоле до сих пор находят монеты. Киев, оказывается имел торговые и культурные связи с Европой в те времена, когда Московия пребывала в оцепенении ордынского правления московских князей, а затем и царства Ивана Грозного.
Тогда почему вдруг Киев-«мать городов русских» непонятно?
Как это часто случается, дело в переводах и «испорченном телефоне». Оказывается, в греческом источнике было написано, что Киев станет метрополией. Вот «метрополия» и есть дословно «мать городов», т.е столица. Князь Олег оставил Новгород и решил делать Киев столицей русских земель, а Святослав начал с того, что разбил «неразумных хазар» и очистил от них торговые пути между двумя Болгариями-на Волге и на Дунае. А к болгарам Святослав имел прямое отношение, как сын болгарской княжни Ольги. По этой причине он и хотел «сидеть на Дунае» , а не томиться в Киеве, всё же отдаленном от главной европейской артерии. Но тогдашняя болгарская знать, как и нынешняя, не желала союза с русскими и продолжила своё существование с византийцами и османами.
А собирателя русских земель убили по указанию Ватикана, потому что он мешал продвижению власти Рима на земли будущей России. Для этого продвижения на северо-восток филиал Ватикана, константинопольский Фенер, придумал проект «Всея Руси», т.е объединения всех русских княжеств с помощью распространения христианства «греческого образца», завёрнутого в болгарский фантик Тырновской школы.
А отправным пунктом этого завоевания стал Киев со своим будущим центром информационных технологий- Могилянской академией. Здесь готовились кадры, которые проникая в Московию, внушали местным «татарам» устроить нормальную церковную структуру-помощницу княжеского, а затем и царского самодержавия. В результате такого религиозно-культурного нашествия в России произошёл раскол, непреодолимый до сих пор: «Верхи» смотрят на запад, но не могут, а «низы» не хотят.
Советский проект попытался скрепить все русские земли, но оказался слишком грубым, насильственным и без учёта шкурных интересов жителей западных, кавказских и среднеазиатских пределов. Да и великороссов тоже.
Искренние русские коммунисты погибли в страшной революции и войнах
На Крещатике вовсю буйствовала весна и везде торговали, вновь открывшиеся после зимы, всякие кафешки, веранды и барчики. В советское время это было молодёжной, несбыточной мечтой. Чтобы попить, хотя бы пива в единственном приличном и доступном пивбаре на Калининском проспекте в Москве, надо было простоять в очереди пару часов. А очереди были миной замедленного действия под Советский Союз, потому что в очередях мы бурно обсуждали социально-экономические проблемы Советского Союза и неизменно приходили к выводу, что «систему надо менять». И когда М. Горбачёв объявил об этом, стало даже легче на душе. Но ненадолго. Стало ясно, что «Мишка меченный» законченный демагог и предатель.
Я также посетил Бессарабский базар и Киево-Печерскую лавру, где вновь повстречал своих ночных спутников. Они суетливой толпой семенили за своим пастырем, пребывая в восторженном, счастливом состоянии, понятное только влюбленным.
Я же отметил архитектурное изящество монастырских церквей и прекрасный вид на обмелевший Днепр.
Уже надвигался вечер и я поспешил на вокзал, чтобы ехать в загадочный город Львов.
Львов

Про Львов я знал только то, что там очаг бандеровщины и происходят парады дедушек, воевавших за освобождение Галиции от всех. Поскольку от хождений по Киеву я порядочно устал, то по прибытию во Львов, пришлось меня растолкать.
На вокзале ничего «западенского» не чувствовалось, и я немного посидел в зале ожиданий, чтобы привыкнуть, собраться с мыслями и наметить план своих похождений.
Я решил, что идти надо обязательно пешком прямо с вокзала, иначе можно пропустить что-то важное. И это «важное» обнаружилось за первым же поворотом.
Перед моим взором предстал огромный костел, но абсолютно неожиданный для этих мест. Это примерно, как приехать в Кишинев и прямо напротив вокзала увидать мечеть. Хотя это было бы замечательно, ведь Молдова на пороге Ориента.
А костел внушал что-то английско-шотландское.
Приблизившись к этому чуду зодчества, я с удивлением обнаружил, что оно откровенно запущено. И это было странным. Но было еще раннее утро и спросить было не у кого. Тогда я перешел дорогу, вошел во двор вокруг костела и заглянул в первое же доступное окно. Я увидел что-то, типа монастырской кельи, побеленной и без единого церковного атрибута.
Но вот я увидел первого прохожего. Это была интеллигентного вида женщина пенсионного возраста.
- Извините.. Я, вот, путешествую , впервые в вашем городе и у меня возник вопрос: почему этот замечательный костел здесь и почему запущенный ?
Оказалось, что из всех жителей Львова, я случайно обратился к женщине, которая помнила, как приезжала английская королева и по её указанию и в её честь был сооружен этот величественный памятник протестантского зодчества.
А когда пришли «русские», они ничего умнее придумать не могли, как сделать в костеле кондитерскую фабрику.
Одного этого факта было достаточно навсегда возненавидеть «русских» и их «советскую» власть.А главным «русским» на Украине в тот момент был известный троцкист Н. Хрущёв, который вопреки указанию И. Сталина, никак не мог угомониться.
Мы в школе тоже всегда смущали учителей вопросом: кто и почему закрыл нашу церковь в селе? Учителя что-то невнятное объясняли и становилось ясным, что имеет место какая-то жгучая тайна и её надо разгадать.
Женщина мне долго рассказывала о своей детской жизни в довоенном Львове, но меня прежде всего смущал факт посещения карпатской, польской провинции английской королевы. Что англичане здесь забыли? Или нашли ? Ах, да. Англичане надеялись, что после поражения гитлеровской Германии и изнеможения сталинского СССР, они сумеют организовать буфер «от моря до моря» и будут здесь пановать. А Галиция находится, как раз, в центре этой буферной зоны.
После разгрома Германии украинский национализм стал главным инструментом по демонтажу СССР. Благодаря Киму Филби все диверсионные группы, забрасываемые в Карпаты, успешно ликвидировались, но идеология украинского национализма, продвигаемая канадскими эмигрантами ,дала свои всходы и кровавый урожай уже в наши дни.
Далее началось самое интересное. Уже в центре, в старой, исторической части Львова, я вновь стал теряться. Я, вроде, приехал в украинский город Львов, но чувствовал я себя в Таллине. Не в Риге, не в Вильнюсе, а именно в Таллине, где я побывал в студенческие годы, путешествуя по Прибалтике и с такой же «разведывательной» целью.
Монументальность и аскетический облик суровых львовских костелов, площадь ими оформляемая, создавали характерный для средневековых городов Польши, ничего общего не имеющие с русскими городами и кремлями.
Украинская и русская речь мною воспринималась, как говор туристов, а не местных жителей. В старом городе невозможно быть неряшливым, недисциплинированным. Даже местный базарчик напоминал скорее выставку, чем банальный рынок.
Тем более, в этом средневековом городе странно выглядели вывески на кириллице и к тому же на украинской мове. Они и в Одессе совсем не вписываются на зданиях с парижскими чертами в пределах порто-франко, а тут, во Львове, вообще, выглядели чужеродными элементами. Можно себе представить, как здесь нелепо смотрелись красные транспаранты и лозунги с призывами «Слава КПСС». Однако этот призыв сменили плагиатски на «Слава Украине», а парады, марши, цензура и преследование инакомыслящих остались прежними. Вместо церквей валят памятники.
Как раз, на глаза попался книжный магазин. Дай, думаю, зайду.
В Питере, Москве и Одессе книжные магазины были для меня островками культурной жизни после изнурительной работы на стройке, где кроме матюков ни одного художественного или познавательного слова не услышишь, а половина рабочих, вообще говорить не могла…по - русски.
В книжных магазинах этих городов стали появляться множество книг на актуальные темы по истории, эзотерике, космогонии, которые приоткрывали окна в более обширный мир, чем тот, который нам представлялся из книг советской эпохи. Книги были дорогие, но можно было почитывать их стоя у стеллажей. Я даже приноровился «осваивать» толстые книги за час-другой, пока наиболее вредные продавщицы не прогоняли. Но это в Одессе, а в Питере и Москве разрешалось книги читать, как в публичной библиотеке: за столом и даже на диванах. Но на диване я засыпал.
Кроме этого, магазины заказывали издания модных авторов и даже организовывали с ними встречи. В общем, книжные магазины стали претерпевать большие изменения под воздействием «свободы слова», «рыночной экономики» и «либеральных ценностей». Но в России и Одессе. А во Львове оказалось всё по-старому: посетителей не было, полупустые стеллажи с биографиями и подвигами националистов, религиозные жития и художественные произведения украинских авторов на мове. И ни одной книги на русском языке.
Я достаточно знаком с писаниями о болгарских национальных героях, их биографиях и всё это по жанру напоминало жития святых христианских подвижников и мучеников. Например, Христо Ботев был заражен русским народничеством, революционностью и даже был знаком с Нечаевым. В итоге и В. Левски, и Х. Ботев отдали свои молодые жизни ради освобождения болгарского народа, которое и до сих пор не состоялось. А чего добиваются украинские националисты, тем более, непонятно.
Я даже заглянул в пивбар, где всё было по-европейски стильно, культурно и…скушно. Посетителей тоже не было.
Далее я себе позволил проехаться на поезде через Карпаты до знаменитой станции Чоп. По дороге разговаривал с попутчиками, и мы были единодушны, что вся эта затея с национальной обособленностью никакой рациональной логике не поддается и что начальство по-прежнему мается дурью. Достаточно посмотреть на лукавые физиономии Кучмы или «потрошителя» Кравчука.
Ехать в Ужгород мне расхотелось, я вернулся во Львов и оттуда доехал до Черновиц.
Город выглядел, как на рекламных картинках: чистый, дома свежеокрашенные, скверы ухоженные. Изюминка города- здание университета просто завораживало и заставляло преклониться перед зодчими, строителями минувшей эпохи умельцев и благородством советских генералов, не допустившими артобстрелов и бомбёжек при освобождении. Оно легло на плечи простых пехотинцев из Рязани, Калмыкии или Таджикистана.
Зато американцы и англичане с видимым садизмом закидали бомбами не только Дрезден, но и даже Софию. Она-то чем им досадила? Тем, что царь Борис водил за нос Риббентропа вместе с Черчилем?
После Киева, Львова и Черновиц прибытие в Кишинев напоминало возвращение в суровую реальность из сказочной страны. Было совсем раннее утро. По новым правилам автовокзал был закрыт, но была открыта полулегальная «точка», где толпились или лежали бомжи и бомжихи, а также случайные, ранние гости молдавской «матери городов». Везде кучи мусора, оставшиеся после дневного стихийного базара, бездомные собаки.

Одесса. Чёрная метка.

Прошло два года. Я снова работаю в Одессе и приближается 2 мая 2014 года. Некоторые мои коллеги из местных время от времени ездили в Киев майданить за 150 гривен. Никто всерьёз эти манифестации не воспринимал, а как очередную клоунаду марионеточных политиканов.
На Приморском бульваре, возле памятника Ришелье каждое воскресенье можно было потусоваться с украинскими интеллигентными националистами. Они отличались от тех, кто уже остервенело зиговал, и были образованными мужичками за пятьдесят. Меня поражала их политическая наивность, а они завидовали мне, как молдаванину, которому освободиться помогут румыны.
После изнурительной рабочей недели было очень здорово удалиться от стройки и углубиться в ранние, безлюдные и без машин, улицы исторической Одессы. Моим излюбленным и неизменным маршрутом передвижения были: улица Базарная до бани на Асташка, после бани-Тираспольская, сквер возле Николаевского собора, Дерибасовская, Греческая площадь, Александровский проспект, Куликово поле…
Каждое воскресенье я совершал это ритуальное шествие без малейших изменений.
Моя встреча с боевиками «Металлиста» должна была состояться на Греческой площади, недалеко от Болгарского центра. Там в подвальчике был интернет клуб и я туда заходил.
А с футбольными «болельщиками» я был знаком по Москве, имел возможность их наблюдать «изнутри» и у меня не было никаких сомнений, что это боевые дружины, также как отряды таджикских подметальщиков, выходивших по утрам стройными отрядами убирать мусор и бутылки после ночных оргий «русской» молодёжи. И однажды вместо метёлок им дадут в руки автоматы.
Когда «болельщики», наоравшись до одури на стадионе, выходили их встречал почётный караул ментов вплоть до платформы пригородных поездов. В вагонах, напуганные пассажиры, боялись поднять глаза от пола, чтобы случайно не разозлить орущих и скачущих дикарей, поддатых и уколотых. У каждой бригады был заводила, выкрикивающий кричалки или куплеты песенок. По прибытию на московский вокзал их снова встречал почётный караул и все турникеты раскрывали, чтобы обезумевшие «болельщики» их не разворотили. Но они всё равно умудрялись бросаться на стены перехода, визжать и грязно материться…
Второе место , где я мог бы на них нарваться, это Куликово поле, где я садился на трамвай и стояли палатки «русофилов» и на чьей стороне я бы оказался.
Но за неделю до 2 мая мне позвонила жена и с досадой сообщила, что насос гидрофора «сгорел» и надо бы его заменить. Я тут же собрался и уехал домой. Но только надумал ехать назад в Одессу, как началась снежная буря и трасса по Бессарабии стала непроходимой. Затем наступил Великден, и когда я уже собрался в Одессу, случилось то, что случилось…людей заживо сожгли, а Одесса-мама от страха потеряла своё лицо. И навсегда.
Стало ясно, что население Украины попало в заложники и в страшный замес…

Случай на Куликовом поле

С Куликовым полем у меня связан и другой, прямо мистический случай. Однажды, перебегая через сквер под накрапывающим дождём мимо книжных развалов, спешно укрываемых продавцами, я приблизился на выходе из сквера к худощавой, пожилой женщине, похожей на учительницу.
- Молодой человек! Пожалуйста, я вас умоляю…возьмите эти книги…бесплатно. Они слишком тяжелые, чтобы нести их домой, - и женщина указала на две толстые книги, завёрнутые в плёнку и лежащие на бетонном заборе. Это всё, что она надеялась продать.
Такое было время. На 7-й станции была будка, куда люди сносили книги ящиками. Прощание с культурой, которая казалась ненужной. Всё прошлое казалось ненужным, и ожидалось какое-то новое Солнце Жизни.
А мне зачем эти книги? Работаем дотемна и сразу отбой.
Дождь усилился, я схватил книги и помчался к трамваю. Женщина стояла под дождём и смотрела в мою сторону, словно она только что рассталась с щенками или котятами и хотела убедиться, что их не вышвырнули в первую же уличную урну.
В общаге я пихнул книги в рюкзак и забыл про них до момента отбытия домой. Одна из них-романы Новикова-Прибоя я оставил, а другую- «Успех» Фейхтвангера, всё-же, в последний момент запихал в рюкзак. Уже дома я стал её читать и поразился насколько положение Германии в 20-30 х годах было сходно с положением Украины в наши дни.
Чтобы сохранить своё положение и статус, германские «успешные» люди из числа бывших баронов и князей отдали немецкий народ в лапы мировых душманов. И далее всё было устроено с предельной подлостью и коварством: у Германии отняли Эльзас, Лотарингию, части Шлезвига и Восточной Пруссии. Германский «Донбасс»-Рур в качестве репарации временно отдан Франции. Немецкие солдаты- фронтовики, возмущенные предательствами в тылу, искали повод отомстить дельцам-воротилам , еврейским банкирам и коммунистам, пытавшихся установить советскую власть и своим интернационализмом разрушить немецкую нацию.
Будущий Адольф Гитлер, работая на стройке разнорабочим, возмущался жестокой эксплуатацией рабочих работодателями. Так оформилась идея национал-социализма и вооруженные отряды штурмовиков. Затем был «поджог рейхстага» и установление крайней, нацисткой идеологии и фашистского правления. Американские инвесторы занялись выгодной индустриализацией Германии. Всё чаще раздавались речи о реванше, возвращении аннексированных земель и, наконец, созрел план Барбаросса с походом «нах остен».
В рядах вермахта шли красноармейцы Власова, казаки Краснова и карпатские парни в дивизии с издевательским названием «Соловушка». Они шли освобождать свою родину от большевиков вместе с хорватскими усташами, которые специальными ножами, перерезали глотки 1,5 миллионам сербов, этнических собратьев. Но в Югославии никаких большевиков не было. А потом была украинско-польская Волынская резня и, наконец, 20 миллионов погибших мирных жителей европейской части СССР. Был самый настоящий геноцид русского народа. Да и немецкого тоже. «Белокурые бестии» миллионами погибали на фронте, а затем преследовались по всей планете. Немецкий дух германской нации навсегда угас.
А что сегодня? Сначала Россия заняла Херсонскую область, потом оставила ее, и вот сейчас там сажают людей в тюрьмы "за сотрудничество с оккупантами". Учительница как ходила в школу преподавать биологию, так и ходила, не закрывать же школу в селе. Ан нет, теперь она будет 15 лет сидеть в тюрьме за то, что рассказывала ребятам, с какой стороны аппендикс, где печенка... Что же происходит с людьми?! Какие бесы в нем вдруг всплывают и становятся руководителями нации?

Национализм- орудие глобалистов

Образованные люди знают, что классический национализм это идеология национальной буржуазии по оформлению границ местного рынка. Вдохновителями и проводниками национализма являются «родная» буржуазия и нанимаемая ими местная интеллигенция или чужеродная, , потому что интеллектуальный труд требовал нужной подготовки и жизни в городе. Они сочиняли гимны, стихи, историю, писали сказки. Весь 19 век проходил под девизом освобождения от феодальных, имперских оков и создания национальных государств. Однако это удалось совсем немногим европейским государствам, а остальные из-за недостатка людских и природных ресурсов были вынуждены в той или иной мере впадать в новую зависимость. А в конце 20 века начался новый этап капитализма- глобализация, и национализм полностью утратил свою рациональность. Транснациональные компании, с оборотом, превышающим бюджеты национальных государств принялись эти государства разметать, чтобы не мешали свободному передвижению товаров, рабочей силы и транспорта.
И вот на фоне такого объективного процесса в бывших советских республиках вспомнили о национализме. Это при том, что никакой «родной» буржуазии у них нет. Кто же тогда будет проводником национализма в отдельной взятой новой стране: Молдавии ли, Украины ли…? Откуда деньги, Зин?А кто за девушку платит, тот её и танцует.
Украинский национализм для меня нечто невразумительное, малопонятное и труднообъяснимое. Начнём с того, что такое украинец? Кто может дать точные критерии, по которым можно отличить среднестатистического украинца от еврея, поляка, русского, татарина, грека, молдаванина, болгарина, серба? Внешне украинец может быть похож на кого угодно. Говорить о том, что у украинцев существует единый антропологический тип, может только тот, кто ни разу не жил в самой Украине и не путешествовал по украинским городам и сёлам. Можно конечно провести обязательный для всех граждан Украины экзамен по украинскому языку, но в этом случае, истинными украинцами окажутся миллионы русских, поляков, евреев, которые гораздо лучше освоили литературный язык, нежели многие жители украинских сёл, традиционно говорящих на так называемом суржике. Тогда, что есть украинский национализм, если фактически невозможно отличить украинца от неукраинца? Кого можно отнести к представителю украинской нации, а кого нельзя, кто может быть украинским националистом, а кто нет?
Выходит,что местные националисты «танцуют» в пользу транснациональных корпораций. И всё бы ничего. Какая нам разница, кто будет давать работу, товары и смыслы? Уж совсем не хуже, чем красные комиссары…Так решили местные националисты, подзуживаемые бывшими «успешными» комсомольцами, райкомовцами.и «западными партнёрами».
Нет ничего, что нельзя купить за большие деньги. «… иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост, чтобы Господь Бог твой благословил тебя во всем, что делается руками твоими, на земле, в которую ты идешь, чтобы овладеть ею…»
Однако вышел облом. Русские не согласны на такой вариант библейской глобализации и с продвижением НАТО к Москве. И тогда началась война…
← Бабо, искам манджа! М. Слободенюк Общежитие за двама. Новела →

Комментарии 4