Капкан судьбы. Часть 5

0
Голосов: 0

267

Капкан судьбы. Часть 5

Шар планина

Распрощавшись с пивным аналитиком, Иван Мечков спешит в книжный магазин и покупает подробную карту Балканского региона и тут же, глянув в неё, удивился насколько аналитик хорошо знал эти края. Для бессарабского Фандорина здесь всё было терра инкогнито и совершенно запутано. Самым северным городом Албании, рядом с Косово, был Шкодер и по мысли Станислава, здесь должен жить Стёпа со своей «пропиской о не выезде», если, конечно, он жив и здравствует. Но выяснить всё до конца Мечков был настроен решительно.
Он позвонил жене Насте, всё объяснил и обещал вернуться через неделю. Теперь нужно было поразмыслить над тем в качестве кого он явится в этот разворошенный регион?
Решил, что будет корреспондентом газеты «Футбол». Купил цифровой фотоаппарат, рюкзак и последней марки смартфон. Долго думал как лететь: через Софию или Белград и склонился к болгарскому маршруту.
Прилетел в Софию к обеду. Почти уже летняя, майская погода в городе настроила Ивана на лирический лад и в Македонию он выехал лишь на третий день рейсовым автобусом до Охрида. В древний город Македонии автобус прибыл вечером. Всё в облике города веяло историей и неповторимым балканским колоритом , окрестным пейзажем с знаменитым озером. Здесь, прямо на берегу, Мечков находит гостиницу и номер с видом на озеро. Пару дней стоит посвятить знакомству с древним источником болгарской культуры.
Изучив расписание, Иван определил, что ему надо ехать в Призрен-наиболее подходящий для предполагаемого маршрута следования Степана.
В Македонии никаких языковых препятствий не было: бессарабец, в основном, всё понимал, а когда отвечал по-болгарски, то часто собеседники тоже переходили на литературный болгарский язык.
Ранним утром, когда прибыли в Призрен, оказавшийся маленьким городком в долине, то здесь готовились к каким-то торжествам, и еще с утра обозначилось движение транспорта, нарядных людей, музыкантов. Иван поинтересовался у шофёра, что происходит и как ему себя здесь вести. Шофёр оказался «в теме» и объяснил, что сегодня Джурджевден, наподобие Гергьовден. Этот праздник отмечают горане. Они, хоть и мусульмане, но потомки македонцев, чем близки и болгарам и сербам и, мол, Ивану с ними будет удобнее общаться, как русскому журналисту. Но в Призрене, в основном, живут албанцы, а ему лучше поехать в горы. Например, в села Зли поток, Брод или Рестелица. Обычно корреспонденты ездят в Рестелицу, потому что там и праздник готовят ярче, есть развалины старинного монастыря и известный писатель и певец Муртезан. Последнее Иван тут же записал.
К Рестелице вытянулся непрерывный караван автомобилей и даже конных упряжек, везущих, разнаряженных в национальные одежды, молодых людей. Всё походило на шикарный карнавал.
Ивана подобрала интернациональная компания, ехавшая в микроавтобусе. Вскоре Иван стал совсем своим, общаясь на английском, болгарском, русском. Подъехали к огромной лесной поляне на горном плато. Вся поляна была заполнена невообразимо пёстрой и нарядной толпой. Особенно выделялись женщины и девушки в народных одеяниях и золотых коронах- пендарах. Иван стал переходить от одной группы к другой, чередуя переход участием в хороводе, пока не пристал к кучке парней, колдовавших возле огромного чана с кипящей кавырмой. Они по очереди делились рассказами об искусстве изготовления этого замечательного блюда с изящной девушкой, явно европейской внешности. Разговор, как в таких случаях бывает, шёл на замысловатой смеси из нескольких языков. Мечков органично вписался в этот коллектив и вскоре разобрался в сути происходящего. Джурджевден –это день. когда на родину съезжаются местные парни-гастарбайтеры со всего мира с тем, чтобы в этот единственный день в году выбрать себе невесту или сыграть свадьбу. Этот такой своеобразный, этнический «нерест». После свадеб молодые булки, чаще всего, остаются дома, а мужья возвращаются в Европу.
Во время весёлого и многоязычного гомона, Иван вдруг несколько раз заметил напряженный взгляд в свою сторону одного из пожилых руководителей данного праздничного участка. Любопытства ради Иван поинтересовался у коллеги по разговору, кто этот человек и узнал, что это староста одного из сёл. Но самым неожиданным было внезапное появление этого старосты непосредственно возле Мечкова. Случайностью это явно не являлось и Иван вопросительно развернулся к подошедшему.
- Вие сте от Бесарабия?- это был прямой удар под дых. Иван похлопал глазами и кивнул головой.
- Да. Но как познахте това?
Теперь староста замялся и жестом предложил отодвинуться от костра с кавырмой.
- Лет десять назад в нашем селе побывал ваш земляк и я хорошо запомнил его говор, который разительно отличается от местных, балканских.
Мечков застыл, как борзая перед погоней за зайцем.
- А как этот мой земляк сюда умудрился попасть?
- Не знаю. Он работал несколько дней вон, на том ресторанчике.
- Жил он тоже на стройке?
- Нет. Он жил на квартире…Кстати, вон у того человека,- и староста показал пальцем на жизнерадостного, длинноволосого мужчину в национальной одежде, - он наш краевед, писатель и певец. Давай, я тебя с ним познакомлю.
Когда Мечков со старостой подошли, Муртезан только что освободился от целой группы фотографов.
- Ето…Запознай се. Наш човек…от Бесарабия.
Муртезан явно обрадовался.
- Однажды я знал одного бессарабца и он жил у меня на квартире. Но мы так мало с ним успели поговорить…он всё время был на работе. Я толком ничего о вас не узнал. А потом..я забыл, как его звали…
- Стёпа…Степан.
Краевед осёкся.
-Да…Вы его родственник?
- Почти. И я его разыскиваю.
- Его куда-то увезли в один день. Он даже не заехал за своими вещами.
Иван заметил, что староста незаметно отдалился и , значит, нужно этот разговор перевести в более безопасное русло. Закон омерты никто не отменял.
Помогли и назойливые журналисты, вновь, оттерев краеведа- писателя Муртезана.

Стипе Бекар

Всю ночь Мечков провёл в горах на празднике и утром вернулся с новыми друзьями в Призрен. Граница с Албанием была открыта и можно было без проблем выехать в ближайший албанский город Шкодер. Городок был, хоть и бедноватый, но достаточно живописный и имел приличную гостиницу, в которой можно было объясниться по-английски. Узнав, где находится расположение клуба, сразу направился туда. Там долго пытался разобраться с вахтёром, пока не привели молодого парня, знающего английский. Он сообщил, что президент клуба в отъезде и есть только один из тренеров и он немного говорит по-английски. Иван настоял с ним увидеться, объяснив, что он корреспондент футбольной газеты.
Тренер пригласил Мечкова в свою комнату рядом с раздевалкой.
- Мне удалось выяснить, что в вашем клубе несколько лет назад играл парень, которого вам продали американцы..
- Не продали…подарили…
- Хорошо, подарили. Но я готов купить у вас сведения о нём.
- Какие?
- Где он сейчас и под какой фамилией он играл ?
Тренер замялся, опустил глаза и стал разглаживать поверхность стола. Иван вытащил несколько сто долларовых купюр и пододвинул их тренеру. Он встрепенулся, бросил взгляд сначала на окно, потом на дверь, затем прикрыл руками банкноты и быстро их скинул в ящик стола.
- Стипе Бекар. «Кальяри».
Иван тут же встал и двинулся к двери.
- Постойте.
Иван повернулся.
- Вы-русский?
-Да
Тренер облегченно вздохнул и согласно кивнул головой. Видимо, о том, что Стипе был русским знали все, но говорить об этом было нельзя.
На всякий случай Иван поспешил покинуть Шкодер и уехал в Тирану, откуда в Кальяри можно было добраться только с пересадкой в Неаполе.
Теперь Мечков покупает карту Италии и пока летел на Сардинию подробно изучал её вместе с чарующими морскими, островными пейзажами, проплывающие под крылом самолёта.
В столице Сардинии было уже настоящее субтропическое лето и разгар туристического сезона. Гостиницу Иван выбрал на берегу, а школьные и студенческие познания молдавского языка оказались очень уместными и полезными. Первый день футбольный корреспондент посвятил пляжу и прогулке по вечернему, приморскому бульвару и барчикам. В одном из них, где смотрели футбольный матч, Иван нашёл подходящего собеседника и футбольного фаната, который объяснил ему, где находится тренировочная база «Кальяри».
Она находилась рядом со стадионом и среди обширного парка из пушистых, южных деревьев. На базе был специальный корреспондентский пресс-центр, куда в любое время могли обращаться журналисты и фанаты, гастролирующие со своими, любимыми клубами по городам Италии.
Молодой паренёк, который знал, наверное, всё на свете, рассказал Ивану, что Стипе Бекар является играющим тренером в дубле «Кальяри» и что они вернутся через два дня из Пармы. Мечков оставил телефон и название гостиницы.
Но что надо будет предпринять после долгожданной встречи с товарищем, Иван Мечков смутно представлял себе и чтобы как-то на этом сосредоточиться, взял напрокат велосипед и два дня катался по берегам острова. Кое-что у него в голове зародилось.
На третий день, когда Иван только что вернулся в номер с очередного туристического велопохода, зазвонил гостиничный телефон. Это, наверняка был Стёпа. Сильное волнение охватило Ивана.
- Алло
- Иване ?!
-Да-а. Аз съм!
Несколько секунд было слышно какое-то шелестение, потом хриплый голос произнёс:
- Чакай ме…
Мечков быстро помылся, переоделся и спустился в вестибюль гостиницы. Выбрал столик на веранде перед входом, купил газету и уселся. Тут же ему вспомнились моменты из Степанакерта, где они с Рафиком выслеживали потенциального убийцу.
Степана он узнал еще издалека по походке-стремительной и с наклоненной головой. Одет бывший тараклиец был очень стильно и одежда едва сдерживала, начавшую напирать, плоть созревшего мужчины.
В другом бы месте Иван товарища своего детства не узнал бы. Всё в Степане, кроме напряженного, недоверчивого взгляда каре-зелёных глаз, было незнакомым.
Когда футбольный денди поравнялся со столиком, Иван резко опустил газету. Степан мгновенно среагировал и остолбенел. Сквозь загорелость кожи стал пробиваться румянец, руки невольно повисли в бессилии, чтобы следующий миг взметнуться кверху и закрыть лицо.
Иван подошёл к другу, который, не отнимая рук от лица, притих в объятиях своего старинного товарища, словно ребенок из детсада, которого обидела злая воспиталка, и теперь, пришедший за ним отец, наконец-то, ей покажет, где раки зимуют.
Они разговаривали всю ночь напролёт, но так и не наговорились- слишком многое они пережили оба за эти полутора десятка лет. Степан уехал на тренировку, а Иван лёг спать и думать.
Стёпа уже пять лет жил с женщиной из Болгарии. У неё от первого мужа-итальянца была дочь. Своё сожительство они не оформляли, потому что Степан не мог смириться с тем, что дорога домой отрезана. Но так оно и было.По негласному указанию, как бывшему курсанту-диверсанту визу не дадут ни в одну страну, а если надо будет, то призовут. Но встрече Стипе Бекар был рад безмерно. Иван Мечков парень не простой и всегда мог решить любую задачу еще со школьных времен.
И, вот, теперь надо было это подтвердить. Вспомнилась реплика московского пивного аналитика: « А у тебя есть знакомый, натовский генерал?»
И, представьте себе, есть. Незнакомый и не генерал, а капитан первого ранга. Давний сердечный приятель Пола Головнина. Пол Головнин- работник тайной спецслужбы аэрокосмической фирмы «Нордштерн», с которым Иван Мечков разрабатывал санузел для космолетов. И тот самый « греческий аполлон», который в прошлом году вскопал весь огород у Мечковых за один день, а потом три дня веселил всех в улице, организовывая концерты и гулянки. Уезжая Пол дал понять Ивану, что прощаются они не навсегда.
Кроме этого «немец» добился разблокирования счёта Ивана Мечкова в датском отделении банка. Теперь бывший гастарбайтер из Бессарабии мог снимать деньги со своего приличного счёта в любой точке мира.
Вечером друзья снова встретились и Иван поделился свои планом действий. Он узнал от жены телефон Нины Кара, звонил ей, но она категорически настаивает на очной встрече. Мол, это не телефонный разговор. Странно. Придётся лететь в Милан и всё узнавать на месте и увидеться с Катей.
У Стёпы перерыв в чемпионате через месяц, и к этому времени Иван надеется всё устроить. Товарищи ударили по рукам, и Мечков стал собираться в Милан.

Тайна

Нина встретила Мечкова прямо на выходе из перехода. Она Ивана знала еще по Тараклии, но он её нет. Теперь пришлось знакомиться и для этого Нина предложила никуда не ехать, а расположиться прямо в барчике аэропорта.
- Почему я настаивала на твоём приезде? Видишь, в чём дело- у Кати с хозяином, где она устроилась домработницей завязались…
- Любовные отношения.
- Если бы только это, то я бы не стала всё усложнять.
-А, что? Всё очень сложно?
- Очень. Во-первых, её хозяин-адмирал в отставке, аристократ и прекрасный человек…во-вторых он из Кати сделал настоящую сеньору, с которой даже появляется в свете. Но самое главное, Катя стала…кинозвездой.
- Кинозвездой?! Что за шутка?
- Совсем нет. Вот посмотри..это снимок с презентации фильма…это кадр из кино, это она на свадьбе…Это её адмирал…Алессандро Боккети…а это мы все вместе возле его виллы.
Мечков не верил своим глазам и производил впечатление селянина, которого очевидно дурят на городской ярмарке.
- Мне трудно поверить и всё это переварить…И что? Теперь Катя уже… не наша?
- Вот поэтому я и назначила здесь нашу встречу. Мы должны разобраться во всех хитросплетениях судеб и, может быть, лучше всего ничего не предпринимать.
- Но Стёпа все годы надеялся вырваться из плена, вернуться. А куда он вернётся, если жена стала…кинозвездой и любовницей адмирала ? Про это, наверное, уже знает вся Тараклия.
- Нет, не знает. Мне удалось всё скрывать. Знают, что мы вместе работаем у стариков-инвалидов.
- А что я скажу Стёпе?
-Так и скажи. Катя стала кинозвездой. Ты же, был местной футбольной звездой и хорошо понимаешь что к чему. Кстати, премьера фильма «Лётчик» состоится в Риме, как раз, через месяц. Вот, пусть Стёпа приедет и посмотрит на свою законную жену… Разумеется, тайно.
- Почему?
- А как ты себе представляешь по-другому? Кати Боккети, окруженная богами кинематографа, журналистами, операторами, вдруг видит своего полузабытого мужа…
- Это будет неожиданное продолжение кино…
- И смажет всю презентацию, а журналюги раздуют скандал на весь мир и интернет. Ни в коем случае! Вы посидите в зале вместе со мной и тихо исчезнете.
- Ну, хорошо. А дальше? Стёпа тоже живёт, правда, не с кинозвездой…
- Что делать? Наша человеческая жизнь подверглась тоже «перестройке». Я тоже живу не одна.
- А как ты видишь развязку?
- Очень просто. Я ей всё расскажу. В удобный момент и она сделает выбор. Об этом я вам и сообщу.
- Спасибо, Нина. Ты просто сама мудрость. Представляю, каких дров мы могли бы наломать.
- Помнишь болгарскую пословицу: не питай старилото- питай патилото. Я тоже через многое прошла и научилась больше доверять голосу судьбы, чем здравому уму.
Степан ждал ответа, получил его и смирился. Всё теперь будет решать Катя.
← Децата на Паркани. Капкан судьбы. Часть 4 →

Комментарии 1