Заброшенные в Кагульский район.

0
Голосов: 0

367

Заброшенные в Кагульский район.



Продолжаем «этноспортивное» краеведение.

В прошлое воскресение мы с ДИБ посетили бывшую немецкую колонию Горна Албота по случаю борцовского турнира. В это воскресение был запланирован велопоход в другую-Александрфельд, но поскольку у ДИБ на выходные наметилась «шабашка», пришлось мне отправиться в одиночку. В этом тоже есть свой плюс: не надо постоянно оглядываться - не случилось ли что с коллегами, а если с тобой случилось, то никто и не узнает.
Сентябрь месяц в наших краях –особенный месяц. При такой погоде находиться дома, во дворе, на огороде или даже на базаре и, тем более, в конторе просто невыносимо. Видимо, это советская привычка, когда с детства, школьных лет и позже мы проводили этот месяц на виноградниках : летнее солнце, деревянные бочки с прохладной водой, дымящиеся чауны с борщом, радостные возгласы товарищей по школе или работе и «мой труд вливается в труд моей республики»…
Сейчас всё не так. Виноградник на Алуатском баире огорожен колючей проволокой, как в зоне. Внутри пара комбайнов занимается высокотехнологической уборкой, а несколько работников сидят в камере-одиночке, хоть и кабина с кондиционером.
Еще на заре перестройки мой товарищ, раннее всех, побывавший на «западе», на вопос «Как там?» ответил «Херово. Всё огорожено колючей проволокой с надписями «Частная собственность». Скоро и у нас так будет».
Но, слава богу, еще есть свободные пространства по ту сторону Алуатского баира и заброшенные виноградники. Заходи и кушай на здоровье.
В своё, советское время я пригласил в сентябре в гости своего студенческого приятеля. Он родом из Брянска и всё видел только на картинке, потому что был тогда дефицит всего. Когда я его вывел в окрестности Тараклии, и мы целый день бродили по виноградникам, садам и градинам колхоза «Родина» мой товарищ просто млел от счастья. И всё это было закреплено вечером домашним вином с кавырмой. Это вам не лощонная Анталия с Мальдивами. Здесь, в Буджаке всё просто и натурально. Было. Недавно моя соседка отравилась арбузом «от фермера». Арбузы какие-то пунцовые, не сахаристые.
Первый перевал Буджакских балканов преодолен, спускаюсь в долину речки Салчия и далее снова подъем, уже на Салчинский баир, снова спуск и прямо в Мусаит.
Мусаид-это старые, османские земли, прикреплённые к Измаильской крепости. После изгнания османов, здесь заселились украинские «чумаки»- возчики виноматериалов, соли. В Мусаите есть прекрасная вокальная группа женщин, исполняющая душевные, украинские песни. Короче, Мусаит-это маленькая Украина в Тараклийском национально-культурном районе. Основная природная достопримечательность этого села, как и в Тараклии- живописные рыпы, поросшие лесом и кустарником. Они рельефно возвышаются над селом, словно местные Альпы.
Здесь я попил воды, сменил проколотую камеру и стал искать проход в Альпах, на запад. Вопреки общепринятому мнению, я спросил женщину, потому что мужчины задают вопросы: зачем, что тебе там надо и почему ты с удочкой ?
Женщина рассказала, как сократить путь в Александрфельд и я стал штурмовать перевал.
Чтобы его преодолеть, надо иметь, как минимум, значок БГТО- будь готов к труду и обороне. А у меня и второй взрослый разряд по бегу на 800 м и третий по прыжкам в высоту, если чё.
Вот, наконец, я на верху мусаитского плато. Отсюда не видно ни одного села Тараклийского района и лишь кусочек Кайраклии. Но его можно прикрыть листиком и перед вами первобытные, буджакские кряжи, слегка вибрирующие под летним маревом. Далее мой путь пролегал, по замаскированной травой, дороге вдоль виноградника с «молдовой», чем я и попользовался.
Тайная дорога вывела меня на сельский укатанный тракт и через пару километров я наткнулся на группу молодых мужчин, начинающих уборку подсолнуха. Я их прямо спросил –есть ли в селе немцы? Они намёк поняли и ответили, что немцев нет, а одни красные партизаны. Я тоже понял: в Александрфельд, как и во всех сёлах Кагульского района, кроме припрутских, куда проникли румыноиды, голосуют за коммунистов, потому что коммунизм-это мир, дружба, жвачка.
«Александрфельд – село в Кагульском районе – входит в список уникальных в Молдове по своей полиэтничности. В населенном пункте, заложенном выходцами из германских земель, в настоящее время проживают представители 19 национальностей: молдаване, русские, немцы, украинцы, гагаузы… И всех этих людей, как и жителей других населенных пунктов Молдовы, объединяют общие беды – отсутствие стабильности, нищета и разруха. Вытянуть страну из кризиса, очистить от коррупции и бандитизма, дать шанс будущим поколениям способна только ПКРМ, - считают жители Александрфельда, выражая свою безоговорочную поддержку молдавским коммунистам. На это указано и в декларации, принятой жителями села во время встречи с председателем ПКРМ Владимиром Ворониным.»- так пишут в газете.
После того как местные колонисты поспешили в 1940 году покинуть румынское государство, а в 1996 последние из них-молдавское, здесь заселялись люди со всего Буджака, и Александрфельд превратился в, характерный для этих селений, совхоз и с интернациональным менталитетом. Ясно почему этот совхоз не остался в Вулканештском районе, но удивительно, почему не вошел в Тараклийский . Видимо, потому что асфальт кончается на границе с землями Мусаита, а «дороги жизни» проложены к Вулканештам и Кагулу.
Когда я подъехал к краю села, допустил оплошность и не зашел на местное кладбище, чтобы убедиться, что здесь, действительно жили немцы, и это то село, потому что никаких вывесок с этой стороны села не было.
Возле Дома культуры я спросил у кучки молодежи: « Wie heizt dein Dorf ?». У меня по-немецкому-твёрдая пятёрка. Но молодняк ни фига не понял: ни по-немецки, ни по-болгарски. На румынском я не решился спрашивать-еще подумают, что я за унирю и пошлют не туда, а могут отдубасить и забрать велосипед.

Поэтому я снова обратился к женщине, случайно вышедшей на улицу и по-русски. Но она подозрительно меня оглядела исподлобья, низко голову наклоня, и утвердительно кивнула. Её понять можно: с восточной стороны в село , на велосипеде с удочкой может въехать или инопланетянин, или сумасшедший. Это всё равно, если бы вы возле зернотока со стороны дороги на Сталинский пруд встретили бы велосипедиста, который спросил бы вас: «Сare este numele satului voastre ?». Что бы вы подумали? Правильно. Небось разведчик или сбежал с учений НАТО.
Убедившись, что я в нужном селе, стал его разглядывать. Центральная улица оформлена как прекрасный бульвар с тенистой аллеей из старых деревьев. Замечательно. Хуже некуда- пустынные, асфальтированные улицы под палящим, буджакским солнцем.
Даже была надежда, что на бульваре обнаружу фонтан: очень хотелось пить. Однако на соседней улице я обнаружил колодец с ведром. Это большая редкость…с ведром. Напившись воды, я стал ехать по этой улице и разглядывать село.Хотя здесь давно немцев нет, но что-то неуловимое в нём от них осталось. Это добротные сельхозамбары, в которых наблюдалось движение, целая улица из двухэтажных, коммунальных домов-опрятных и жилых. Видимо, здесь есть работа, а в советское время это было передовое хозяйство. Частные дома, типично совхозные, без народного стиля, как в старых болгарских сёлах. Лишь кое-где мелькнули дома троянского и чийшийского облика.
Я вернулся к исходной точке возле кладбища и погнал велосипед по старой дороге к Мусаиту. Спуск к селу был даже более коварен, чем подъём из-за сыпучей песчанно-глинистой дороги и в одно месте пришлось упасть.
Но вот и шоссе, и я обнаружил, что изрядно подустал. Тащится вновь через баиры желания уже не было, и я покатил через Чумай. На чумайском перекрестке стоял полицейский, и на мой вопрос, где поблизости можно напиться, он шутливо указал на канал. Это был хороший вариант. Я свернул с трассы, расположился и швырнул своё утомленное тело в прохладные воды этого чудесного гидротехнического сооружения, подаренного нам Советским Союзом. Двадцать километров радости для рыбаков. Я также попробовал что-нибудь поймать, но клёва не было. Зато я отдохнул и по прекрасному шоссейному полотну полетел, подгоняемый ветром к Тараклии. Вскоре открылся замечательный вид на наш город, освещаемый лучами заходящего солнца. Пожалуй, это лучший вид вплоть до Кишинева, а севернее я не был, но запланировал.
Когда свернул с трассы, сил оставалось немного, но тут я вспомнил, что на въезде Тараклии есть барчик с пивом. Тут же неведомая сила, словно магнитом, дотянула меня до этого замечательного заведения. Поход окончен. Следующий по плану- Чишмикьой, где есть красивые рыпы, в которых недавно собирались художники со всей Молдавии. В тараклийских рыпах тоже есть, что рисовать, но не видел художников.
← Истината за руския болшевизм. Аз съм бесарабец ! →

Комментарии 2