Вербовка

0
Голосов: 0

287

Вербовка

Советский Союз представлял собой империю с крепостным строем, где кучка из ПолитБюро КПСС владела всем, в том числе и народом. Распоряжалось страной по своему кулуарному соглашению. «Крышевала» кучку - щит и меч МВД и КГБ.
Могущественный ВПК (военно - промышленный комплекс), что держал военную разведку, намеревался отхватить жирный кусок у Политбюро, и усилено готовился к этому.
В некоторых высших военных учебных заведениях были созданы тайные разведшколы, самые засекреченные в мире: даже КГБ не знала об этом.
В Севастопольском ЧВВМУ им Нахимова училось 1200 курсантов, из которых не более десятка было отобраны в секретную разведшколу. В это десяток попал и я.
Обучение проходили в спортивном КЧФ, под прикрытием тренировки по боксу, индивидуально (мы не знали друг про друга): на одного курсанта приходилось по два – пять преподавателей. Все препы были в гражданском, никаких имен, только прозвища; никаких записей и т.п. Высшая степень секретности.

Портовый город на Дунае Измаил был местом «черная дыра», где шла самая крупная контрабанда морскими деликатесами и «фарцовочным» товаром (сотни миллионов).
Ноги данного гешефта росли из Москвы - высшие круги руководства Союза.

В помощь основной разведгруппы была подключена моя группа, которая работала на «обеспечении» (подготовительные мероприятия). Для чего мы были переброшены в Измаил, Дунайская флотилия под видом (легенда) списанных с большего флота за разгильдяйство.
(Дунайская флотилия выступала в роли этакого отстойника для провинившихся с большего флота: сплошной бардак и анархия, прикрытые приписками!).
Мы разместились в бригаде кораблей четвертого ранга (минные тральщики).
Я занял место начальника плавучего камбуза (кафе – столовая), «золотое» место.
Свою группу я пристроил к камбузу (снабжение, вспомогательные), где оставил только своих (свили свое гнездо).

Потом приступили к «прокачки» (паспортизация): стали обрастать знакомствами с ментами, гэбистами, чиновниками, красивыми девушками, браконьерами (дунайская селедка), фарцовщиками, приблатненными, и путанами. Для этого использовали финансовое и товарное (дефицит) обеспечение. (В Советское время все было дефицитом!)

Мое первое задание было самым сложным – ВЕРБОВКА.
Каждый человек несет на себе бремя страстей человеческих. Задача спецслужб – разоблачить эти страсти и сыграть на них. В том и состоит искусство вербовки.

Надо было завербовать семейного водителя крупного Измаильского чиновника, что «сидел» на импорте - экспорте.
Тогда личные водилы чиновников были в «теме» всех дел своих начальников.
Объектом вербовки оказался пятидесятилетний водитель: женат, двое детей, спортсмен (волейболист), без вредных привычек.

Вербовка проходит по принципу кнута и пряника (шантаж и деньги).
Мы взяли водителя в разработку: подключились спецы по добыче информации.
Лучший инструмент, что открывает все двери, вскрывает сейфы секретных ведомств и размыкают уста сотрудников, охраняющих гостайны являются деньги!
Не секрет, что самым ходовым (ликвидным) товаром всех спецслужб является информация. Она источник обогащения офицеров спецслужб всего мира: кто владеет информацией, тот владеет всем!
Нас снабдили солидным «рабочим» капиталом (несметные деньги), но не тут-то было!

Деньги не «проканали», чиновник царски одаривал своего присного: у водилы было больше денег, чем можно было потратить в то время!
Тогда перешли к плану «б» - шантаж, и, как по учебнику мы начали копаться в его грязном белье, но…!

Объект оказался «чист, как стеклышко»: безгрешное прошлое, прекрасный семьянин, жене не изменял, без вредных привычек, к алкоголю и красивым девицам равнодушен.
Начали «сканировать» его по человеческим слабостям, но и тут «мимо денег».
Была у него страсть к рыбалке, но это не сработало. Объект оказался непробиваемым: замкнут, неразговорчив, враждебен к незнакомым. На рыбалку ездил всегда один.
Объект оказался чист и непорочен – хоть в Папы Римские!

Я впал в отчаяние: основная группа ожидала завербованного нами объект, для дальнейшей работы с ним, а у нас сплошная неудача.
Никакой зацепки, не ухватишь: круглый, как шар.
Очень сложно работать «негром» на обеспечении: нам чернуха – им лавры.
Провал первого задания – мне и моей группе кирдык… полный кирдык!

В разведке есть золотое правило: никогда не сдаваться, стоять до конца, цепляться за последнюю соломинку. Целыми днями мы проводили в «наружке», выискивая хоть намек на какую-нибудь зацепку.
Удача улыбнулась нам в виде девочки двенадцати – тринадцати лет: акселератка – переросток при теле.

Объект по обыкновению сидел в чиновничьей «Волге», слушал музыку, листал журнал.
Мы – на противоположной стороне в «убитом» «Москвиче» с мощной оптикой направленной на него.
Мимо проходила девочка-акселератка: рубашечку выпирала выдающиеся грудь, коротенькая мини юбка едва прикрывала рвущиеся на волю ягодицы.

И тут клюнуло: водила бросил на девочку такой алчно - пахотный взгляд, что нам страшно стало!
Мы изучали, что большинство мужчины старше сорока лет страдают приобретенным задатком безобидной педофилии. Это первый признак половой недостаточности.
Расплываются в угодливые улыбки и заискивании перед подростками – акселератками, всегда готовы сделать приятное, ни в чем не отказывают девочкам и т.п.
Но на этом все: руки не распускают, дальше разумной черты не переходят.
Таким оказался и наш объект.

Я решил перейти ко второму пункту вербовки – провокация: подкинуть наживку.
Для этого мы стали рыскать по злачным «шалманам» коими кишит портовый город Измаил. Мы искали совершеннолетнюю девку легкого поведения с внешностью подростка.
С этой задачей мы справились быстро: в одной занюханной пивнушке мы напоролись на девятнадцатилетнюю девку – недоростка, пропитую и прокуренную шалаву по кличке Минка.
Промышляла Минка мелкой фарцовкой, а по случаю не брезговала и минетом, что являлось основным заработком (откуда и погоняло – производное от минета).
И, о, Боже! Минка оказалась родом из села Готешты, Юг Молдавии.

С помощью прикормленного мента, мы забрали (арестовали) Минку к себе на явочную квартиру. Несложно было запугать пропитую шалавку, мол, совершенно убийство, и подозрение падает на нее – упакуем ее на нары и делов-то.
«Глухари» вешают на социально ущемленных типов – правило ментовки.

Напуганная девка согласилась выполнить все наши поручения, но испитая внешность портила всю картину.
Около трех недель мы держали Минку на строгой кисло - молочной диете, исключили алкоголь и сигареты. Подключили спеца-косметолога, что работал над ее лицом и руками.
Заставляли читать вслух детские книги, проводили мастер – класс по актерскому мастерству, поправка голоса, отучали от блатной лексики и т.п.
И вот Минка – наживка готова: свежа, как сливки, без макияжа, косички рожками, взгляд по детски жадно – наивный. Ни дать, ни взять – тринадцатилетняя девочка!

Для работы нам был нужен «дедушка», в роли которого, мы привлекли актера Измаилского Народного театра: опустившиеся старый алкаш, что за выпивку готов на все.
На роль собутыльника выступил я: в роли этакого деградированного молодого увальня с пропитыми мозгами и неадекватным поведением – короче, дегенерат.

Первая попытка. Мы подъехали на «Москвиче» к месту, где рыбачил объект, и тут же встретили холодный враждебный взгляд.
Но когда из машины выпорхнула «девочка Любочка» в мини-юбке шириной в три пальца и заскакала вокруг «Волги» лицо водилы расплылось в похотливо – угодливую улыбку.
Мы накачивали резиновую лодку, попеременно прикладываясь к пузырю Портвейна, в котором был виноградный сок.
Водила исподлобья взирал на Любочку (Минку), на нас алкашей - ноль внимания, фунт презрения.
Взобравшись в лодку, мы строго наказали Любочке стеречь «Москвич» и отплыли от берега.

Выставив оптику, мы стали наблюдать за объектом под видом рыбалки с лодки.
Водила надел солнечные очки – сигнал, что он раздевает девочку взглядом: клюет!
Через минут двадцать подозвал Любочку к себе и стал показывать улов.
Девочка наклонилась к рыбе, чтобы потрогать, выставив попку чуть ли ни в нос ошалевшему водиле. От шельма - молодца деваха!

Прошло полчаса: вдруг объект сел в автомобиль и уехал, оставив дорогие снасти на попечение Любочки. Но вскоре вернулся и стал угощать девочку мороженным, соком и шоколадом.
Клюнуло основательно. Но подсекать рано: наживка еще не проглочена!

Приехав на базу, мы обстоятельно расспросили Минку обо всем, что было сказано при общении с объектом. Тщательно проанализировав информацию, мы стали готовиться к очередной «рыбалке».

На этот раз нам удалось снять домик на базе отдыха через стенку с комнатой объекта: общее крыльцо, разделенное низкой перегородкой.
Обошлось нам это в копеечку, но я не жалел государственные деньги.
Когда Любочка «нечаянно» вышла на крыльцо в одних белых трусиках и с ниспадающими на налитую грудь мокрыми волосами, глаза водилы чуть не вылезли из орбит, как у племенного быка при виде молочной телки.
«Случайно» увидев водилу, Любочка вскрикнула и уронила фен на клумбу. С завидным для его телосложения легкостью объект перемахнул через крыльцо и протянул фен «растерянной» девочке. Любочка «стыдливо» поблагодарила мужчину и юркнула в комнату. От шельма - молодца деваха!

На этот раз мы наблюдали с лодки, как объект посадил Любочку себе на колени в салон Волги и учил ее вождению по кругу. Свои снасти он даже не закинул.
Мы примкнули к берегу изображая «в дупель» пьяных и, разбросав пустые бутылки, забрали Любочку и уехали.
Но проехав метров двести, я вылез из автомобиля и через чащу напрямик вернулся на берег Дуная. Водила стоял как вкопанный и мечтательно смотрел на водную гладь.
Клюнуло! Объект заглотнул наживку! Пора подсекать.

Завершающий этап. К третьей «рыбалки» мы подготовились основательно: смоделировали все возможные ситуации, спланировали пути выхода из неудобных положений, подготовили еще два запасных варианта. Любочка проинструктирована до мозгов костей.
Провокация – тонкая штука, а там, где тонко, там и рвется. Правило разведки!

Приехали на базу отдыха за день до «рыбалки» и обработали комнату объекта: установили «глаза» и «уши».
Для убедительности в ночь до приезда водилы мы разыграли грандиозную попойку: орали блатные песни под гитару, цеплялись к соседям, мат - перемат, небольшая потасовка и т.п.
Любочка естественно не участвовала в этом безобразии, и пряталась у соседей.

На второй день, когда приехал объект, мы разыграли в глубокое похмелье: были ни какие, «мама не могли сказать».
Любочка кинулась чуть ни в объятия водиле с жалобами на нас безнадежных алкашей.
К ней присоединились соседи. Все идет по плану, без запинки и задоринки!

Объект посадил Любочку в Волгу и они уехали в город. Этакий заботливый дедушка повел внучку в парк, катал на каруселях, повел в кафе, где угощал мороженным, какао и соками, не подозревая, что «тринадцатилетней девочке» до боли в зубах хотелось водки и сигарет. Но прошедшая Крым и рым шалавка держалась стойко.
От шельма - молодца деваха!

Вернулись на базу под вечер. К нашему удивлению объект вытащил из багажника видеомагнитофон – большая редкость по тем временам.
Любочка рассказала, что водила пригласил ее вечером к себе смотреть фильмы для взрослых. На этот раз наживка проглочена основательно.
Я решил перейти к «форсирующему трюку»: объект, завербованный через шантаж сидит на крепком кукане спецслужб – не соскочит!

Форсирующий трюк. Под вечер мы разыграли полную алкогольную отключку.
Дедуля «отрубился» в комнате, я – на крыльце: лежал лицом вниз (мне необходимо следить за аппаратурой.
Но водила оказался не пальцем деланный: осторожен гад, словно старый лис.
То и дело теребил нас, пытаясь разбудить, но тщетно – мы «пьяны» в клей.
Водила тоже не промах – не спешил начинать просмотр видео для взрослых. Выжидал.
И тут у меня случился большой конфуз: для запаха мы выпили пиво, и мне приспичило, аж в ушах засвербило. А водила тут как тут.
Деваться некуда, и я пустил струю прямо в штаны. Тут объект понял, что я не притворяюсь – нахожусь в полной отключке. Это был завершающий мазок нашей картины.

Объект вернулся в свою комнату, где сидела Любочка и задраил шторы.
Заработала наша аппаратура: «уши» подсказали, что просмотр видео для взрослых идет полным ходом. Потом пошли грязные комментарии водилы сопровождаемые «стыдливым» хихиканьем Любочки.
Дальше «процесс пошел», подробности которого я опускаю – мерзость!
Опытная шлюшка сделала все на высшем уровне – разврат полным ходом.

Вдруг в комнату сексуальной идиллии ворвался разъяренный дедуля Любочки с топориком наперевес: «зарублю развратника!»
Я «с трудом» остановил его. Объект, совершенно голый, был в предобморочном состоянии.
Мы взяли его «на арапа» - прессовали так, что небу жарко стало.
В Советское время развращение и изнасилование малолеток (о чем кричала Любочка), каралось, чуть ли ни высшей мерой. Да еще прием на киче не предвещал ничего хорошего. Ситуация - хоть головой в петлю.

Водила, на коленях умолял о пощаде, обещал золотые горы, целовал наши ноги…
В конце концов, он подписал нужную бумагу, чем отдал себя безвозвратное «рабство».
Мы передали его основной группе, которая обработала его основательно.
Водила полностью слил своего шефа, тот слил человека из Москвы, и так, по цепочки дошли до главных фигурантов.
Разразился скандал Союзного масштаба: полетели многие головы из высших кругов руководства Союза.

В этой истории есть одна неприятная деталь.
В Севастопольском училище (не разведшкола) со мной учился мой лучший друг: как говорят, ели из одной миски. Человек исключительных способностей и блестящего интеллекта, но разгильдяй редкостный. Мы с ним были неразлучны, как сиамские братья.
Через месяц моего пребывания в Измаиле, вдруг появился мой друг – списали на малую флотилия за разгильдяйство. Свободное от заданий время я проводил со своим другом.

Только чрез очень много лет, вместе осушив несколько бутылок Кагора, мой друг признался мне, что он тоже прошел обучение в разведшколе.
Но и это не все: его направили в Измаил, чтобы он «вел меня». На случай моего провала
(мы действовали на нелегале), он должен был ликвидировать меня, чтобы концы в воду.
Только тогда я понял, что грош цена жизни военного, когда на карту поставлены интересы большего ведомства.
Хвала Всевышнему – я вовремя ушел на гражданку и навсегда порвал с этим ведомством!!!


Валентин Андроник.
← Лица бессарабской национальности. Маленький домик в глубине двора. →

Комментарии 1