Тараклийская юность (1964-69)

0
Голосов: 0

132

Тараклийская юность (1964-69)


Тараклия- посёлок городского типа

В 1963 году Тараклийский район был ликвидирован, и Тараклия превратилась в обыкновенное село, хотя официально имело статус «поселок городского типа», потому что имели место несколько предприятий: РТС, маслозавод, винзавод, деревообрабатывающий комбинат, кирпичный завод, механзавод, «Молдплодоовощ», «Заготзерно» и, если добавить колхоз «Родина», то такому набору предприятий нынешний город Тараклия мог бы только позавидовать. К этому нужно добавить железнодорожный вокзал, из которого можно было уехать, хоть на край света, т.е. на Дальний Восток и аэропорт и тогда то «село Тараклия» по всем показателям выше нынешнего «города». По этой же причине в Тараклии нашей юности было много молодёжи и школы были переполнены. Постепенно центр активности у меня стал перемещаться из улицы в школьную жизнь.

5 «в» класс
Окончание начальной школы и переход в 5 класс было похоже на перестроечные времена СССР: после четырех лет строгого режима под наблюдением Анны Антоновны Кушнир-Ковальской вдруг наступили времена полной свободы и мы сорвались с цепи. Дело доходило до того, что классная руководительница вынуждена была вызывать Анну Антоновну для нашего усмирения. Это была с нашей стороны сплошная вакханалия и объяснению не поддается.
Наша классная учительница преподавала русский язык и недавно приехала в Тараклию из Белоруссии, где, видимо, жили совсем другие люди и дети. Она была интеллигентной, доброжелательной, вежливой женщиной, в первое время даже приходила знакомиться с бытом своих подопечных, но мы оказались стадом первобытных дикарей.
От отчаяния наша классная часто плакала и уходила с урока. Мы тогда затихали и лицемерно тыкались лицом в учебники, потому что со страхом ожидали появления завуча школы- Валентины Дмитриевны Бакаяновой. Почему мы ее боялись, я не знаю, но на склоне лет она призналась, что по национальности она чеченка.. А как обращаться с дикими людьми, кавказцы знают лучше белорусов.
Примерно в это же время прошел французский фильм «Три мушкетера» и что тогда началось?! В классе мальчики делились на «гвардейцев» и «мушкетеров». Как только заканчивался урок, и учительница выходила, тут же «гвардейцы» хватали заранее намеченную «мадам Бонасье», и, несмотря на её визги, волокли в другой конец школы, в подвал. «Мушкетеры», естественно, во главе с Д Артаньяном со шпагами мчались освобождать «мадам», сталкиваясь с дежурными по школе и уборщицами, следящими за порядком и тишиной.
Роль коварной миледи исполняла Валя Бирюкова. Она и подсказывала «гвардейцам» кого надо было похищать. Командиром «гвардейцев» всегда выступал Сережа Давыдов, парень по натуре смелый и решительный. Его в этом поддерживал, конечно же, Дуба, авантюрист и интриган еще тот. Я, же, конечно, был Д Артаньяном, а Портосом был Ваня Ризов.
Иногда «гвардейцам» удавалось утащить «Бонасье» за пределы школы и приходилось за ними гнаться чуть ли не до парка или старого базара. Школьный звонок, словно гонг, оповещал, что раунд закончен и кто победил. Для того чтобы после этих сумасшедших погонь прийти в себя и успокоиться уходило по пол урока. Руки дрожат, тело потное…На следующей перемене «старая Бонасье» спешила по-быстрому из класса сбежать, и «миледи» указывала на «новую». Иногда от выбранной «Бонасье» можно было схлопотать по физиономии и игра на время разрушалась. Происходили и стычки, но без больших драк.
Однако запомнился случай потасовки между нашей классной амазонкой Надей Логиновой и Федей К. Федя по какой-то причине стал задирать прямо на уроке впереди сидящих девчонок. Они попытались от него отбиваться, но Федя легко перехватывал их ручонки, заламывал их, и девочкам приходилось скулить. Потом они не выдержали и пожаловались учительнице. Она обратила внимание всего класса, что Федя грубиян и негодяй. Однако это определение лишь разозлило его и он стал мстить исподтишка. Тогда он получил предупреждение от недалеко сидевшей Нади, которая видела, как Федя продолжал свои садистские упражнения. Вместо того, чтобы внять совету Нади и угомониться, он ее обозвал неприличным словом. Далее мы наблюдали следующую сцену: оскорбленная Надя подскочила к парте, где в одиночестве сидел хулиган с явным намерением врезать ему по морде. Однако Федя не поверил серьёзности угрозы, просто сдвинулся к стенке и нагло щерился. Тогда случилось невообразимое, даже для наших мушкетерских фантазий, а может быть, как раз, благодаря им.
Надя впрыгнула на сиденье Фединой парты и ногой в резиновом сапоге съездила по нахальной роже обидчика. Брызнули сопли. Пока Федя приходил в себя, Надя соскочила с парты и убежала к доске, где в полной растерянности застыла испуганная учительница из Белоруссии. Разъяренный Федя, недолго думая, хватает горшок с геранью и изо всех сил запускает им в Надю. Она пригибается и горшок со страшным грохотом взорвался об школьную доску, разбрызгивая осколки и комки земли во все стороны. Учительница стала медленно оседать на стул, хватаясь за сердце. Наступил страшный переполох, а Федя исчез на несколько дней . Надя получила запись в дневнике и поощрение от своего замечательного отца-фронтовика.
В другой раз «гвардейцы» задумали похитить Наташу Судерман, но переоценили свои возможности, и завязалась борьба. Наташа выросла на станции и умела за себя постоять. Во время потасовки кто-то толкнул Наташу в кучу пальто, висевших на вешалке. Вдруг раздался душераздирающий вопль. «Гвардейцы» с ужасом отскочили. Наташа, стиснув зубы, стонала. Оказалось, что ей в «пятую точку» забился…напильник. Снова скандал, скорая помощь, снова В.Д. Бакаянова сверкала черными глазами.
На этом Наташины злоключения не закончились. В ожидании учителя после звонка на урок была привычка выглядывать через приоткрытую дверь в коридор. Однажды этим занималась Наташа. Она просунула голову в коридор и делала нам знаки. В это время Дуба схватил ведро с водой и половой тряпкой, подготовленные для мытья полов и аккуратно поставил его позади Наташи. В момент, когда учительница вышла из-за угла коридора в направление к классу, Наташа резко отскочила назад, закрывая дверь и села прямо в ведро. Ведро опрокидывается вместе с Наташей, вода разливается и Наташа в момент появления в дверях учительницы заскользила на спине по луже, задрав ноги и раскинув руки. Это было кино.
А однажды Надя Логинова принесла в класс змею. Она её поймала в речке возле их дома. Будучи девушкой храброй и любознательной, Надя притащила змею в класс чтобы показать нам. Девочки, конечно, с писком разбежались и забились по углам, а Надя, как заправский факир демонстрировала, что со змеёй также интересно играться, как, например с куклой. Но в этот момент прозвенел звонок. Надя было побежала к своей парте, но девочки снова подняли визг, словно их будут резать. Что делать? И Надя сообразила. В углу классной комнаты , в кадке стояла развесистая, китайская роза, как раз, в тот момент цветущая. Недолго мешкаясь, Надя сунула змею в середину розы и побежала на своё место. Был урок литературы и учительница буднично завела рассказ про очередного то ли писателя, то ли поэта, а мы занимались своими запартными делишками, уткнувшись, кто во что.
Вдруг пронзительный визг разорвал классную тишину. Класс содрогнулся и все подняли испуганно головы и выпучили глаза. С крайней ветки розы черным шлангом свисала змея, выгибаясь и, время от времени, выбрасывая тонкий, раздвоенный язычок. Она, видимо , примеривалась куда бы соскользнуть с ветки и плюхнуться на пол. Если бы она это проделала, то на полу оказалась бы и учительница, которая продолжала несолидно вскрикивать и подбирать ногами. Но, вот, Надя кинулось к розе, схватила змею и выбежала из класса. Следом за ней побежала учительница. Урок был сорван, а Надя получила очередной нагоняй.
Вот, примерно в таком ключе проходила школьная жизнь в пятом, шестом классе , когда мы учились в здании старой школы, где сейчас тараклийские конторы.

Это сладкое слово-свобода.

В седьмом классе нас ожидал новый сюрприз. В связи с нехваткой помещений в старой школе и переходом на учёбу в одну смену, два седьмых класса было решено разместить в старинном здании напротив церкви. В царские времена здесь располагалась мужская гимназия, и это был обыкновенный чамурный дом с двумя классными комнатами и каморкой для учителей. Вы представляете себе, что это означало для нас? Полная автономия! Всё равно, что попасть на необитаемый остров. Хочешь в дверь заходи, хочешь-в окно. Никаких дежурных по этажу, уборщиц, завуча, пионерских линеек. Пришел один учитель, провел урок и ушел в старую школу, а мы оставались. Пока дотащится другой, треть урока уже прошло.
В углу класса стояла круглая до потолка печка, которую зимой топили. Свежевымытый пол, в печке гудит огонь, за окном ветер заметает сугробы. В классе только половина учеников, потому что зимой эпидемия гриппа, и все больные катаются у себя в улице. Прямо на выходе из «гимназии» начиналась ледяная дорожка. Разгоняешься по ней и доезжаешь до хлебного, а там поворот и в пруд, где вовсю гоняют шайбу.
У нас был замечательный учитель истории. Целыми часами он рассказывал нам содержания всевозможных кинофильмов. Видимо, он тоже был под влиянием древней обстановки в «гимназии», был хорошим рассказчиком и мы сидели у него на уроках разинув рты.
Еще запомнился А.А. Бакаянов. Он нас не учил, но по поручению завуча и своей супруги по совместительству, приходил внезапно с проверкой дисциплины. В основном это касалось второгодников. Их у нас было несколько и им было с нами скучно. Они занимались более взрослыми вещами: играли в карты за школой или парке, курили в нужнике, и там же смущали девочек своими идиотскими комментариями. В такие моменты появлялся Александр Александрович, отлавливал второгодников, заводил по одному в учительскую-каморку и проводил там с ними воспитательные процедуры. Чаще всего в виде звонких затрещин и выкручивании ушей. На некоторое время второгодники умирялись.
У Александра Александровича был опыт от румынских педагогов и когда он был на кого-то злой, обращался к нему : «Мэй, небунуле!» и хвать за шиворот.
Рядом с нашей «гимназией» находилась детская библиотека с читальным залом, где были интересные журналы « Техника молодежи», «Вокруг света», «Ровесник», «Искатель». Через дорогу был книжный магазин, где мы потихоньку подворовывали тетрадки, книжки. Это тоже воспитывало самообладание. Однажды мы спровоцировали на «дело» нашего отличника, парня необщительного, домоседа и крайне прилежного сына колхозного бухгалтера. Он попался при первой же «ходке». Продавцы подняли скандал, доставили «вора» к директору школы, который от изумления не знал как поступить и «дело» замяли.
Там, где сейчас базар, было тоже старинное здание женской гимназии и в нем находился Дом Пионеров. Туда всегда можно было запросто заходить и поиграть в шашки и шахматы. На стенах висели портреты пионеров-героев гражданский и отечественной войн с описанием их подвигов. Хотелось на них походить.
← Когда уходит детство ? Говоры Тараклии →

Комментарии 1