Своя судьба. В. Паращин

0
Голосов: 0

47

Своя судьба. В. Паращин


Петр Иванович Пипа только что пообедал. Выпил стакан вина, крякнул, присаживаясь на скамью во дворе в тени шелковицы: сказывался возраст. На душе было как-то нехорошо. Он рассматривал узоры керамической плитки, которой был вымощен двор, и думал о том, как он мог докатиться до такой жизни? Такую ошибку он сделал впервые в жизни.
Петру Ивановичу было всего 50 лет, но голова была белой от седины. В свое время он служил в армии, сейчас - военный пенсионер.
Когда служил, был на войне и был ранен. Там, в армии, осталось много друзей. Были и такие, что жизнью ему обязаны. Одного из них, тогда лейтенанта, он нес на горбу четыре километра по знойной пустыне. Лейтенант был ранен снайпером в голову и признаков жизни не подавал. Но парень выжил. Сейчас он полковник погранслужбы Украины.
Таких, как Петр Иванович, люди называют «трудоголиками». Они очень любят трудиться и умеют это делать хорошо. Никогда ничего Петр Иванович ни у кого не просил. Всего добивался сам, своим трудом и горбом, и детей так учил. Один единственный раз он нарушил это правило и обратился к полковнику Бондаренко, к тому самому, кого тащил, когда тот умирал. И надо же, такой конфуз, такой позор…
В 1992 году старший прапорщик Петр Иванович Пипа в возрасте 37 лет уволился из Российской армии в запас. Приехал на Родину в солнечную Бесарабию и поселился в родном селе Градиште. Здесь прошли его детство, юность, отсюда после окончания десятилетки отправился он поступать в военное училище, не поступил и остался в армии после срочной службы прапорщиком.
Пока Петр Иванович служил, в селе многое изменилось. Особенно поразили его теплицы, ну не сами, как таковые, а их количество. Не было, пожалуй, двора в селе, где бы не было теплицы. Когда существовали колхозы, власти препятствовали тепличникам в развитии огородничества на закрытых грунтах, считая, что сие есть нетрудовые доходы и, дескать, отвлекает людей от колхозных дел. Один ретивый блюститель порядка даже готов был сравнять с землей все теплицы бульдозером.
С началом перестройки все изменилось. Пышным цветом расцвело тепличное земледелие. Петр Иванович быстро смекнул, что это самый верный путь к благополучному существованию, поэтому вскоре и на его приусадебном участке появилась приличных размеров теплица.
Работали в теплице всей семьей. Получаемый от продажи ранних овощей доход помог благополучно выучить сына, сыграть ему свадьбу, приобрести квартиру в городе, где он остался после учебы работать. Молодая семья не оставляла родителей один на один с теплицей, а приезжала в село и в будние дни, и в выходные. Молодежь с удовольствием поливала растения, пропалывала, подвязывала, опыляла, словом, делала все, что полагалось. И если соседи нанимали рабочую силу, то семья П.И.Пипы всегда обходилась своими силами.
Не чуралась работы в теплице и дочь Родика. И тогда, когда была еще школьницей, и потом, когда стала студенткой правоведческого факультета института. Она отличалась особой девичьей красотой, про такую говорят: «Статная девица». От Родики исходили мощные флюиды доброты и сердечности. Девушка выделялась собранностью, ответственностью. Сказывалась военная косточка. И после окончания учебы она добровольно пошла на службу в пограничники. Уже через полгода ей присвоили звание младшего лейтенанта. Она отлично справлялась с обязанностями контролера на контрольно -пропускном пункте.
Отец был доволен дочерью. Одно его не устраивало: служила она далеко от родных мест, домой могла появляться лишь раз в году, во время отпуска. А ведь могла бы служить и рядом, благо в городе, что всего-то в 20 километрах от Градиште, есть и погранотряд, и тот же ОКПП. Тогда и виделись бы чаще. Замуж выдали бы ее за местного парня. Внуков бы нянчили. В праздники собирались бы всей семьей за большим семейным столом…
Скучая о дочери, Петр Иванович все чаще задумывался над тем, как бы перевести ее на службу поближе к дому. И додумался. Он пригласил к себе в гости старого друга, боевого товарища полковника Бондаренко. Тот приехал, и не один. Он прихватил с собой сослуживца, тоже полковника, Моисеева.
…Петр Иванович отвел взгляд от плиточного узора и осмотрелся. Всюду, куда бы ни бросал он взор, обстановка свидетельствовала о достатке. Окна и входные двери изготовлены из добротного стеклопакета. Дом большой, облицован дорогим кирпичом под расшивку. В двух гаражах стояли микроавтобус и новая «Нива».
Вот здесь, под шелковицей, он с полковником и его другом вспоминали былое, пили вино, ели мелину, шашлыки, голубцы и много чего другого, танцевали, горланили песни застольные и не очень. Особенно усердствовал по части песен полковник Бондаренко. Будучи родом с Кубани, он хорошо исполнял казацкие песни. В тот день над Градиштами разливалась песня со словами: «Только пуля казака во степи догонит, только пуля казака во степи возьмет».
Тогда, в тот вечер, Петр Иванович, как мог, изложил полковникам свою мечту. На что те ответили: нет больших проблем. Они-то знали, что пограничный гарнизон в близ лежащем городе очень нуждается в специалистах этого класса.
Через некоторое время приказом начальника пограничной службы Украины младший лейтенант Родика Петровна Пипа была переведена для дальнейшего прохождения службы в погранотряд, что дислоцировался в городе недалеко от Градишт.
Устроители перевода, полковники Бондаренко и Моисеев, а также Петр Иванович с женой, которые приехали, чтобы увезти дочь в родные края, ожидали, что девушка обрадуется такой перемене судьбы. Нашлась и канистра с вином, и прекрасная закуска. Накрыли шикарный стол.
Только праздника не получилось. На глазах у изумленных полковников и родителей девушка разорвала предписание, гневно обвинила начальство в коррупции, разрыдалась и убежала.
Удивлению и возмущению военных и родителей не было предела. Полковники после стакана вина сосредоточенно молчали. Хотели, как лучше, а получилось -хуже некуда. Петр Иванович боялся смотреть в сторону полковников. Стыд буквально сжигал его тогда.
Когда страсти улеглись, все разъяснилось. Девушка была влюблена, и это полбеды. Она была еще и беременна . Эту новость она пока держала в секрете. Ее рыцарем был старший лейтенант Владимир. Разлука для влюбленных была немыслимой.
Но приказ есть приказ, его нужно выполнять, иначе последуют меры дисциплинарного воздействия. Пришлось Владимиру взять отпуск и последовать за любимой к новому месту ее службы. А друзья Петра Ивановича начали крутить военно-бюрократическую машину назад.
Владимир понравился семье Петра Ивановича. По случаю приезда влюбленных закатили пир на весь мир. Лейтенанты обвенчались в местной церкви. Жителю севера Украины понравился климат Бессарабии. Он с удовольствием поработал в теплице, но заметил, что труд каторжный.
Вскоре приказ о переводе Родики был отменен. Молодая семья возвратилась на старое место службы. Родители сожалели об этом. Погрустив немного и поразмыслив о случившемся, Петр Иванович, сидя в тени шелковицы, пришел к выводу, что нельзя распоряжаться чужой судьбой ,как тебе вздумается, даже если это судьба твоей родной дочери. Родика сделала свой выбор, и не надо ей мешать. Она сама нашла свое счастье.
«А полковники снова скоро приедут! Уж и попьем, уж и попоем!»

В. Паращин
← Попарата Забытый город "Тучков" →

Комментарии