"ЭТО НАША С ТОБОЙ БИОГРАФИЯ"

  • Опубликовано:
  • Блог: Пенджер към света
  • Рубрика: История
  • Редактировалось: 10 раз — последний 16 июля 2019
+1
Голосов: 1

628

"ЭТО НАША С ТОБОЙ БИОГРАФИЯ"


На митинг в Тараклии,организованный тараклийскими неформалами из дружества "Кирил и Методий" по случаю прибытия гагаузского автобусного агиткаравана в 1989г..
На площади нет ни одного тараклийца, а районное начальство с тревогой наблюдало за мегданом из-за штор: Доходили слухи, что в Чадыр-Лунге экстремисты выталкивали начальников из кабинетов за несогласие поддерживать Автономию, а слово "митинг" тогда звучало , как сейчас "майдан". Все прошло мирно, но для болгар вообще и тараклийцев в частности,характерно - "Порядок и законность превыше всего.Самозванцев нам не надо!" Тараклийцы надеялись, что кишиневские правители оценят соответственно такое поведение, но они ошиблись и Тараклийский район решили ликвидировать. Вот как это событие отразилось в душе тараклийского поэта:[/i
Тараклиьо!
Тебя швырнули на панель
Политики, газет и новостей,
Затем в парламентский бордель-
Исчадье низменных страстей.

А там, потомки даков славных,
Забыв духовное родство,
Своим союзникам недавным-
Болгарам плюнули в лицо!

И вновь стерпев, потупя взор:
"В семье во всякой есть иуда"
Готова ты терпеть позор
Политики торгашества и блуда?


В связи с проведением в Буджаке собраний и референдума, должных выявить настроения и мнения жителей региона по поводу автономии Гагауз Ери и геополитической ориентации Молдовы мне представляется интересным познакомить читателей с историческим очерком, опубликованным в сборнике Тараклийского университета, отражающем сходные политические страсти в конце 80-х и 90-х годах.Автор очерка, активный участник неформального движения в рядах болгарской молодежи тех времен излагает свой взгляд и понимание на события, ставшие для всех судьбоносными и которые во многом на новом витке вновь проявляются. Любопытно сравнить и проследить эволюцию в умонастроении жителей нашего края.

Предисловие
Воспоминания всегда сопряжены с эмоциями и всегда субъективны. В связи с этим мне хотелось бы сразу предупредить читателя о своих пристрастиях и в какой мере события 90-х годов наложились на мою индивидуальную жизнь.Я отношусь к категории советских граждан.которые перемен ждали и когда случилось то, что назвали “перестройкой» мое поведение было осмысленным,социально активным вплоть до конца периода, который предстоит вспомнить.


Советский период (конец 80-х – 1991). Неформалы



Начало этого периода символично совпало с «борьбой за трезвый образ жизни» и разоблачениями, относящимися к сталинской эпохе «социалистического строительства». Вслед за реабилитацией отдельных семей и граждан были раскрыты факты о преступлениях против отдельных народов, оговорились о праве этих народов на самоопределении. Эти декларации послужили сигналом для всегда готовых к действия национал-патриотов и в Молдове,а точнее, по всей исторической Бесарабии начался бум учредительства культурно-просветительских обществ, декларировавшие любовь к родному языку, народным обычаям и поставившие своей целью пропаганду этнических ценностей и преподавание родного языка в школе.
Н а путь перестройки вступила и такая часть советского населения,как «неформалы». В каждой из этнических групп Молдавии ситуация определялась согласно историческим предпосылкам.Молдавский «клуб Матеевича» мог позволить себе собирать в Зеленом театре многотысячную аудиторию,организовывал уличные шествия,имел свой печатный орган. В Буджаке доминировал «Гагауз халкы».
Болгарские «неформалы» объединились в общество «Кирилл и Методий»,но с центром в Болграде идействоали совместно: на молдавской стороне мероприятия организовывали гагаузы,на украинской-болгары.Контакты с дружеством «Възраждане» были,но понимая двусмысленность положения кишиневцев в бушующей столице и определенный конформизм его членов.они сводились лишь к литературному и информационному сотрудничеству:выходила прекрасная газета «Родно слово» и ,конечно же, замечательная активная деятельность Татьяны Стояновой,которая для меня служит символом современной болгарской женщины. Все.что она сделала в области контактов с Болгарией в области образования и культуры достойно высшей похвалы.
Другое дело было на юге Бессарабиию Здесь развернулось настоящее соревнование за души и сознание земляков,которые хотя и сопротивлялись идеологической обработке в силу безнадежной провинциальности,но гостеприимство всегда оказывали и даже позволяли включать свои фамилии в многочисленные возвания, письма и требования,которыми «неформалы» бомбили парткомы и райисполкомы. Национал-патриоты требовали от местных советских чиновников и партработников,чтобы они публично признали свою болгарскую принадлежность и не прикрывались партбилетами.
Как ни странно,но через некоторое время райкомовцы заговорили на болгарском языке публично,а многие даже свободнее и грамотнее ,чем иные патриоты. И лишь номенклатурная закваска мешала им влиться в ряды «неформалов»,но от многих опрометчивых действий они нас стопорили.


Дружество «Кирил и Методий»

Дружество «КиМ»,как болградское неформальное объединение возникло еще в 1983 году и его первым руководителем был Илия Вълков,стоматолог по профессии и поэт по душевному складу. Он очень любит Болград ,историческое прошлое Бесарабии и первым из моих знакомых стал писать на болгарском языке стихи и прозу.По своему менталитету Илия соответствовал классическому образцу разночинца-интеллигента.
Однако литературно-краеведческая деятельность болградских патриотов к 1985 году уже их не устраивала и с началом «гласности и перестройки» сама собой возникла идея о создании общебессарабской патриотической организации,ее официального оформления и установления практических связей с республикой Болгария.
Первый общебессарабский сбор активистов из ближайших к Болграду сел произошел весной 1986 года во дворе Виктора Стоянова. Трудился он слесарем на механическом заводе и запомнился мне гостеприимным и искренним человеком с пролетарским прямодушием и убежденностью с прицелом на практическую деятельность. К этому времени настал момент регистрировать культурно-просветительное общество бессарабских болгар «Кирилл и Методий». Эта бюрократическая ныне процедура в то время имела значение гражданского подвига и мужества. Никто еще не знал ,чем закончится затея Горбачева, а подобная инициатива в 1948 году для группы чийшийцев закончилась тюрьмой и осуждением на 25 лет за «националистическую деятельность».Но в горбачевские времена разве могли болградские райкомовцы противостоять председателю общества из рабочих ? Общество было зарегистрировано и начался период «выбивания» помещения для собраний. Однако наряду с этим ,безусловно,нужным и практическим актом созрела необходимость в организации,которая несла бы в себе зачатки самоорганизации бессарабского населения, т.к. традиционная власть являлась чисто исполнительной и фактически колониальной,несмотря на «советскую» риторику.Активисты «КиМ» были убеждены,что только потомки болгарских колонистов способны в Буджаке стать объединительным звеном. В этом мы убеждены и сейчас ,хотя жизнь всегда более замысловата,чем человеческие прожекты.
В связи с такими мыслями,неоходимо было кардинально переработать идеологическую программу общества,создать более жесткую структуру,расширить контакты с потенциальными сторонниками из Украины,Молдовы и Болгарии. А сторонники стали появляться отовсюду , в том числе среди неболгар. Для руководства такой сложной организацией требовался не просто патриот,но способный к этому делу человек,с широким кругозором и образованием И такой руководитель нашелся.Им стал работник твардицкого музея-Никола Тодоров. Он родом из села Валя-Пержей,филолог по образованию (МГУ),прекрасно владел литературным болгарским языком,инициативный и преданный болгаро-бессарабской каузе. Особенно примечательным в его характере была непримиримость к национальным нигилистам и партийному начальству, которое хотя и было оплотом элементарного порядка , но и объективным тормозом для перемен. Никола зачастую умышленно лез на рожон с начальниками и жизнь показала,что компромисс с советской номенклатурой привел к тому,что энергия энтузиастов была банально использована для меркантильных и каръеристких целей и лозунг «за българщината» был дискредитирован. Тодоров внешне - копия Васила Левски и,видимо, осознавая это, стиль его поведения в те времена полностью соответствовал роли бессарабского революционера. Кроме большой организационной деятельности в дружестве,Никола преподавал болгарский язык ,работал над учебными пособиями для бессарабских школьников,писал диссертацию,редактировал вестник «Камбана» и вел бесплатные уроки болгарского для абитуриентов. Вскоре,заряженные его патриотизмом в Тараклию явилась молодая супружеская пара (Радилова) из первого выпуска преподавателей болгарского языка, Они горели желанием послужить идеалам болгарского патриотического движения,но столкнувшись с тараклийской бытовой прозой и глухим неприятием таких порывов,они были вынуждены покинуть навсегда «центр болгарской культуры».
Число активистов в дружестве «К иМ» доходило до 100 человек. Это, как я сейчас понимаю, были самые настоящие болгарские пассионарии. Например,секретарь дружества Иван Половнюк пешком обходил отдаленные болгарские села Арцизского и Килийского районов,о существовании которых мыне подозревали. Дух Левски,Ботева и эпохи болгарского Возрождения охватывал наши сердца. Раньше я об этом читал в книгах и относил это явление ,как писательская аллегория и фантазия. Но лично я такое пережил. В те времена каждое воскресенье со все Бесарсбии мы,активисты собирались в штаб-квартире и по несколько часов проводили организационные собрания по всем правилсм протокольного исскуства под руководством профессионального юриста из Измаила-Владимира Петрова. Он был настоящим соратником и заместителем Тодорова ,знали друг друга с о студенческих лет. Владимир терпеливо вгонял в необходимые юридические рамки наши сумбурные инициативы, а будучи дипломатом по характеру, умело управлял собраниями из нескольких десятков амбициозных и разгоряченных анархистов. Именно от него мы поняли важное значение процедурных моментов в демократической механике и стало ясно почему буксует демократия на всем советском пространстве даже там где нет антагонизма и все желают красивой жизни
Однако,несмотря на координацию со стороны Управительного Совета, дружество оставалось организацией анархической,без строгой регламентации и обязательной отчетностью о форме и содержании проводимых на местах мероприятиях. Это было делом чести руководителя филиала и каждый активист сам осмысливал течение событий и определял в какой степени ему неоходимо членство в дружестве.К тому же темп развития событий в конце 80-х требовал широкого творческого подхода, В 1986 году еще только робко упоминалось о необходимости открыть курсы болгарского языка, в 1989 уже стоит вопрос о создании Ассоциации советских болгар,а в 1991 мы оказались разделены государственной границей. Посещали наши заседания и люди преклонного возраста.Часто наведывался с неизменным портфелем и беретом тараклийский краевед Кайряк П.И. Юношеским азартом светились глаза болградского народного поэта Арнаудова. Хотелось бы и мне на старости лет встретить такое же «младое племя» какими были мы десять лет назад. А ведь эти пожилые люди прожив румынское и сорок лет советского времени разве могли предположить,что столько лет спустя вырастет новое поколение,желающее быть болгарами вопреки всем превратностям сложной бессарабской жизни. К тому же образованное и настырное.Это одна из загадок человеческой жизни.
Совсем не имеет значения,как сложилась дальнейшая судьба каждого из «неформалов». Был опыт социального творчества,были молодые,энергичные молодые люди,была жажда утвердить достоинство своего народа,сделать карьеру собственными усилиями.
Те же «здравомыслящие»,которые утверждали,что надо не болтовней заниматься ,а «экономикой» ,в конечном итоге, занялись банальной спекуляцией и «бизнесом» под покровительством тех.против ,кого они в свое время осуждали за коррупцию
ПЕРВАЯ ПОПЫТКА ПЕРЕСТРОЙКИ
Настоящая перестройка советского общества и национальные самоопределения советских народов еще впереди. Сделан был лишь пробный шаг.
Ширина и уверенность шага и возможности национал- патриотов в Молдове оказались различными. Молдоване, получив по наследству формальную государственность, занялись ее устройством по своему разумению
. Гагаузы,получив известность и определенное признание в окружающем мире.сохраняют достаточно большой творческий потенциал и гегемонию в Буджаке и регулярно их демонстрируют.
Мы,болгары, сблизившись с нашими историческими братьями на Балканах имеем свои большие козыри во всех аспектах общественной жизни.
Сразу же, после объявления «эпохи гласности», опять же первыми, заговорили национал –патриоты. В Тараклии центром дисскусий и дебатов стала редакция районной газеты «Свет Октября»,где во главе с редактором Чоариком В. работали представители основных этнических групп Молдовы, При редакции был создан дисскусионный клуб,успевший провести несколько диспутов на нейтральные темы о сталинской эпохе,об экологии. Но,когда в центре Тараклии появилось объявление «Нужна ли автономия болгарам и гагаузам?» в Тараклию был вызван работник из отдела идеологии ЦК КПМ. Он добродушно выслушал скромные пожелания местных национал-патриотов,понял, что опасения были напрасными и разговор об автономии перескочил на политэкономию и далее о рыночной экономике,которая должна была дать импульс советской жизни. На конкретный вопрос, кто возьмет в Молдове на себя функцию «буржуев-капиталистов» ,работник идеологического отдела загадочно улыбнулся и стал прощаться. Это был Иван Забунов-будущий председатель общества «Възраждане».
Однако идея автономии в условиях,когда еще не было Конституции,стала навязчивой идеей у активистов-неформалов и начались митинговые страсти. Слово «митинг» приобрело революционную значимость, а «автономия»-устрашающее. Их могли произносить публично только самые дерзкие и отчаянные. «Неформалы»,способные собрать несколько десятков односельчан приобретали огромный авторитет.
В Молдове вне конкуренции по части организации митингов в самых неожиданных местах и в самых изощренных формах были гагаузы, Вначале-из «Гагауз халкы» ,а затем появился радикальный «Аркалък» с экспансивным Добровым и ультра радикальные
« Ватан» из Вулканещ и «Милетт санджасы» из Чадыра. Молодым ,и не совсем ,ребятам очень нравилось дразнить и пугать местное начальство,собирая любопытных тогда еще односельчан и « толкать политику».
Вначале никто из «неформалов» не сомневался в необходимости совместной болгаро-гагаузской автономии на юге Бесарабии в составе СССР. Даже в газетах обсуждалась идея идеального государственного устройства в виде Бессарабской федеративной республики из Приднестровья,Гагауз Ери, Дунайский регион, Болгарский район и Молдова.
Проводились совместные собрания в Комрате,Чадыр-Лунге,Болграде,Тараклии. Писались письма в Москву совместно с партийными и советскими начальниками. Но со временем болгарские начальники передумали идти в совместную автономию,впрочем как и «простые труженики». Как,впоследствии оказалось, правильно сделали-было еще не время. Здесь уместно отметить существенную разницу в поведении основных этнических групп Молдовы,провоцируемые на судьбоносные поступки.
В Зеленом театре,где сценаристами были молдаване происходили целые мистерии с участием Леониды Лари в роли молдавско-румынской Жанны Д^Арк. Я сам с удовольствием посещал эти мероприятия,хотя и не знаю молдавского. И так было ясно .
…У молдаван сказывалось природное простодушие,романтизм и фантазия совместно с банальной нерациональностью и непрактичностью,что в конечном итоге привело к кровавым столкновениям на Днестре и едва не привело в Буджаке. Молдоване люди не злые,но попались на удочку злых подстрекателей.
Удивили гагаузы. Как оказалось, о их существовании в Молдове севернее Чимишлии никто и не знал,а через год их узнал весь мир и ,особенно, тюрский. Такого напора,стойкости и широкого диапазона действий от провинциалов бессарабской глухомани никто не ожидал. В рискованной схватке с молдо-румынскими радикалами гагаузы давали отпор по всем каналам: официальным,в прессе,научным…У них появились вожди никого и ничего не боявшиеся. И мы стали свидетелями,как из аморфной сельской массы родился этнос. Гагаузы вполне заслужено преобрели авторитет и добились своего.
Болгарское население,будучи разбросанным по разным районам недоуменно реагировало на доходившие до них слухи о каких-то «митингах» и «автономиях». К нему это не имело никакого отношения. Попытки «неформалов» проникнуть в Твардицу,Кортен и Валя-Пержей полностью проваливались. Председатели местных колхозов тщательно следили за целомудренностью своих подопечных и они ,действительно,до сих пор сохранили свою непорочность. Первый урок гражданского массового поведения и выработки механизмов адекватной реакции в экстремальных условиях болгары Молдовы «прогуляли». Болгары,подобно молдаванам и гагаузам не дали ни вождей, ни героев. В их сердца не проник очищающий и возбуждающий дух перемен. Имели место лищь досада и разочарование от наступавшего беспорядка и начавшихся грабежей, организованными «неформалами» правого толка. Такое поведение определилось не мудростью ,а бессилием.
Если до распада СССР национал-патриоты различных этнических групп и каждая на своей территории направляла свои нападки против коммунистической идеологии и в этом были солидарны и даже совершали совместные акции.то с распадом СССР и провозглашением независимости Молдовы и Украины, поведение национал-патриотов кардинально изменилось. Вчерашние союзники стали соперниками и даже врагами Началась трансформация культурно-общественных объединений в политические и начался второй урок гражданского ликбеза,но уже в пределах нового для всехосударства, точнее его проекта под названием Молдова.


Молдавский период
(1991-2000)

Распад Советского Союза похоронил под своими обломками надежду на образование симметричной (Болград-Комрат) болгаро-гагаузской автономии в границах бывших колоний. Дружество «КиМ» еще по инерции собирало активистов с обеих сторон,но всем стало ясно,что совместной болгарской жизни не получится и надо выяснять отношения с молдавскими и украинскими националистами,которые до распада СССР также были «неформалами» и антикоммунистами. Однако с приобретением независимости «фронтисты» и «руховцы» изменили свое поведение. Из Киева в Болград прислали эммисаров «Рух»а и они были удивлены,что в «местах компактного проживания болгар» нет ни одной вывески на болгарском языке,а названия сел-«плодово-ягодные» и советские.Они засомневались в существовании «украинских болгар» и ,хотя вино им понравилось,порекомендовали кирил-мефодиевцам навсегда забыть о каких-либо притязаниях на самобытность даже в виде культурной автономии.
«Фронтисты» в Молдове,хотя и соглашались на культурную автономию,но видели ее уже в составе Великой Румынии. Наши соседи-гагаузы также внезапно охладели к своим вековым братьям и предложили им великодушно национальный район в составе Гагауз Ери. Приезжали в Болград и Тараклию парни из Приднестровья и открытым текстом предлагали свою поддержку для более радикальных акций,а дело болгарских патриотов-поднять знамя. В качестве серьезности их намерений они подарили огромный тюк материи для болгарских бело-зелено-красных триколоров. Тюк был с удовольствием принят,но от предложений участвовать в авантюрных акциях им было отказано. Из материи с триколором мы целое десятилетие шили знамена.
В Одессе был объявлен сбор всех «неформальных» патриотических группировок для выяснения отношений с руховцами. Там мы познакомились с молдаванами из украинской Бесарабии и на митинге держались вместе. Одесситы говорили о статусе «порта-франко» для «Одессы –мамы», бессарабцы желали культурной автономии,однако руховцы были непреклонны ,все время гутарили на украинской мове , кричали,что никакой «новоросссии» они не долустят и едва не довели дело до мордобития. Вовремя вмешалась милиция.В дальнейше руховцы откровенно стали запугивать администрацию в национальных районах и глава болградской администрации товарищ Македонский призвал жителей болгадского района не поддаваться агитациям «болгарских экстремистов». В это же примерно время тараклийским активистам ответственные начальники также внушали угомониться и не лезть не в свое дело. Совсем по другому поступили молдоване и гагаузы.Активисты из «неформальных» объединений получили вполне официальную поддержку и своей пассионарностью и накопленным митинговым опытом стали «разогревать» население и информировать весь мир о своих притязаниях.
Началась пропагандистская газетная война. Срочно были востребованы историки,этнографы,журналисты и ораторы,способные подвести и поднести «теоретическую» базу под притязания на гегемонию на определенную территорию. В Чадыр-Лунге мгновенно был сменен редактор и тираж газеты «Знамя» возрос многократно. Я считаю,что эта газета наиболее адекватно , разносторонне и профессионально отразила то сумбурное время в Буджаке. Тогда же никому неизвестные,кроме сослуживцев по коридору молдавской Академии историки Грек И.Ф и Червенков Н.Н поняли,что они стали нужны не только научному учреждению.Жажда в исторических фактах,во всяком случае среди патриотов была огромная. Конечно в то время тягаться с известным этнографом Курогло С. и « румыноязычными» историками было не по силам. В нашем распоряжении были лишь память тараклийского краеведа Кайряк П.А и поддержка со стороны учителя истории Дериволкова В.Г.
В тараклийской газете «Свет Октября» что-либо опубликовать по поводу текущих событий можно было только под «крышей» Кайряк П.А. и благодаря тому,что редакторы были молдаван и гагауз. Во избежании ненужных обострений их нельзя было увольнять.
По тараклийским газетам драматические события тех лет понять невозможно.
Для подавляющего большинства населения Молдовы ,с советских времен испытывающих особый пиетет к печатному слову,газетная канонада тех времен и бесконечная митинговщина ассоциировалась с сумашедшим бредом. Н а самом же деле шел вполне естественный социальный процесс формирования властной пирамиды нового сообщества,выяснение отношений между отдельными составляющими элементами,взаимное знакомство и выработка условий для дальнейшего сосуществования. Посколько прямое столкновение опасно для всех,оно принимало форму идеологических выпадов и провокаций. Сложившиеся неписанные правила требовали от участников «разборки» продемонстрировать исторические познания и аргументы,публицистический талант,обширные познания мировой практики государственного строительства. На первом этапе газетной вакханалии бесспорное преимущество имели молдо-румынские националисты. Особенно запомнились карикатурные зарисовки в «Literatura si Arta». Объектом их атак последовательно были: коммунисты,сепаратисты Приднестровья и ,наконец,потомки «колонизаторов»- болгары и гагаузы.
С принятием провокационного Закона о функционировании языков…началось откровенное выдавливание немолдован из государственных учреждений. «Мятежные» провинции ответили этим же. Между бывшими коллегами по работе и соседями незримо возникла стена отчуждения,хотя сознание отчаянно сопротивлялось признавать эти атавистические проявления ксенофобии. Но «процесс пошел» и даже из спокойной Тараклии стали уезжать без видимых причин. Началась группировка около «своих».
Никакие призывы к благоразумию и воспоминаниям о дружбе в советские времена не помогали. Начался детальный анализ этнических обликов буджакских сел. Особенно в этом отношении усердствовали гагаузские активисты. Поняв, что Тараклия не вступит в гагаузское национально-ткрриториальное образование и не позволит тем самым гагаузам иметь компактную и целостную территорию было принято решение «оторвать» ряд сел Тараклийского района со смешанным населением и соединить Чадырлунгский и Вулканештский районы. Оставшись изолированными и прижатыми к украинской границе болгарския села сдадутся «без боя». Изобретательству и напору ,доходящего до откровенного нахальства со стороны гагаузских активистов не было предела. Н о к таким действиям их провоцировало растерянное болгарское население,которому никто толком не объяснал чего надо «хотеть». По советскому менталитету районное руководство должно было провести разъяснительную работу по текущему моменту.Однако в районном руководстве ,во первых, не было согласия, во-вторых боялись спровоцировать «межнациональную» рознь и в ,третьих это вообще не вписывалось в должностные инструкции и не объяснялось «пролетарским интернационализмом». Жизнь оказалась гораздо сложнее и удивительнее. Зато начальники-гагаузы.живущие в Тараклии тайно симпатизировали своим сородичам и ,чем могли им помогали. Тараклийские активисты нашли возможность выпустить «неформальную» газету «Алай». В Тараклии ее кроме друзей и знакомых никто не заметил. Зато начальнику Чадырлунгской типографии пришлось отвечать,а секретарь Тараклийского райисполкома получил указание из Комрата- «найти и разобраться». Печатать «Алай» в Болграде и Кагуле отказались.Первый независимый вестник в истории Тараклии оказался последним.
Чтобы перетащить ключевое селение Тараклийского Района_поселок Светлый в будущую автономию,гагаузские активисты на референдуме отделили одну из улиц,где жили выходцы из болгарских сел и провели голосование раздельно. В итоге Светлый оказался в Гагауз Ери,а отделенная улица осталась в тараклийском районе в качестве бомжа.
Но все же Тараклийский район уцелел и благодаря включению в него Твардицы,Кортена и Валя-Пержей приобрел вполне болгарский облик. Председателем Райисполкома стал Дарманчев К.П. Это уже полностью соответствовало представлению болгарских национал-патриотов,что в смутные времена и предстоящей дележке «всенародной собственности» и переходу к территориальному самоуправлению публичные главные должности должны занимать болгары. Когда все утрясется можно будет выбирать и по другим качествам. К тому же нам нужны администраторы высшего эшелона и способные поддерживать национальный имидж нашего района. Пока мы болгары у нас есть особые аргументы в развернувшемся политическом соревновании.
После того,как Дарманчев К.П стал Председателем Райисполкома всякие разговоры на этническую тематику сами по себе прекратилис. Наступило некоторое успокоение в болгарской среде,но вовсю бушевали страсти у соседей и в Кишиневе.
Проблему с самоопределением гагаузов «фронтисты» пытались «навесить» Болгарии,указывая,что именно там находится историческая родина наших соседей. А молдаване,как будто бы, не жили всегда вместе с болгарами в пределах всех средневековых болгарских государств и ,вроде бы не замечают грамматическое сходство наших языков. .
В ответ гагаузские интеллигенты во главе с Курогло предъявили доказательства постоянного присутствия в Буджаке гагаузов и именно он является их законной Родиной.
И гагаузы,исчерпав все возможности,решили самопровозгласиться.

Поход волонтеров

После самопровозглашения Гагауз Ери там началась подготовка к выборам органов управления вопреки протестам большинства депутатов Парламента и Президента. Однако остановить гагаузов уже никто не мог и тогда Президент и Парламент призвали министра внутренних дел Косташа навести порядок на юге Молдовы. Помочь полицейским,как утверждалось, решили молдоване-добровольцы,в основном студенты. Весь этот демарш преподносился,как гражданская акция акция протеста, с организацией в райцентрах Буджака разъяснительной кампании среди гагаузских жителей,которых по мнению вдохновителей похода, используют в своих корыстных целях местная номенклатура,в основном из бывшего партхозактива. Сама форма «гражданского протеста» в виде автобусного каравана была не оригинальна. Первыми тем же летом такой поход совершили гагаузы по Буджаку. Организатором и вдохновителем такой акции был руководитель экстремисткой группировки «Аркалык» Леонид Добров. Акция ,действительно была впечатляющей. В одно прекрасное воскресенье в притаившуюся,с абсолютно неинформированным населением, Тараклию въехал длиннющий караван автобусов с флагами, мегафонами,транспорантами и экспансивными активистами из другой радикальной группировки «Милетт санджасы». В целомудренной до сих пор Тараклии впервые образовался митинг. Тараклийцев,правда было меньше ,чем гагаузов,но они могли ,наконец-то, пообщавшись со своими соседями что-то для себя понять в тогдашней сумбурной обстановке, Митинг прошел спокойно. Выступившие тараклийцы на словах поддержали стремление гагаузов создать автономию, но в нее вступить не решаются. Но в этом походе важны были не слова, демонстрация «гагаузской мощи» и организационных способностей. Болгары ,уж точно, на такое не способны и где же им выдержать более серьезный напор. Таков был подтекст. Проехав через изумленную Тараклию километровый караван прибыл в Копчак,где его воссторжено встретили жители и,которых надо было проагитировать выйти из состава Тараклийского района и как это будет здорово. Жители в этом серьезно сомневались,но задумались, а караван продолжил свой путь в болгарскую Кайраклию. Там гагаузов встретили национал-патриоты из «Кирилл и Мефодий» и раздухарившиеся «неформалы» подстрекаемые безудержным Добровым двинули караван к украинской границе с намерением «прорвать» ее и «взять» Болград. Но все же нашлись трезвые головы и караван повернул в сторону Вулканещ,а могли быть неприятности. Однажды в Болграде пускали слух,что в день Освобождения Болгарии от османской неволи 3 марта болгарские «экстремисты» запланировали устроить погромы.
Таким образом ,молдавские «волонтеры» решили использовать аналогичную форму агитации среди своих потенциальных сограждан. Но не успели «волонтеры» выехать из Кишинева,как «партхозактив» гагаузских районов в срочном порядке мобилизовал население и весь юг,включая тараклийский район ощетинился баррикадами. По их просьбе и старой дружбе В Буджак вошли болградские десантники и на украинской границе.появились автобусы с приднестровскими «рабочими» и бессарабцами из соседних районов.
По телевизору показывали.как кишиневцы отправляю студентов в Буджак протестовать.а мои детки спрашивают:» Пап, нас ,что ли, убивать едут?»… Из гагаузских селений начался исход женщин и детей к соседям: болгарам и молдаванам. В Кишиневе тогда еще не знали,что молдаване в Буджаке имеют совсем другие понятия о межэтнических отношениях, а «волонтеры»,видимо, и понятия не имели в какой капкан их кинули. Сельские мужчины после трудового дня заставали на «передовой» и за какие –то часы в глазах,обычно добродушных селян, появилась первобытная военная суровость.Дело принимало опасный характер.
В тот роковой день В Буджаке установилась типично бессарабская меланхоличная осенняя погода,а к вечеру багровая заря сделала всем участникам зловещей драмы последнее предупреждение и, неожиданно, к вечеру резко похолодало.
Парламент и Президент расписались в своем бессилии и за дело взялся простой народ. Жители болгарской Твардицы преградили дорогу генералу Косташу и уговорили его не идти в Чадыр-Лунгу…Отряд «волонтеров» ,подошедший к Тараклии , уговорили переночевать в Алуате,где им на молдавском языке свои же этнические братья разъяснили популярно «освободителям» почему надо «поворачивать оглобли»…
После драматической, но бескровной развязки в Вулканещах наступило утро, Как после тяжелого похмелья или семейной драки. Голодные,промерзшие и злые «волонтеры» ушли на Кагул.
А в Болград,спонтанно, без всяких объявлении стали собираться люди. Много гагаузских семей ночевало на украинской стороне у родственников,приехали автобусы из Комрата,Чадыра,Вулканещ…Говорились простые слова утешения и часто оратары плакалию Пережитые тревожные дни и последняя ночь,да и ,вообще,последние годы истерзали гагаузов. «Битва» за автономию привела гагаузское население и их лидеров к изоляции. Они слышали лишь осуждения и угрозы из Кишинева и глухое молчание из Тараклии. И вот,Болград-старая столица балканских колонистов их вновь приютила в столь тяжелый час. Выговорившись и наплакавшись люди разъехались по родным селам. Они больше не будут верить ни официальному начальству,ни «неформалам».
На этом митинговый этап в общественной жизни закончился. Этнические сообщества Молдовы,отгородившись друг от друга блок-постами замерли. О чем можно было говорить после того,что произошло?О какой свободе,демократии и процветающей Молдове?
Но так бесконечно долго продолжаться не могло. В какой-то степени драматические события в Буджаке были спровоцированы отсутствием каких-либо контактов межу разными частями и различными социальными группами в Молдове. Никто друг друга не слушал ,не слышал и не пытался понять. То же творилось и в Парламенте,чья функция в том и заключается,чтобы проблемы решать внутри его обсуждениями. Но он оказался негодным и бросил людей друг на друга.
Постепенно среди «неформалов» возникла потребность навести мосты. Но кто это сделает? Cамо собой выбор пал на болгар,которые оказались не в ссоре ни скем. Я,как координатор тараклийского отделения «КиМ» с энтузиазмом взялся за дело. Заручившись согласием от «Гагауз халкы», я поехал в Кишинев. Сначала на прием к господину Рошка. Он внимательно выслушал меня,сказал,что представляет жизнь молдаван в едином румынском государстве и .что имеет право за это агитировать и этому способствовать,разумеется демократическими методами. На мое предложение приехать в Тараклию на форум и объяснить своим потенциальным согражданам преимущество жизни в едином румынском государстве он вежливо ответил,что вынесет мое приглашение на обсуждение в Совете Народного Фронта. Стало ясно, что фронтистам это не надо. Приглашения получили Социалистическая Партия, Аграрно-Демократическая ,Социал-Демократическая и либералы из Тирасполя.
В назначенный день в Тараклию из Кишинева приехали только социал-демократы во главе с председателем партии О.Нантоем. Своими спокойными и рассудительными речами они внесли в души присутствующих определенный оптимизм и надежду. Эти молдоване были иного склада и, к тому же, интеллигентные и подкованные в общественных науках. А самое главное, они приехали в неизвестную Тараклию через гагаузские блок-посты,чтобы высказать свое мнение о нашем совместном будущем.
И именно к этому моменту импульсивная и эмоциональная патриотическая деятельность нуждалась,во-первых.в осмыслении, во-вторых- в адекватной лигитимной организации,в третьих-в идеологии и ,наконец, в политической и финансовой поддержке. Для реализации этимх целей тараклийское отделение «КиМ» приняло решение о трансформации в партийную ячяейку социал-демократической партии.
БОЛГАРСКИЙ ВОПРОС
«Болгарский вопрос» в Молдове возник тогда,когда «Приднестровский » был законсервирован миротворцами,а гагаузский частично разрешен. Переход на уездную систему не затрагивал интересы Приднестровья и Гагауз Ери,успевших завоевать политические важные позиции. Зато болгарам предлагалось раствориться в Кагульском уезде, Что бы из этого вышло показал Кантемир.где кстати живут выходцы из старых болгарских сел, в том числе и Тараклии. Там жизнь полностью угасла.
Вместе с тем история с сохранением тараклийского района в канун территоиальной реформы стала разв
← ПАБЛО КОЭЛЬО -СЫН ТАРАКЛИЙКИ БУДЖАК: место схватки уже помечено! →

Комментарии 3