Старшина Шоп Тараклии (И.П. Беров)

0
Голосов: 0

138

Старшина Шоп Тараклии (И.П. Беров)



Иван Петрович Беров родился в 1873 г. Вместе с женой Прасковьей Степановной Татарлы (1875 г. р.) воспитывал детей – Андрея (?), Федора (1904 г. р.), Ульяна (1908 г. р.) и Любовь (1917 г. р.).

И. П. Беров активно включился в общественную жизнь Тараклии. На сельском сходе, состоявшемся 26 ноября 1903 г., ему доверили собирать подати. Поставленные перед ним задачи он добросовестно выполнял до 1904 г. Это повысило его авторитет в глазах местных жителей, и 19 июля 1909 г. он впервые был избран старостой поселения Тараклия. В этой должности он активно выступал за создание Тараклийской волости. И не случайно, когда встал вопрос о выборе волостного старшины, местные жители единогласно выдвинули кандидатуру И. П. Берова.

Мандат старшины длился три года. По свидетельству источников, на данный пост Ивана Петровича переизбирали еще три раза, вплоть до 1919 г., т. е. до ликвидации Тараклийской волости.

Иван Петрович Беров приступил к обязанностям старшины Тараклийской волости с 1 января 1910 г. На этом посту он проявил себя как профессионал и хозяйственник, который в первую очередь думал о благосостоянии волости и ее жителей. Уже на следующий год по его инициативе в селе была проведена телефонная связь с Кубейской почтой...

Активно старшина волости содействовал и тому, чтобы в селе, в 1916 г., было учреждено потребительское кооперативное общество «Выгода».

Проявил внимание старшина Беров и к культурной жизни тараклийцев. При его непосредственном содействии была организована группа любителей болгарской песни. Этот коллектив в 1912 г. принял участие в состоявшемся в Аккермане фольклорном фестивале.

Иван Петрович и его односельчане – Г. А. Гарановский, Л. П. Карамалак, А. П. Кара и И. П. Рабаджи – активно помогали известному русскому ученому Николаю Севастьяновичу Державину в сборе всевозможных социологических, этнографических и демографических материалов о болгарах, о чем Н. С. Державин упоминает в своей книге «Болгарские колонии в России (Таврическая, Херсонская и Бессарабская губернии)» (1914).

Под руководством И. П. Берова в том же 1913 г. проводится празднование 100-летия Тараклии. Тогда состоялось открытие бронзового памятника российскому императору Александру II Освободителю. На его постаменте было написано: «Царю – освободителю Болгарии в войне 1877−1878 гг.». В этот же знаменательный день была освящена сооруженная в честь 100-летия Тараклии чешма (источник), впоследствии названная по имени старосты – «Беровата чешма». Во время празднования 100-летия Тараклии была выпущена памятная брошюрка, включавшая воспоминания старожилов, следы которой затерялись. Cам Иван Петрович Беров во время этих торжеств был награжден юбилейной медалью на ленте. Тогда же местной школе были подарены 100 рублей золотом, самому пожилому тараклийцу – лошадь, самому маленькому (новорожденному) – запись в книге почетных граждан. Вечером того же дня силами тараклийской интеллигенции был представлен спектакль «Иван Сусанин». Праздничные мероприятия, которые прошли на высоком уровне, остались надолго в памяти тараклийцев.

Активная деятельность И. П. Берова на посту волостного старшины не осталась незамеченной и для губернских властей. Как следствие, в 1914 г. он был удостоен серебряной медали с надписью «За усердие», для ношения на груди на ленте ордена Св. Станислава. В наградном листке особо отмечались служебные качества и усердие, которое проявлял старшина на общественной должности...

Об авторитете Ивана Петровича Берова у тараклийцев говорит и тот факт, что после установления румынской власти и ликвидации Тараклийской волости он продолжал играть активную роль в общественной жизни поселения уже в качестве примара коммуны Тараклия. На эту должность его избирали 3 раза (1922–1926, 1931–1932, 1938–1940). В разные годы он являлся членом ряда политических формирований, таких как Национально-либеральная партия (1922–1926), Национально-крестьянская (Царанистская) партия (1931–1932) и Фронт национального возрождения (1938–1940)...

Активная общественно-политическая деятельность Берова не могла не сказаться на его дальнейшей судьбе. Известно, что после установления 22 июня 1940 г. в Бессарабии советской власти, примары, которые служили при румынах, были подвержены уголовному преследованию. Спустя лишь месяц, 23 июля, отделением Кагульского управления государственной безопасности НКВД был выдан ордер на его арест. При обыске в его доме было изъято 2 медали и различная переписка. Позже, из-за того, что содержание корреспонденции не представляло никакого интереса для следственных органов, она была сожжена. В период следственных мероприятий Берова содержали в Кагульской тюрьме. На одном из допросов, состоявшемся 26 июля 1940 г., Иван Петрович указал, что в общем состоял 17 лет примаром, подчеркнув, что за все время службы никого не обидел и никогда чужого не присвоил: «Я был бедным человеком, бедным и остался». Он признавал, что являлся членом румынских партий, но какой-либо активной деятельности в их пользу не проводил. Уже 14 сентября 1940 г. И. П. Берову было выдвинуто обвинение в том, что он «состоял в контрреволюционных партиях и был примаром». 11 января 1941 г. Особое совещание при НКВД постановило И. П. Берова «как социально опасного элемента сослать в Узбекскую СССР на ПЯТЬ лет, считая срок с 23 июля 1940 г.».

После отбытия срока наказания в Исправительно-трудовом лагере Иван Петрович возвратился в Тараклию, где 18 марта 1947 г. скончался. Не зная о его смерти, в начале апреля 1950 г. представители 5-го отдела Министерства Госбезопасности МССР направили письмо своему Тараклийскому районному отделению, в котором просили установить нахождение И. П. Берова, после чего – проинформировать о пригодности его к физическому труду. Для привлечения его к ответственности предлагалось собрать на него и его родственников компрометирующие материалы. Из Тараклии сообщили в Кишинев, что Берова уже нет в живых. Спустя много лет, 12 апреля 1989 г., тараклийского волостного старшину и примара реабилитировали.

Не пощадила судьба и детей И. П. Берова. В 1949 г. как «кулаки» были депортированы в Алтайский край (с. Усть-Калманка Усть-Калманского района) его второй сын Федор с женой Анной (1904 г. р.) и внуки Георгий, 1921 г. р. (работавший инспектором Центрального статистического управления), Иван (1931 г. р.), дочь Федора – Мария (1923 г. р.) осталась в Тараклии.
По-другому сложилась судьба третьего сына Ивана Петровича – Ульяна. Он работал строителем, а один из его сыновей, Иван, в 1945 г. был мобилизован на трудовой фронт в город Кривой Рог, откуда так и не вернулся. Второй сын Ульяна – Афанасий, перебрался в Кишинев, где стал монтажником строительного управления. Был делегатом (с правом решающего голоса) XXIII съезда КПСС, состоявшегося в Москве 29 марта – 8 апреля 1966 г...

Николай ЧЕРВЕНКОВ, доктор хабилитат истории,
Иван ДУМИНИКА, доктор истории
← Махала на махалу Кумът и старият сват. →

Комментарии