Параллельный мир

0
Голосов: 0

236

Параллельный мир


Шар

Бледный, молодой инженер Виктор Плошкин сидел на своём рабочем месте и грустно смотрел в окно. Он, конструктор с пятилетним стажем, допустил досадную ошибку в документации и, как выражаются в его узком кругу, получив «дыню» от начальника, остался в этот предновогодний вечер замаливать свои грехи.
За окном белыми бабочками порхали снежинки, догорал закат и, по давно опустевшему отделу, установилась тревожная тишина. Виктор тупо уставился в очередную синьку с чертежом и остро почувствовал бессмысленность своего поступка. Его, наверняка, заждались дома, дочка еще в садике, и купить продуктов нужно было по списку, но честолюбивый характер Виктора не позволял ему отложить свои папочки и чертежи. А, может быть, это был страх перед будущими разбирательствами и падением в глазах начальства и коллег. Служебная карьера не терпит разного рода оплошностей. Любая, даже самая незначительная ошибка, при стечении неблагоприятных обстоятельств - например, в конце года, имеет свойство перерастать в производственный скандал с поиском крайнего. Содрогается всё здание бюрократической структуры заводоуправления, приходят в движение служебные инструкции, и выявленному крайнему виновнику припечатывается клеймо «бракодел». Почти всегда этих несчастных обнаруживают на первых ступеньках служебной лестницы, хотя подписи подмахивали все на ней толпящиеся. Жертв скандала запоминают пофамильно, и в ячейке памяти вводится пометочка «опасно» на долгое время. Это инстинкт организационной системы.
Вдруг хлопнула форточка, распахнулась дверь, в комнату ворвался холодный вихрь и разметал бумаги со столов. Виктор бросился закрывать дверь, но также внезапно сквозняк исчез и стало совсем тихо. Это было настолько неожиданно, что Виктор даже остановился на полпути к двери и обернулся. В форточку медленно вплывал шар. Комната озарилась изумрудным светом, и в середине прозрачного шара вспыхнула золотистая звездочка. Шар спланировал и завис перед лицом Виктора.
Когда молодой инженер пришёл в себя, он обнаружил себя внутри этого загадочного объекта, а перед ним стоял такой же молодой человек учёного вида. Он дружески похлопал Виктора по плечу и заговорил:
-Вы находитесь в научном центре по проблемам развития цивилизаций. Вы достаточно продвинутый и грамотный человек, чтобы понять ценность наших исследований и разобраться в том, что вам предстоит увидеть и пережить. Вы попадёте в мир, параллельный вашему. Это означает, что нам удалось смоделировать жизнь вашего города Арсеньева 20-летней давности и затем, изменив некоторые параметры социального характера, получили модель жизни общества параллельного вашему. Изменяя параметры, мы учитывали большую вероятность необходимых стечений обстоятельств того времени, которое было выбрано за точку отсчета. А теперь нам важно проследить эволюцию человеческого сознания при наложении на параллельную по времени реальность. Ваша мыслительная деятельность будет нами контролироваться, и не думаем, что это вас смутит. Выбирая вас из многих других кандидатов, мы учли большую искренность ваших намерений, побуждений и поступков.

Город
Виктор обнаружил себя стоящим на площади, точнее, на огромном катке. Дискомузыка вместе с падающими хлопьями снега, цветомузыкой и танцующими, а танцевали все без исключения и с воодушевлением, создавали фантастический, сказочный мир. Веселый смех и голоса заполняли всё пространство площади и не утихали ни на минуту. Хотя Виктор , в общем-то, на коньках не катался, кроме раннего детства, но сейчас он плыл сквозь снежинки и пеструю толпу уверенно и легко. Давно забытое чувство телячьего восторга подбросило его в воздух и, сделав два оборота, Виктор выехал на край катка и покатился домой по одному из ледовых тротуаров, ловко лавируя между такими же «пешеходами». Его не удивляло даже, что люди передвигались естественными для зимы способами: на коньках и лыжах. Его мысли уже отслеживались товарищами из изумрудного шара. Привычных пешеходов не было видно, как впрочем, и жилых кирпичных или панельных домов, но город по неуловимым признакам был ему знаком. Вскоре он сообразил, что каток находится у кинотеатра «Космос». Только вместо кинотеатра высился небоскрёб этажей в двадцать с вывеской « Арсеньевский информационный центр», а ехал он сейчас по улице Жуковского мимо парка. Улицы тоже в общей планировке походили на знакомые, арсеньевские. Каждая улица состояла из двух ледовых «тротуаров» и лыжной «проезжей части». Над «тротуарами» проносились вагоны подвесной дороги: монорельс, по которому скользили вагоны самой разнообразной формы и расцветки, однако гармонично объединенные дизайнерской мыслью.
Виктор подкатил к одной из остановок. Тут же подлетел один из очередных вагончиков, похожий на летающую тарелку из фантастического фильма. Дно вместе с пассажирами отделилось и мягко опустилось на землю. Часть пассажиров сошли и укатили по своим делам. Виктор сел в мягкое, удобное сиденье и вместе с оставшимися вознесся наверх и очутился в салоне. Мягкий свет, тихая музыка и в круглом, большом иллюминаторе - багровый, вечерний закат. Вагончик летел в сторону Халазы и тут-то молодой инженер обомлел, несмотря на подконтрольность его сознания. То, что он видел, захватывало дух. Снег прекратился, темнеющее, иссиня-черное небо очистилось, и на его фоне вырисовывались заснеженные, белые сопки Сихотэ Алинь. На сопках, озаренные розовым светом заходящего солнца, располагались красивые , высотные здания самых различных форм. Вагончик подъехал к одному из них и Виктор почувствовал, что он именно здесь живёт. Это был гигантский цилиндр, с нанизанными кольцами лоджий. На плоской крыше цилиндра стояла «ветряная мельница» с лопастями из фоточувствительных черных пластин. Ветер и солнце служили исправно обитателям этого дома.
По обе стороны от «мельницы» угнездились два служебных вертолета в прозрачных ангарах. При необходимости куполообразные ангары раскрывались, словно цветные бутоны, и из них выпархивали вертолётики, похожие на божьи коровки. Цилиндр здания был двойным, с зазором между стенами, что обеспечивало теплоизоляцию.
Вагончик пролетел над горнолыжным стадионом на самой высокой сопке. Залитый приятным, желтоватым светом, стадион был заполнен людьми, а вдоль горнолыжной трассы стояли, украшенные гирляндами, таёжные красавицы-ели. Приближался Новый Год.
Между домами и сопками сновали те же вагончики подвесной дороги. Через несколько минут Виктор взлетел на лифте на свою жилую площадку, покрытую желтым паласом. На нём резвились соседские малыши под присмотром, увлеченно беседующих, старушек-пенсионерок. Они сидели под разлапистой, экзотичной пальмой и, увидев Виктора, радостно и почтенно закивали. Виктор вошел в квартиру и увидел на туалетном столике записку: «Мы уехали к маме на каникулы. С Новым Годом. Целую. Таня.» Это жена с дочкой уехали в Томск.
Весь вечер Виктору звонили, расспрашивали о командировке в Афганистане, предупреждали, что завтра финальный хоккейный матч и как здорово, что он успел приехать. Дело в том. что победителей награждают поездкой в Японию, и значит, матч будет фантастически напряженным и увлекательным. Затем звонили коллеги по работе и обрадовали: утвердили проект дирижабля для лесного хозяйства Уссурийского края. С нового года предстоят новые волнения и радости творческих свершений. Коллеги его были разных возрастов, этнического происхождения и приехавшие со всех концов страны по распределению. Они замечательно дополняли друг друга, с азартом накидывались на любую задачу, внося в «общий котёл» всё своё умение, смекалку, опыт и затем также дружно пожинали плоды. Со временем деньги, вообще, пропали из виду -они автоматически переводились в банк с помощью АСУ. У каждого работника появился личный шифратор, с помощью которого он снимал со своего счета нужную сумму в любом магазине Арсеньева, где были установлены компьютерные кассы, связанные с АСУ. Наличными деньгами пользовались редко. Арсеньевский вычислительный центр контролировал и вёл распределение продуктов питания, которые доставлялись в каждый из жилых домов-гигантов, где они и продавались. Проблема «заднего кирельца» разрешилась сама собой, так как традиционных профессиональных продавцов не стало. За прилавками по очереди стояли жильцы-пенсионеры дома, в котором руководил жилищный комитет из тех же пенсионеров. Сами же пенсионеры, вопреки традиционному названию были самой активным, организованным и вездесущим сословием города. Они трудились в столовых, мастерских, вели бухгалтерию и исполняли управленческие функции в своём доме. На каждые два этажа отводились помещения для ясель, в которых работали молодые мамы. Для любителей спортивных зрелищ отводились телезалы с огромными экранами. Также имел место круглосуточный детсад. Жильцы одной площадки обычно были друзьями, близкими родственниками. В обстановке доброжелательности и взаимовыручки между взрослыми росли дети…
Виктор лёг спать с мыслью о завтрашнем матче, ведь, многое зависело от его игры. Соревнования эти любительские и, казалось бы, результата не имеет особого значения, но Виктору было знакомо чувство восторга от общей спортивной победы, так сближающей людей, как ни в каком ином деле. Ради этих минут стоило выложиться - а там, как сложится и повезёт.

Будни

Проснулся Виктор по привычке в шесть часов, натянул спортивный костюм и вышел на кольцевую веранду, где же доносились оживленные возгласы взрослых и детей, уезжающих вниз на утреннюю пробежку. К Виктору тут же пристроился товарищ по команде, и они затрусили в сторону местного стадиона, залитого искусственным светом. По дороге к ним присоединялись знакомые, друзья и к стадиону они прибежали веселой гурьбой. Разминка, побегали с шайбой и такой же жизнерадостной компанией через три часа отправились к месту трудовой деятельности. Вагончик остановился прямо на крыше инженерного корпуса.
Через несколько минут, обменявшись новостями и рассказом об Афганистане с коллегами, Виктор сел перед экраном дисплея и стал корректировать программу нового участка роботов. Задача группы Виктора состояла в том, чтобы перевести, изменив конструкцию и технологию, одно из изделий предприятий на роботизированную линию. Раньше ограничивались лишь отдельными деталями, что не давало должного эффекта из-за долгого простаивания дорогой техники, а также разобщенностью между математиками, конструкторами и технологами. Деятельность этих специалистов напоминала басню Крылова до тех пор, пока не был создан единый инженерный отдел. Век узкой специализации в деятельности людей завершался, исчерпав свои возможности. Стереотипные задачи и функции брала на себя вычислительная техника в компании с роботами.
Во второй половине дня Виктор поехал в школу - у него был урок математики. Школа находилась среди таёжных сопок и состояла из нескольких лесных домиков, расположенных на расстоянии двух-трех километров друг от друга. Занятия в одном отделении школы длилось полтора часа, затем следовала лыжная пробежка до следующего. Кроме штатных учителей-воспитателей в школе вели уроки инженеры, рабочие, агрономы, врачи, оживляющие абстрактные знания жизненной практикой. Такая форма профессионального обучения, как ГПТУ была забыта. Все школьники при окончании школы имели необходимые практические навыки и знания для того, чтобы чувствовать свою полноценность и значит зрелость. Виктор в школе вёл программирование и машинный язык. Большинство учащихся после окончания школы могли обслуживать ЭВМ.
Возвращаясь из школы, Виктор привычно заскочил в свой любимый ресторан «Чихеза», где подавали исключительно дары тайги. Подошёл официант, из местных корейцев, в стилизованной удэгейской одежде и принял заказ: тушенную изюбрятину с гарниром из папоротника и грибной суп. Ресторан не испытывал трудностей с клиентами и поставками продуктов. После того, как были распущены общества охотников, реорганизовано лесное хозяйство, в результате чего вырубка тайги почти прекратилась, расширилась сеть звероводческих ферм и био и зоологических служб, в тайге поголовье животных ощутимо возросло. В тайге были разбиты плантации кишмиша, лимонника, винограда, орехов и различного вида гибридов. В сезон бригады школьников, студентов, пенсионеров заключали договор с лесными совхозами и уходили глубоко в тайгу, совмещая трудовую деятельность с горным туризмом. По вызову подлетали вертолёты, и свежие ягоды и грибы в тот же день поступали в общепит.

Матч

Приближался час матча. Когда Виктор появился на стадионе, там уже собралась уйма народу-всем ужасно интересно было узнать, кто же поедет в Японию. Такой приз был впервые, и связано это было со стремительной интеграцией Уссурийского края с этой островной страной. Как обычно в политике, всё начинается с культурно-спортивных мероприятий. На приз претендовали две арсеньевские команды: инженерная бригада Виктора и команда электромонтажников одного из двух заводов города. Волнение, конечно, было сильное, какое бывает перед многочисленной публикой. Хоккеисты шутками пытались расслабиться, но напряжение не исчезало. Выбежали на лед, размялись. В команде соперников тоже были знакомые ребята, и они тоже волновались. Может для того и нужен спорт, чтобы не только тело, доставшееся нам биологической эволюцией, не хирело, но и психика, душевное состояние подвергались бы нагрузкам и напряжениям. Откуда у мужчин будет дерзость, боевитость, воля, если не будет душевной закалки. Еще древние подметили, что характер мужчины проявляется не только в бою, но и в игре.
Наконец, под шквал аплодисментов команды выстроились для приветствия. Что-то говорилось организаторами, хлопали зрители, но игроки уже ничего не замечали. Выехали первые пятёрки. У Виктора была вторая смена, а игра началась без всякой разведки: быстрые взаимные атаки, первые голы, крики болельщиков. Время мчалось, участники взмокли, как ломовые лошади. Лишь к третьему периоду, подустав, Виктор обнаружил ясно, что они матч проигрывают со счётом 2:3. Играли азартно, но было много ошибок в передачах. Очередное вбрасывание. Виктор, оттеснив соперника, вернулся в свою зону , разогнался, надеясь на скорости проскочить в зону соперника. Его товарищ, центральный нападающий вдруг резко сместился в один край, увлекая с собой защитника, и Виктор пулей проскочив вдоль борта передную линию обороны, устремился в зону, где его коллега уже заблокировал защитника. Путь к пятачку освободился, и Виктор уже приготовился метнуть шайбу, но в последний момент второй защитник бросился под удар и ничего другого не оставалось, как свернуть и проехать за ворота. Но его нехитрый маневр мгновенно был разгадан: впереди его поджидал защитник, а сзади заходил, подоспевший нападающий соперников и Виктор оказался в ловушке. Еще миг и его «размажут» по борту. Но дальше случилось неожиданная удача. В какой-то миг шайба, задев рамку ворот, встала на ребро, и Виктор, подцепив её крюком, перекинул через ворота. Вратарь, пытаясь следить за перемещениями, как обычно, дёргался от одной штанги к другой и не заметил, как шайба, взлетев над перекладиной, стукнулась об его каску и плюхнулась в ворота. 3:3. Зеленые острова Страны Восходящего Солнца стали так близки. Всего в четырех минутах чистого времени. Товарищи по команде тискали Виктора и их лица озарялись радостью. Но не прошло и двух минут, как в их ворота влетела финальная шайба. Свисток. Конец игре. Японские острова скрылись в тумане тягучей усталости и досады. А надо было еще с достоинством поздравить соперников, пройти в раздевалку с поднятой головой и убедить себя, что это мелочи жизни, хотя составляют объём жизни.

Карнавал

Утром в инженерном корпусе все разговоры крутились о предстоящем вечером новогоднем карнавале. Досада от поражения в хоккейном матче стала уступать место новым мыслям и надеждам. Новогодний карнавал состоял из двух частей. С вечера всё население города стекалось к горнолыжному стадиону, где провожали Старый Год. Вдоль горнолыжной трассы люди разводили костры и ждали полуночи. Тогда выключился электрический свет, и трасса освещалась только разноцветными кострами, в которые подбрасывались брикеты со специальным составом. Наступила тишина, но в следующий момент вершина Халазы осветилась, и силуэтами обозначилась свита Деда Мороза. Впереди, изящно извиваясь, слаломили гонцы в разнообразных костюмах и масках. Затем покатилась тройка «лошадей» с санями, в которых стояли Дед Мороз со Снегурочкой и рулевым. Сзади, тормозя скольжение саней, извивалась толпа чертей, ведьм, русалок и прочей нечисти, символизируя силу реакции, предохраняющую Высокую свиту от катастрофы на первом же заметном косогоре. Дед Мороз и Снегурочка раскидывали в обе стороны подарки: пакеты с сувенирами. Эти пакеты хлопали и, надувшись шарами, зависали в воздухе, разлетаясь и попадая в руки тем, кто ловчее. Потушив костры снегом, зрители спешили за тройкой вниз, к турбазе и зимнему стадиону: кто на лыжах, кто бегом, кувыркаясь, кто «паравозиком» в огромных пластиковых тарелках. Вся эта шумная, людская масса вываливалась на поле зимнего стадиона, где и состоится встреча Нового Года.
Группа, из друзей Виктора на карнавал явились в виде монахов и монашек-пилигримов. Готовились с душой и творческим подъёмом. Карнавалы стали стержнем культурной жизни Арсеньева. Сначала возрождение карнавалов шло неуверенно. Старинные карнавалы имели под собой иную социальную подоплёку. Ведь, что такое маскарад? Это массовый театр, в котором артисты и зрители слились. А театр-это искусство лицедейства, где актеры имитируют и создают жизнь иногда нам знакомую, почти документальную, а иногда совсем неизвестную. А человека неизвестность и тайны бытия манят. Вначале человек стремился познать всё незнакомое в материальном мире: он открывал земли, зарывался в науке, создал неповторимые материальные ценности. Но оставалась одна неизведанная область- мир душевных переживаний. Эта область была знакома только отдельным представителям человечества- актёрам, которые на небольшом пространстве театральной сцены материализовывали мир с порядочно потускневшими в обычной жизни сильными, человеческими страстями. Этот мир создаётся речами актеров, мимикой, жестами, сценарием, режиссурой, ритмом, декорациями…И, вот вас, зрителя, переполняет чувство негодования к подлецу или восхищения к герою. В текущей жизни мы чувствуем более легковесное недоумение к первому и необременительную зависть ко второму. Это называется здравым смыслом и ведет к душевному «мелкотравничеству», подобно тому, как пренебрежение физкультурой ведёт к слабосилию и умственной к слабоумию.
Но время шло. Зёрна, посеянные гуманистами в почву социализма дали всходы: люди устремились к гармонии, и наряду со спортом в город вернулся карнавал.

Однокурсница

Двое монашек и трое монахов-пилигримов , семеня , приближались к турбазе. По пути к ней к ним, точнее к монашкам, пытались приклеиться вначале два гусара, а затем какой-то восточный, нахальный тип: не то султан, не то шейх. Но получили отпор от смиренных монахов, искушенных в силовой борьбе на хоккейной площадке. Затем попали в трактир к пиратам и хлестали там брусничный морс, горланили песни морских бродяг и пробовали знаменитый ром. Потом Виктор отбился от группы и попал в какое-то дворянское гнездо, где его уговорили сыграть в преферанс. Монах проиграл свой молитвенник , поспешил удалиться и случайно попал в зал, где вовсю гремел бал. Виктор присел в уголок и залюбовался ребятами из студии бального танца. Здесь их было большинство. Они с увлечением кружились, изящно передвигая ногами и взмахивая руками. В просвете между танцующими Виктор увидел красивую брюнетку, сидевшей на кушетке и, кажется, она гадала на картах. Вначале он не придал этому значение, но затем ему не захотелось покидать бальный зал, а потом нечаянно встретился с брюнеткой глазами и заерзал. Монах не успел додумать, как ему дальше поступить, как вдруг брюнетка знакомым голосом предложила повальсировать.
- Почему бы вам не пригласить меня на вальс?
Виктор включился в игру.
- Моё положение и сан не позволяют.
Ах, понимаю. Вам, монахам, всё мирское чуждо…Я так вас поняла?
- Не совсем…
-Что же вы ищете в своих кельях? Жизнь, ведь, проходит.
- Мы не ищем. Мы служим богу и в этом наша жизнь.
- Ой…служите. Но бог это абстракция…Как можно верить в отвлеченное представление…Как можно верит в то, что себя никак не обнаруживает…
- Дело, мадам, не в реальности бога, а в реальности идеи
- О! Это уже философия
- Религия корнями уходит в философию.
- Хорошо, соглашусь, хотя это очень туманно. И что это за идея, которой вы так преданно служите?
- Идея добра и братства.
- Идея ценна лишь тогда, когда хотя бы разделяется массами. А широкие массы только посмеиваются над вами -монахами.
-Истина всегда смешна, прежде чем осознается неразвитой душой.
- Это остроумно. Но вы ушли от ответа и, тем более, что историю творят «неразвитые души» и, которым дела нет до бога.
- Все люди хотят только одного- радостного бытия Но добиться этого можно двояко: за счёт близкого или вместе с ним. В этом и разнятся люди.
-Ах, я поняла…Вы ушли в монахи, потому что в этом мире радостное бытие сопряжено с необходимостью соперничать с близким…и вы боитесь проиграть.
- Нет, мадам. Я в обоих случаях был бы несчастлив.
-А в монастыре вы счастливы?
- Я там покоен
- Всё равно, что мёртв.
- Страсть можно испытывать не только среди людской суеты. Точнее, житейские страсти лишь краткий миг блаженства, после чего наступает разочарование, привыкание. Лишь страсть к познанию мира, Вселенной истинна и ведёт к радостному состоянию.
- А что за польза от вашей страсти? От неё никому ни холодно, ни жарко.
- Вы правы в том. что любая человеческая деятельность должна приносить пользу людям, обществу. Будем считать, что монастырь- приют слабых, но живущих общей судьбой, людей. Это ближе к истине, чем жизнь, наполненная самоутверждением над себе подобными.
-Ой, Витька! Я никак не ожидала от тебя таких мыслей. Ты же всегда был законченным «технократом».
Тут только до «технократа» дошло, что он беседует с однокурсницей и соседкой по маёвской общаге.
- Я приехала вчера из Феодосии к вам в командировку. Думала - вот несчастье: под Новый Год в такую даль лететь…А у вас так здорово! Я, ведь, и зимы настоящей давно не видела. Узнала про тебя, но встретить на карнавале не надеялась. И вдруг смотрю -попик…со знакомой физиономией. Ну, пошли танцевать.
И бывшие студенческие друзья растворились в массе танцующих. Простились под утро, и однокурсница Лариса подарила Виктору красивую брошь со своего карнавального платья.
- Подари жене,- и изчезла, махнув на прощание веером.
Виктор еще пытался разглядеть её среди танцующих, как вдруг увидел знакомый, зеленоватый шар. Он плавно планировал над головами, и в один момент в нём зажглась звездочка.
Знакомый голос молодого учёного был сопровожден рукопожатием:
- Мы очень признательны вам за участие в нашем эксперименте. До свидания!

Возвращение

Виктор очнулся в своей рабочей комнате с секретным замком, стоящим между раскрытыми окном и дверью. Быстро закрыл их, собрал бумаги с пола и обнаружил, что задержался на работе до неприличия. Надо дочку забрать из садика- наверное, бедная сидит там одна. Так оно и оказалось. Сначала Виктора грубо обругал сторож, а потом он увидел Настю. Она тихонечко плакала, теребя своё новогоднее платьице, в котором на утреннике была хлопушкой.
Быстро одев дочурку, и на ходу её задабривая банальными обещаниями, Виктор поспешил домой. По пути заскочил в уже пустой магазин, купил, заказанные женой две селедки. Когда они с дочкой поднялись на восьмой этаж своей малосемейки, жена Виктора встретила его стандартным нареканием:
- Можно было бы и раньше прийти с работы в новогодний вечер. Меньше всего тебя интересуют жена и дочь…Зачем теперь уже нужны твои дохлые селедки? Переодевайся и пошли. Мы уже опаздываем. Господи, всё не как у людей!
Чтобы больше не раздражать жену, Виктор стал быстро переодеваться. Когда он в спешке бросил пиджак на стул, на пол упала шикарная брошь. Она настолько не вязалась с окружающей обстановкой их однокомнатной «квартиры», что Виктор даже замедлил свои движения от неожиданности. Это заметила, нетерпеливо ожидавшая его жена, и приблизившись к нему, увидела необычную вещь.
- Это откуда? Такая красивая! Ты чувствовал себя виноватым за опоздание и решил задобрить меня ? Я тебе всё прощаю.
Таня надела брошь на вечернее платье, лицо её просияло, и она неуловимо стала походить на знакомую даму из какого-то фильма. Кажется- « Маскарад».
Через некоторое время они семьей поспешили к своим знакомым, где за обсуждением поднадоевших участников «Голубого огонька» и встретят очередной Новый Год своей жизни.


Арсеньев. 1981г.
← Тукански марш-бросок Наше детство. Улицы и переулки Гагарина и Гоголя. →

Комментарии