Наше тараклийское детство.

+1
Голосов: 1

1192

Наше тараклийское детство.



Тараклийское детство.

( 1958-1963)


Детство советское.

Сейчас, в пожилом возрасте, я вдруг осознал одно примечательное явление: оказывается «детство», как социально-демографический феномен было только у нашего поколения, тех, кто родился и вырос в советское время. У наших родителей детства не было, у наших детей, в 90-х годах оно получилось скомканным, а у внуков его тоже нет и не будет В чём же особенность советского детства и чем оно таки отличается от такого же периода у детей других стран , народов и эпох?
Всё просто. Советскому государству и сообществу, чтобы элементарно выжить после очередной губительной войны, нужно было любой ценой, в течении 20-30 лет вырастить поколение, способное это государство сохранить и развивать. Ведь, Советский Союз противостоял, практически всему миру: с одними по-военному, с другими- идеологически, а третьи ожидали «братской помощи» в борьбе за независимость. А как всё это можно было осуществить, если только что советская страна потеряла 27 миллионов жизней и из них 12-15 миллионов молодых парней и мужчин? Западная Германия тоже пострадала, но, сразу же, после окончания войны к её восстановлению подключились США согласно плана Маршалла, а Советскому Союзу была объявлена Холодная война за нежелание отказываться от коммунистических идеалов.
Советский Союз с 50-х годов оказался вновь в осаде, окруженный по периметру колючей проволокой и тотальным контролем над населением, среди которого были жители вновь присоединенных территорий Бессарабии, Прибалтики, Западной Украины и Белоруссии…В Карпатах еще сопротивлялись «лесные братья», а в Бессарабии прошел жесточайший голод , объявлена война с «кулачеством» и осуществлены депортации в восточные регионы страны и, практически, в трудовые армии на Донбасс и Урал. По всей стране расползлись «черные кошки» криминальных банд. Просто какой-то запредельный кошмар.
Стране надо было не просто выжить, но и доказать, что советский народ способен обойтись без рафинированной аристократии, банкиров, олигархов и прочих отличников буржуазно-капиталистического образа жизни. Такой, вот, дерзкий вызов, поддерживаемый коммунистами-фронтовиками. Нужна была неординарная программа по массовому воспитанию, преданной советским идеалам, молодежи.
И в это время родились мы.

Это сладкое слово-свобода.

В седьмом классе нас ожидал новый сюрприз. В связи с нехваткой помещений в старой школе и переходом на учёбу в одну смену, два седьмых класса было решено разместить в старинном здании напротив церкви. В царские времена здесь располагалась мужская гимназия, и это был обыкновенный чамурный дом с двумя классными комнатами и каморкой для учителей. Вы представляете себе, что это означало для нас? Полная автономия! Всё равно, что попасть на необитаемый остров. Хочешь в дверь заходи, хочешь-в окно. Никаких дежурных по этажу, уборщиц, завуча, пионерских линеек. Пришел один учитель, провел урок и ушел в старую школу, а мы оставались. Пока дотащится другой, треть урока уже прошло.
В углу класса стояла круглая до потолка печка, которую зимой топили. Свежевымытый пол, в печке гудит огонь, за окном ветер заметает сугробы. В классе только половина учеников, потому что зимой эпидемия гриппа, и все больные катаются у себя в улице. Прямо на выходе из «гимназии» начиналась ледяная дорожка. Разгоняешься по ней и доезжаешь до хлебного, а там поворот и в пруд, где вовсю гоняют шайбу.
У нас был замечательный учитель истории. Целыми часами он рассказывал нам содержания всевозможных кинофильмов. Видимо, он тоже был под влиянием древней обстановки в «гимназии», был хорошим рассказчиком и мы сидели у него на уроках разинув рты.
Еще запомнился А.А. Бакаянов. Он нас не учил, но по поручению завуча и своей супруги по совместительству, приходил внезапно с проверкой дисциплины. В основном это касалось второгодников. Их у нас было несколько и им было с нами скучно. Они занимались более взрослыми вещами: играли в карты за школой или парке, курили в нужнике, и там же смущали девочек своими идиотскими комментариями. В такие моменты появлялся Александр Александрович, отлавливал второгодников, заводил по одному в учительскую-каморку и проводил там с ними воспитательные процедуры. Чаще всего в виде звонких затрещин и выкручивании ушей. На некоторое время второгодники умирялись.
У Александра Александровича был опыт от румынских педагогов и когда он был на кого-то злой, обращался к нему : «Мэй, небунуле!» и хвать за шиворот.
Рядом с нашей «гимназией» находилась детская библиотека с читальным залом, где были интересные журналы « Техника молодежи», «Вокруг света», «Ровесник», «Искатель». Через дорогу был книжный магазин, где мы потихоньку подворовывали тетрадки, книжки. Это тоже воспитывало самообладание. Однажды мы спровоцировали на «дело» нашего отличника, парня необщительного, домоседа и крайне прилежного сына колхозного бухгалтера. Он попался при первой же «ходке». Продавцы подняли скандал, доставили «вора» к директору школы, который от изумления не знал как поступить и «дело» замяли.
Там, где сейчас базар, было тоже старинное здание женской гимназии и в нем находился Дом Пионеров. Туда всегда можно было запросто заходить и поиграть в шашки и шахматы. На стенах висели портреты пионеров-героев гражданский и отечественной войн с описанием их подвигов. Хотелось на них походить.
Легкая атлетика
В седьмом классе для меня открылась новая страница в юношеской жизни: я записался в секцию легкой атлетики, в открывшейся в Тараклии ДСШ. Сейчас в Тараклии «лёгкая атлетика», как вид спорта практически отсутствует, а тогда легкоатлетические соревнования происходили на стадионе регулярно и при большом стечении народа. Это напоминало местные олимпийские игры и даже назывались спартакиадами.
Из воспоминаний моего тренера Валентины Ивановны я узнал, что когда она увидела меня на первых тренировках, бегущего в трусах, то очень переживала и всё боялась, что у меня могут переломиться ноги-такими они были тонкими. Валентина Ивановна с мужем приехали из Кишинева и приступили за внедрение легкой атлетики в Тараклии всерьёз. Всю зиму мы занимались физподготовкой (штанга, гимнастика), весной стали бегать кроссы. За полгода я серьёзно продвинулся и меня стали включать в сборную школы на районные соревнования и однажды даже на республиканские. Всё же, по сравнению с другими тараклийскими «звёздами» результаты мои были посредственными, но для общего развития и самочувствия были полезными. Спустя много лет, уже в 30-летнем возрасте я неожиданно для себя был включен в сборную завода по ГТО, где работало 15 тысяч (две Тараклии). На общезаводской спартакиаде я прыгнул выше всех (165см) и занял второе место в беге на 800 м с приличным результатом 2м 03сек. В программу соревнований многоборья по ГТО входило: кросс 3 км, плавание, стрельба, метание гранаты. У нас сложилась дружная команда, часто ездили на тренировки в плавательный бассейн, тир в другие города Приморья: Находка, Большой Камень, Владивосток. Благодаря лекоатлетической подготовке, полученной в ДСШ я даже умудрялся защищать честь отдела в лыжных гонках.
Но в 60-х годах в Тараклии были другие герои и лидеры. Прежде всего Наташа Парамоненко. Когда много лет спустя приходилось ходить в контору Энергосбыта и платить за свет, где обыкновенным бухгалтером работала Н. Парамоненко, меня всегда подмывало обратиться к стоящим в очереди и спросить: « А вы хоть знаете, кто вас обслуживает? Это же королева легкой атлетики 60-х годов!»
Я не помню случая, чтобы Наташа проигрывала забеги на 100 и 200м. Также шустро бегал Петя Касандрак (Бодана) В метании ядра, копья, диска вне конкуренции была Мария Буюкли-Давыдова (Буйка). Стайерские дистанции были специальностью Кати Кальчевой (Шаган) и моих одноклассников Наташи Судерман и Саши Золотухина. Поскольку они жили на станции, им приходилось ежедневно проделывать путь в 6-10 км и иногда бегом, то им и тренироваться не нужно было особо. Саша, вообще, походил на знаменитого советского стайера Владимира Куца: он всегда бежал впереди.
Но кроме ДСШ в Тараклии жил и работал уникальный преподаватель физкультуры К. Н. Валентир. Он учительствовал в нижней восьмилетней школе и умудрялся массово готовить легкоатлетов, которые побеждали команды из средних школ. Жалко, что он соблазнился работой в партийных органах и уехал из Тараклии в Чадыр. Его воспитанница в 8 классе прыгала в высоту наравне с юношами и ее приглашали в кишиневский спортинтернат. Но родители не разрешили: не девичье это дело слоняться по стадионам и спортзалам.

Спартакиады школьников

Как я уже отмечал, эти соревнования напоминали местные олимпийские игры. В назначенные выходные на стадион съезжались школьные сборные команды из сел района. Тогда не было проблем ни с деньгами, ни с транспортом. Неучастие в Спартакиаде приводило директора школы вместе с председателем колхоза и парторгом на «ковер» в Райком партии. Там им внушалось, что за « саботаж в деле гармоничного развития будущих строителей коммунизма» их могут лишить партбилета, и это означало конец света для них, но для начала выносится строгий выговор с занесением в личное дело.
В день открытия Спартакиады , на разукрашенном флагами и транспарантами стадионе, проводилось торжественное парадное построение команд, звучали речи и пожелания. Затем происходила спортивная бескомпромиссная борьба характеров. На соревнованиях мы знакомились со сверстниками из других сёл и эти детские связи крепят наш регион до сих пор.
Нет более сильных и благородных чувств, чем считать себя частью команды, нести ответственность , ощущать дружеское участие и гордиться своим вкладом в общую копилку достижений. Это очень сильное воспитательное воздействие и ничего общего не имеет с эгоистичной горделивостью суперменства. Однажды, в эстафетном забеге на последнем этапе девчонке из нашей школы при передаче палочки наступили шиповкой в пятку ( она бежала босой, потому что шиповки тогда были редкостью). Девочка бежала с изодранной пяткой, окропляя кровью спортивную дорожку.
К сожалению, к 80-м годам формализм уже полностью охватил школьные спортивные мероприятия, их стали стимулировать материально и весь олимпийский дух любительского спорта исчез. Профессиональный спорт к физической культуре отношение мало имеет. Это уже конкретный бизнес, хотя и похожий на спорт.

Трудовое воспитание
Оно состояло из двух источников: домашнее и советское(государственное). Поскольку половина взрослых тараклийцев работало в колхозе и, до хрущевских разрушений, колхоз, согласно сталинской трактовке социалистического хозяйства, представлял собой трудовую кооперацию местных крестьян. Средства производства предоставлялись государством (собственником) в вечное пользование, а продукты труда являлись собственностью колхозников. Часть урожая планово отдавалось государству за символичную цену, а часть в виде дохода по трудодням оставалась колхозникам. При наличии нескольких тонн зерна, домашних огородов до 50 соток каждая колхозная семья автоматически становилась минифермерским хозяйством. К этому нужно добавить пасеки, отары частных овец, домашние мастерские. Вся эта продукция реализовывалась на колхозных рынках. Там сооружались павильоны для каждого колхоза и ряды прилавков для индивидуальной торговли. Никаких спекулянтов и близко не было, кроме, конечно, цыган с синькой, свистульками и пр. По причине того , что колхозники могли продукты своего колхозного и домашнего труда спокойно реализовывать на рынке и иметь конкретный доход, пенсии колхозникам не платили и профсоюза не было. Но такое положение в Молдавии сохранялось всего несколько лет. Как только появился Н.С. Хрущев, вся колхозная система была разрушена и извращена: колхозников превратили в банальных наёмных работников, и даже в крепостных, урезались подсобные хозяйства и создавались совхозы. Как только колхозники потеряли право собственности на продукты производства, им стали платить пенсии и вогнали в профсоюзы, т.е отчуждили от труда. А это и есть главный признак капиталистических, антагонистических отношений.
Тем не менее, по инерции домашнее хозяйство было основным источником жизни тараклийцев. В 60-х годах в продуктовых магазинах отоваривались семьи служащих. По большим праздникам мы покупали конфеты детям, иногда водку ,некоторые крупы и мороженную рыбу. В чайной столовались только приезжие.
При таком положении дети с малого возраста включались в семейный трудовой процесс. Поиграть на улице было настоящим счастьем, за которое надо было основательно побороться. Нам, живущим в центре, было проще: сказывалось влияние детей русских служащих. За пределами Тараклия-сити царили жесткие патриахальные традиции. Если дети слоняются на улице- это признак нехозяйственности, безделия и слабой отцовской дисциплины. Когда мой калеко узнал, что его старший 12-летний сын связался с группой «бандитов» из центральной Тараклии, он безмилостно отправил его в интернат.
В советском школьном воспитании также преследовалась цель вырастить не абстрактных лоботрясов, а кадры, способные по-быстрому усилить Советскую Армию, промышленность, науку. Кроме банальной грамотности и владения русским языком нужны были кадры, способные к коллективному и творческому труду, а иначе мировой капиталистический империализм не победить. На что способны современные выходцы из кавказских и среднеазиатских аулов можно понаблюдать в Москве. А в советское время у меня в конкретных друзьях и колеггами по работе на заводе были: Ким, Цой, Тё Сайфутдинова, Темирханов, Ко, Уинчан, Магомедов…а директором и гл.инженером однофамильцы Абдуллины. И все они выпускники авиационных институтов.
Сам вертолетный завод был заложен в 1942-44 годах школьниками приморских деревень.
В музее города Арсеньев есть приспособление, придуманное этими школьниками, позволяющее лепить керамическую плитку с 10-кратным перекрытием норм.
По замечанию нашего школьного учителя по труду А.Г. Логинова он был удивлен, как быстро, всего за 10 лет, тараклийцы, из затюканных румынских цэран, стали превращаться в продвинутых граждан, способных осваивать современные технику и науки.

Александр Георгиевич Логинов

Сам А.Г. Логинов был незаурядным человеком и в Тараклию приехал исключительно «по зову сердца», что всегда было характерно для русских людей. Освобождая Молдавию от немецко-румынских захватчиков, он полюбил наш край и после войны специально сюда вернулся и попросился в самый отсталый район, чтобы соорудить радиосвязь. Очень удивился, обнаружив здесь экзотичных болгар и гагаузов. Будучи творческим, талантливым человеком Александр Георгиевич полностью посвятил свою жизнь школьному трудовому воспитанию


А вот замечательный ролик об общесоветской юности.
https://youtu.be/AGr3ZV6AidQ?t=1400
← ОБ этническом происхождении тараклийцев. Блок -схема счастливой жизни →

Комментарии 1