Национальный вопрос.

0
Голосов: 0

150

Национальный вопрос.



Республиканский образ правления никак не гарантирует
прав самоуправления — Франция самоуправления не имеет во-
все. Монархическая Россия имела разные формы самоуправле-
ния — от почти республиканского в Великом княжестве Фин-
ляндском до авторитарного в Хиве и Бухаре. Монархическая
Германия имела чисто республиканские формы самоуправле-
ния (ганзейские «вольные города») и чисто монархические (Ба-
варское королевство). Республиканская Польша не имела вовсе
никакого самоуправления. «Республиканский» Новгород Вели-
кий был жестоко централизованным хищником. Монархичес-
кая Германия была неизмеримо богаче, сильнее, организован-
нее и культурнее республиканской Франции. Кроме того, мо-
нархическая Германия и монархическая Россия все время шли
вверх, республиканская Франция все время шла вниз. Рус-
ское самодержавие было всегда самым верным стражем рус-
ского самоуправления, и русское самоуправление — почти
всегда, кроме последних десятилетий, — было верной опорой
самодержавия. Республиканские Новгород, Польша, Венеция,
Франция бе спощадно эксплуатировали свои «колонии», рус-
ское самодержавие было нянькой для русских «инородцев», хо-
тя и не для всех. При наличии полутораста народностей был
неизбежен индивидуальный подход к каждой из них. Почти
в одно и то же время почти одинаковое самоуправление полу-
чили Польша и Финляндия. В «руках разумного народа», —
как выразился по адресу финнов император Александр II, —
это самоуправление создало маленькую страну, организован-
ную лучше, чем какая бы то ни было иная страна в мире. В ру-
ках народа неразумного она создала порядки, которые немец-
кая поговорка определяет как «польское хозяйство» — бала-
ганное увеселение, где вы за недорогую цену может бить посу-
ду. Цена «польского хозяйства» в самой Польше была значи-
тельно более высокой. Но и это — с нашей точки зрения —
не оправдывает ни разделов Польши, ни попыток ее насильст-
венной русификации: наша польская политика — со времени
Екатерины II работавшая в чисто немецкую пользу — была
ошибочной политикой, и без войны с Германией исправить ее
было почти невозможно. Еврейская политика была неустойчи-
вой, противоречивой и нелепой: ее основной смысл заключает-
ся в попытке затормозить капиталистическое развитие русско-
го сельского хозяйства. Поэтому при императоре Николае I ев-
реи пользовались полным равноправием и даже получали ба-
ронские титулы: крепостное право все равно не допускало в де-
ревне никаких капиталистических отношений. При его отмене
была сделана попытка не допустить капитализма в разоривши-
еся дворянские гнезда. При Николае I еврейство было лояль-
ным по адресу империи, при последних царствованиях оно пе-
решло на сторону революции, чтобы в этой революции поте-
рять еще больше, чем потеряли другие народы России. Ибо
Гитлер был тоже последствием русской революции.
Объективный ход хозяйственно-политического развития
России снимал с очереди еврейский вопрос, но никакое «разви-
тие», конечно, не ликвидирует и не может ликвидировать анти-
семитизма, как известного общественного настроения: он был
при египетских фараонах и он есть при американских прези-
дентах. Но все это не касается русской монархии, которая
не была ни просемитской, ни антисемитской: русская монар-
хия рассматривала каждый национальный вопрос в зависимос-
ти от каждого индивидуального случая.
«Национальный вопрос» в России — это сумма полутора-
ста вопросов. Единственный разумный ответ на всю эту сумму
был дан в наших «Тезисах» издания 1939 года.
1) Мы категорически отбрасываем политику насильст-
венной русификации.
2) Каждый гражданин и каждая этническая группа имеет
право говорить, печатать, учиться на любом языке, который эта
группа пожелает.
3) Национальное самоуправление реализуется в рамках об-
ластного самоуправления и ведет свою работу на своем языке.
4) Русский язык, как общегосударственный язык, остается
обязательным для внешней политики, армии, транспорта, поч-
ты и пр. Все местные дела ведутся на любом местном языке.
Народно-монархическое движение исходит из совершен-
но твердого убеждения, что ни один из населяющих Россию
народов, получив полное местное самоуправление и при усло-
виях свободного голосования, ни на какие сепаратизмы не пой-
дет: это — профессия очень немногих бесплатных, а еще более
платных политиканов австрийской или немецкой выучки. По-
пытки «раздела России» наше движение считает преступлени-
ем не только против России, но и против тех народов, которым
удалось бы навязать отделение от их общей родины. Удача,
хотя бы и частичная, этих попыток привела бы к чудовищному
регрессу и культурному, и политическому, и хозяйственному.
Она, в частности, означала бы ряд войн между разными пет-
люрами за обладание разными уездами. Если бы все террито-
риальные вожделения всех наших сепаратистов сложить вместе,
то для всех них не хватило бы и двух Российских империй.
Столкновения всех этих вожделений решались бы войнами —
и хозяйственными, и огнестрельными. Империя вернулась бы
к положению удельного периода — со всеми соответственными
культурными, хозяйственными и политическими последствия-
ми — вплоть до завоевания ее новыми гитлеровскими ордами.
Для того чтобы нация могла создать что-то ценное, нужна
устойчивость власти, закона, традиции и хозяйственно-соци-
ального строя. Если этой устойчивости нет, невозможно ника-
кое творчество. Почти невозможен и никакой труд.
Никакой талант, никакое творчество, никакая созидатель-
ная работа технически невозможна без какой-то гарантии
устойчивости власти, закона, традиции и социально-хозяйст-
венного строя страны.
Солоневич И. "Народная монархия"https://vk.com/doc12357473_498025429?hash=b2f482cac757dac4b6&dl=590adf17b5e0f2087b
← Мышь. Царский социализм. →

Комментарии