Когда уходит детство ?

0
Голосов: 0

159

Когда уходит детство ?



Когда уходит детство ?

Случайно, у меня оно ушло вместе с ликвидацией Тараклийского района в 1963 году. Внезапно, из Тараклии стали уезжать семьи работников районных учреждений, начальников, а вместе с ними и их дети. Уехала и семья Парфеновых-Бирюковых, а между тем Валя Бирюкова была в нашем классе признанной красавицей и объектом сердечного почитания у всем мальчиков и, хотя Валя за фаворита признавала только Сашу Мальцева, всё же, каждый из нас перед ней старался выглядеть достойней. Саша был сыном военкомовского начальника, крепкий и смелый паренек и был нами уважаем и с его фаворитством мы смирились. Как только Бирюковы уехали в Харьков, Валино место в рейтинге красавиц заняла Тамара Ворошилова, дочь председателя колхоза.
Но вскоре наступили летние каникулы и жаркий месяц август. Однажды, когда в клубах пыли, потные, в одних трусах мы играли в футбол, меня окликает мама и приказывает идти в магазин за рисом. Раздосованный тем, что приходится выйти из игры, я схватил сетку, деньги и помчался в магазин. Подбежал к магазину, проскочил по ступенькам , дернул дверь магазина и обомлел. В проёме стояла принцесса: в новенькой школьной форме с белым фартуком, с бантами , высокая и недоступная…Это была Валя. Видимо, они решили вернуться в Тараклию, и готовилась к школе.
-Ваня! Это …ты? – она смотрела на меня большими карими глазами и с удивлением.
Меня бросило в жар и я стал заливаться, видимо краской…Перед принцессой стоял какой-то чумазый чурбан, весь пыльный, в одних трусах, босой и взъерошенный.
-Ну, пока!,- и принцесса исчезла. Видимо, у меня был совсем дурацкий и потерянный вид, потому что, продавщица весело улыбалась и прикрикнула на меня, чтобы я отошёл от двери и вспомнил зачем я сюда пришел.
С тех пор, прежде чем идти в центр, я стал прилично одеваться, обмываться и причёсываться.


Культурная революция и битломания.

В году 1966-67 молодежь,вообще, и в нашей школе, в частности, стала по мнению взрослых „сходить с ума”. Вдруг все парни, как по команде, стали всякими путями , „доставать” или мастерить гитары и бренчать на них непрестанно. У нас в классе первым в этом деле был Серега Давыдов. Хотя ни у кого в нашей компашке не было ни слуха, ни музыкальных способностей, все равно, целыми вечерами тренькали на гитаре и орали всякие дворовые песни в стиле „рок-н-рол”.
Вместе с помешательством на гитарах стали отращивать длинные волосы. „Битлов” мы, собственно, даже и на картинках не видели, только слышали, что есть такие парни с унитазными кругами на шее. Вслед за прическами стали шиться расклешенные брюки и „клифты” без воротников. Но самым революционным было –отказ носить красные, пионерские галстуки. Без них в школу не пускали и приходилось их таскать в кармане, перед входом одевать и зайдя, снимать. За длинные волосы также выгоняли стричься. На школьных вечерах учителя следили за тем, чтобы мы не дергались в танце „шейк”. Приходилось это проделывать в туалете под транзистор „Альпинист” или „ Спидола”. Но и там нас доставал неутомимый Александр Алесандрович Бакаянов и разгонял школьных „битломанов”. На городских танцах учителя, дружинники, милиция тоже выпроваживали тех, кто „кривлялся”. Эта война продолжалась до момента появления в Тараклии первого ВИА, созданного В. Дворниковым. С этого момента бороться с „шейком”, волосами и тлетворным влиянием Запада уже не было сил. Революция победила и даже взрослые стали стыдливо „трястись”.
Еще страшнее для учителей стало переход девчонок на миниюбки. Конечно, не все девочки решались на это, а только „городские”. А среди них самой продвинутой была наша одноклассница Валя Бирюкова. Она специально стала шить себе вызывающие платья , укорачивать форму и делать прическу „вначёс”. В таком виде она была копией артистки из фильма „Фантомас”- Милен Демонжо. Кроме этого, Валя стала красит ногти и подводить глаза. Даже молодые учительницы рядом с Валей выгядели беспросветным „колхозом”.
В это время к нам в класс поступила новенькая- Валя Цветкова, худющая, общипанная и совсем невзрачная. Ей предстояло быть „гадким утёнком” до окончания школы, а, может быть , и жизни. Но тут, на её счастье, вмешалась наша классная королева. Неожиданно для всех, она берет шефство над своей тёзкой и совершилось сказочное чудо, прямо по Андерсену. Уже через полгода за Цветковой „приударяли” куча парней, и даже Дуба-король женской городской общаги, вступил в драку с нашим одноклассником из-за неё.А однажды, провожая её домой с танцев и я нарвался на её почитателей во главе с известным борцом. А в дальнейшем обе Вали вышли замуж за настоящих лейтенантов.

Возмездие Гайдабулы

В 1968 году летом случилось несколько злосчастных событий одновременно: мобилизация мужчин в связи с восстанием в Чехословакии, попытка снести нашу церковь и самое большое наводнение в Тараклии. Тогда от сильных августовских дождей прорвало сразу четыре пруда и страшный, грязно-желтый поток ворвался в Тараклию, сметая все строения по обе стороны балки на ширине ста метров.
Я наблюдал эту картину с площади возле Дома культуры. Когда я подошел, то увидел ревущую реку, несущую обломки строений, бочки, животных. Вода яростно атаковала крайний дом, где сейчас «Фуршет» и билась об порог. На пороге стояла пожилая женщина и беспомощно оглядывалась. Вдруг она делает неловкое движение и падает в мутный, бешеный поток. На мгновенье женщина исчезает под воду, но затем мы увидели, что она держится за ствол плывущего дерева и их вынесло на повороте, прямо на стадион. Каменный дувар стадиона был снесен, и река текла через футбольное поле.
Часть склада раймага была также размыта, и вода несла всякое магазинное тряпьё, которое застревало на ветках акаций, растущих на стадионе. Когда вода спала можно было наблюдать сказочную картину: с ветвей свисали чулки, платья, трусы, платки, тюль… Другую часть склада продавцы разворовали и списали на наводнение.
Желание воспользоваться ситуацией с раймагом охватило и тараклийских авантюристов. Через месяц, в начале учебного года было созвано экстренное комсомольское собрание нашего класса в связи с налётом на раймаг группой тараклийской молодежи. Они утащили ручные часы, транзисторные приёмники и т.п. Организатором , вдохновителем и вождем этой группировки была наша одноклассница, будущая тётя популярного ныне молодого тараклийца. Особенностью этой группировки была в том, что заводилами были девчонки, и кроме «тёти», туда входили две девочки-близнецы, дочки учителей из верхней школы.
На комсомольском собрании было решено «тётю» взять на поруки и принять во внимание, что в связи с наводнением, в раймаг можно было легко попасть, что и спровоцировало романтичных ребят. А то, что «тетя» была романтиком, я хорошо знал, потому что она дружило с моей двоюродной сестрой, часто приходила в нашу улицу и они мечтали поскорее покинуть эту скучную Тараклию, поступить в мореходку и повидать экзотичные страны и остров Баунти. В этом, странном для тараклийских девушек из болгарских патриархальных семей увлечении, их поддерживала и Васила Арнаут. В мореходку прорвалась лишь моя сестра Маруся, но не надолого. Васила стала известной сварщицей в тараклийском винзаводе, а «тётя» -просто одесситкой.
Этим же летом, чуть раньше, в Тараклию подъехали из Болграда солдаты на танке сносить церковь. Кому это надо было, и для чего никто не понимал. Возле церкви собралась небольшая толпа тараклийцев и про себя возмущалась. Несколько попыток снести колокольню ничего не дали: трос толщиной с руку неизменно рвался. Солдаты с облегчением уехали.
Через некоторое время Тараклийский поссовет, естественно, по «рекомендации» идеологического отдела райкома принял идиотское решение построить перед остатками церкви «Дом быта» и окончательно изуродовать наш исторический центр. Даже высшие силы не выдержали таких надругательств и наслали на тараклийцев потоп.
Теги: школа
← Цамблаки (Киприян и Григорий) в проекте "всея Руси". Тараклийская юность (1964-69) →

Комментарии