Капкан судьбы. Часть 2

0
Голосов: 0

353

Капкан судьбы. Часть 2



начало http://megdan.ru/blogs/pendzher-km-sveta/kapkan-sudby-novella.html

Алессандро Боккети

Адмирал тоже не мог уснуть, не мог понять почему и не знал как с этим бороться. Он никогда не курил, а выпитое вино лишь вызвало обострённое восприятие грустной действительности. Когда он впервые услышал реплики своей новой домработницы, в душе у него случилось потрясение. Этот характерный акцент русской женщины затронул самый сокровенный уголок памяти-воспоминание о единственном, любимом человеке за всю, почти восьмидесятилетнюю жизнь. Это была речь и интонации его бабушки Екатерины Михайловны.
В их многочисленной, влиятельной, аристократической семье крупных итальянских землевладельцев и фабрикантов её звали - Екатерина Великая.
И она, действительно, была таковой. Сколько раз отец будущего адмирала, влиятельнейший человек среди европейских политиков и промышленников, получал нагоняй от своей тёщи после застольных посиделок с такими же, как он, магнатами.
Алессандро с детства усвоил, что миром, во всяком случае, итальянским управляет его бабуля. Катаясь на велике по дорожкам родового имения или расстреливая мячом садовую стенку, с нарисованными воротами, он знал, что произойдет в стране раньше, чем самые ушлые журналисты. Но отец приучил сына держать язык за зубами на всю жизнь и это его здорово выручало, но и угнетало. Делиться можно было только с одним человеком на свете- с бабушкой.
Она, как и дед Александр, в честь которого и получил он своё имя по православной, русской традиции, были потомственными казаками. А казаки одинаково ненавидели императорский дом Романовых с их дворянскими бездельниками и тупым, вороватым чиновничеством, так и большевиков с рабочей голытьбой и примкнувшими к ним бандитами всех разноцветок.
Дедушка, царский полковник, жили с бабушкой в самом красивом месте Одессы, на высоком берегу недалеко от причала Ланжерон. Здесь же их застало крушение Российской империи и лихолетье Гражданской войны. Белое движение потерпело поражение: у него не было ясной и воодушевляющей программы новой жизни, но зато оно спуталось с вечными врагами русского народа.
Поток эмигрантов хлынул в Европу и среди них дедушка с бабушкой с их 15-летней дочерью Анастасией. Решили остановиться в Италии, стране которая всегда ассоциировалась с вечным праздником и великой культурой эпохи Возрождения. В отличие от других эмигрантских семей, Еремеевы устроились довольно счастливо. Дедушка нанялся начальником охраны у одного сицилианского латифундиста, бабушка была домоправительницей их особняка, а будущая матушка Алессандро поступила даже в элитный университет по прихоти того самого латифундиста, которому очень понравилось это русское семейство, вообще, и дочка в частности. Он и платил за её учёбу. Такие люди деньги даром не тратят. Вскоре за Анастасией стал приударять сын из влиятельного семейства северной Италии- Паоло Боккети.
Его родители категорически возражали против связи сына с какой-то русской бесприданницей, но как это часто случается, влюбленный отпрыск победил своих родителей и латифундист был весьма доволен.
Такую свадьбу Италия не видела никогда, а родители невесты, вообще, затмили приглашенную знать. Дедушка специально надел свой парадный казацкий синий костюм с красными лампасами, аксельбантами и выглядел настолько молодцевато и бойко, что все гости только на него пялились, вопреки вековому этикету. Бабушка тоже оделась по-одесски. И хотя это было старомодно, но зато в нём она выглядела очень выигрышно. Особенно, когда под аккомпанемент дочери, спела арию Аиды из оперы Верди. Это итальянских аристократов сразило. Жених торжествовал, а невеста перетанцевала со всеми своими родственниками и их сердца были покорены.
Вскоре после этой замечательной свадьбы, латифундист стал акционером, строящегося в Милане пищевого комбината, основным пайщиком которого были, как раз, Боккети. Продукция комбината поставлялась в продовольственные склады не только итальянской армии, но и германской. Аристократы подводили к власти Муссолини , готовилась большая война и доходы от комбината предстояли баснословные.
Алессандро помнит себя, когда они уже жили в родовом имении недалеко от Болоньи. До него родились два брата-погодки и были старше на десяток лет. Все трое получили казацкое воспитание от дедушки с бабушкой. Они на зависть свои сверстникам прекрасно ездили верхом, охотились , каждое лето покоряли альпийские вершины и могли плавать, как дельфины. Но когда стало ясно, что итальянцы будут направляться на Восточный фронт, на семейном совете старшие братья поставили ультиматум, ошеломленному отцу: или он организовывает их переезд в Аргентину, или они уходят к югославским партизанам.
Последнее грозило разорением всего клана. Отец догадывался откуда дует ветер, но поделать ничего против воли сыновей и тёщи с тестем не смел. Связи сработали и сыновья были отправлены в Уругвай со специальной миссией: они должны были готовить «запасной аэродром» в случае осложнений на фронте. Не все сведущие люди верили в победу Гитлера. И когда поступило сообщение об окружении армии Паулюса под Сталинградом, дедушка вновь надел свой парадный, казацкий наряд и демонстративно в нём посетил все публичные места вместе с внуком.
Братья Боккети в Уругвае оказались в нужном месте и в нужное время. Они стали учредителями множества фирм на деньги представителей рухнувшего, германского рейха. Они там выгодно женились и стали предводителями местной знати из скотоводов и землевладельцев. Отец годился успехом старших сыновей и стал задумываться о карьере младшего Алессандро. И тут снова повлиял боевой тесть и потребовал продолжения военной традиции. Зять нехотя согласился и отправил сына учиться в Морскую академию США.
Так случилось, что Алессандро вырос в мирные времена и военная карьера натовского морского офицера проходила гладко и успешно. Молодой, статный итальянец с влиятельным папашей был всё-равно во всём первым: на учениях, совещаниях, спортсостязаниях. И сам его вид внушал подчинение.
Но в жизни не бывает без проблем. А проблемой Алессандро стала его жена. И не столько она была виноватой, сколько его представления о жене и женщинах, привитые ему бабушкой. А таких женщин в Италии уже давно не было. Здесь уже не было известно супружество в истинном смысле этого славянского слова. Здесь был брачный союз в лучшем случае, а чаще-брачный контракт. И особенно. В аристократической среде, к которой и принадлежал сын Паоло Боккети.
Еще будучи холостым офицером, он без большой охоты и лишь для поддержания мужского статуса, участвовал в развлечениях с «артистками». У него все отношения между мужчинами и женщинами сводились к примеру дедушки и бабушки. Он просто не мог себе представить, что его молодой дед будет волочиться за какой-нибудь жеманной кокоткой или бабушка примет назойливые домогательства полупьяного офицера.
Жизнь же, матери с отцом для него была, практически, неизвестной. Скандалов у них не было. Мама была с ним внимательна, добра, но и только. Ей нравилось быть светской дамой и она всю себя отдавала этой представительной жизни, что очень радовало Боккети.
В общем, совместная жизнь с первой женой Эмили, дочерью миланского банкира не задалась с самого начала. Но чтобы не расстраивать отцов и их дела, они не спешили разбегаться и даже родили дочь Софи. Но долго это продолжаться, всё равно, не могло и они разошлись. Но к этому времени должность обязывала Алессандро жениться. На это раз он выбрал дочь университетского профессора и, вроде вышло удачно, но у них не было детей и постепенно утратился смысл их брака.
В последний раз Алессандро Боккети женился двенадцать лет назад. Дело шло к старости и прозябать в одиночестве, хоть и не в бедности, не было желания. И однажды он познакомился с милой преподавательницей в консерватории. Жизнь с ней сложилась спокойной, но слишком уж размеренной, для еще пышущего здоровьем и энергией, адмирала. Чтобы совсем не захандрить, Алессандро стал посещать клуб генералов-ветеранов. Сначала он просто играл с ними в гольф, чему выучился в Штатах, затем стал выбираться с ними на охоту, рыбалку…И так увлёкся, что сам стал заводилой всяких гульбищ и приключений.
Генералы обществом женщин не пренебрегали, но им больше по душе были чисто мужские, спортивно-охотничьи развлечения, что и привлекло к ним адмирала, ставшим их лидером.

Екатерина Великая

И вот, теперь новая домработница…удивительно похожая на бабушку. Больше лежать стало невмоготу. Адмирал встал, подошёл к окну и отдёрнул портьеру. Еще чёрное, звёздное небо сливалось с морской пучиной. Доносился рокот прибоя.
- А как бы поступил дед Александр?, - вдруг промелькнуло в сознании Алессандро, который сам давно был дедом, но продолжал равняться на своего предка.
А дед тогда поступил следующим образом. Когда молодой, видный в станице есаул Еремеев отправил сватов, то получил оглушительный отлуп : сватов даже во двор не пустили, что явилось вселенским позором. Причиной такого поворота был давний раздрай между отцами из-за атаманства
Что же теперь было делать? У Кати три брата, как на подбор- боевые и шустрые. Да и отец еще в силе мужской. Но выхода не было: лучше смерть, чем такой позор.
Бабушка рассказывала, как его тёзка выкрал её глубокой ночью и они помчались на двух конях. Всё было бы гораздо удачнее, но совсем не к месту залаяли дворовые псы, и вскоре раздались выстрелы. Это была погоня и не было сомнений, что им будет каюк.
Спасли их кони. Они оказались выносливее и специально подготовленными к этой бешеной гонке сквозь тёмную, степную ночь. Достаточно было коню оступиться, чтобы всё закончилось трагедией…и не было бы никогда Алессандро Боккети.
Несколько дней беглецы переждали на хуторе у знакомого и предупрежденного хохла. Наконец, дошло известие, что атаман их прощает…
- А тут какой-то македонец…да еще и в тюрьме, - адмирал беззвучно посмеялся над своей мальчишеской мыслью, - но для чего-то она возникла.
Алессандро вернулся к кровати и продолжил дальше лежать до утра.
Утро началось с обсуждения, что надо делать с рыбой, которую они наловили накануне. Её стали делить на четыре части: на вяление, соление, жарение и уху. За дело взялись дружно и через некоторое время все обитатели и гости виллы чувствовали себя единой производственной бригадой, а когда управились с рыбой всей компанией двинулись на море. Все были веселы и Катя чувствовала себя своей среди своих, но, понятное дело, на особом положении.
Было решено на следующее утро вновь отправиться на рыбалку, но только удочками и уху варить прямо на катере. Катю морская болезнь не одолевала и она согласилась разделить увлечение мужчин. С моря открывался замечательный вид на побережье. Красивая страна у итальянцев тоже- недаром сюда съезжаются туристы со всей планеты.
Дело приближалось к обеду. Уха была уже готова и генералы, свернув удочки, решили привести в порядок оружие, которое хранилось в каюте в специальном шкафу. Для чего эти автоматы и винтовки предназначались было не ясно, но по армейской привычке оружие решили прочистить и смазать. Этим занимался самый молодой из генералов 63-летний Альберто Конти. Он по очереди вытаскивал оружие, разбирал его на столе и отдельные части раздавал, сидящим за столом, остальным товарищам. Оружие было самых различных марок. Видимо, это было что-то типа коллекции.
Когда Катя вошла с подносом, на котором несла бокалы с коктейлями, Альберто, как раз, вытащил из шкафа автомат Калашникова, сделал попытку вытащить магазин, но что-то там заело и он, положив автомат на стол, повернулся к столику с инструментами.
В это время Катя, поставив на стол осторожно поднос с бокалами, вдруг схватила автомат, быстро его разобрала, потом собрала и, скорчив суровую мину народной мстительницы, передернула затвор и направила автомат на ошалелых генералов. Они дружно подняли руки вверх улыбаясь, но во взглядах мелькало что-то похожее на испуг. Потом все, как по команде, уставились на адмирала, видимо, требуя объяснений.
- Ну, что сеньоры генералы? С кем мы всю жизнь собирались воевать, если простая русская женщина захватила в плен половину генерального штаба НАТО ?
Все снова дружно засмеялись и захлопали.
Катя разложила бокалы и торжественно разъяснила, что военному делу в Советском Союзе учили со школы, а каждый парень-готовый воин и, мол, это древняя скифская традиция.
Генералы были достаточно деликатными, чтобы не отметить, что военное дело в школах и боевые парни не смогли сохранить ни Варшавский договор, ни сам Советский Союз.
Однако особый пиетет к Кате после случившегося, генералы испытывали. Особенно этому радовался адмирал. Он ясно представил себе, как его боевые друзья разнесут по всей Италии этот забавный случай, а затем он будет отмечен в газетах и разлетится по всему интернету. А Алессандро нравилось быть героем всяких небанальных происшествий. Это было его невинной слабостью, но и светский пиар помогал ему быть в центре аристократического внимания.
Далее, как пишется в школьных сочинениях « усталые и счастливые ребята возвращались домой», где поужинали и разошлись на покой.
Катю вновь охватило беспокойство по поводу контракта, Звонко и их складывающегося сближения с Алессандро. Но, опять же, согласно народной примете, утро оказалось мудренее. Когда генералы разъехались на своих военизированных «Хаммерах», они с хозяином уселись за стол. Адмирал выглядел веселым, добрым и деловым. Они составили нужные бумаги и Алессандро спокойным голосом объявил, что он не возражает, если к ней в гости будут приезжать Нина и Ромео. И, как бы между прочим, поинтересовался фамилией «приёмного сына». Собрав все бумаги, адмирал навестил садовника и уехал. Катя тут же позвонила Нине и Ромео, пригласив их в гости в ближайшее воскресенье.

Любовь аристократа.

Нина и Ромео не преминули воспользоваться приглашением. Нина еще двигалась не очень уверенно и подробно рассказала какие ужасные переломы были у неё и как она благодарна хозяевам, оплатившими её пребывание в клинике по реабилитации. Ели бы не их великодушие, провела бы она остаток жизни в инвалидной коляске.
Ромео заканчивал лицей и хотел сдать экзамены, как можно лучше. Как дитя эмигрантов, он понимал, что пробиваться в жизни придётся в одиночку, а футболом долго жить не будешь. Он будет приезжать каждое воскресенье и подтягивать математику.
Алессандро приехал только через два дня. Снова они сели за стол, Катя поставила свои подписи в нужных графах контракта и они отметили это шампанским.
- И, да. По поводу отца вашего «приёмного сына». По своим каналам я навёл справки и узнал, что сидит этот македонец безвинно. Вину на себя его заставила взять местная банда наркоторговцев. Мне обещали вернуть его дело на пересмотр и есть большая вероятность, что его освободят, потому что на след банды уже напали и начались аресты.
Катя со смесью восхищения и благодарности всматривалась в красивое лицо своего работодателя и едва сдерживалась, чтобы не броситься его обнимать и целовать. Работодатель об этом догадался и даже приготовился, слегка отстранившись от стола, но некая сила упорно удерживала их на расстоянии.
Но всё же, господь милостив. Когда Алессандро , собрав все бумаги, приготовился выходить, он на миг замешкался перед порогом и повернулся, чтобы дежурно попрощаться. Но идущая следом Катя с разгону уткнулась в могучую грудь адмирала, обняла крепко за шею и прижалась благодарно к его холенной щеке. На пол грохнулся «дипломат» и Катино тело оказалось заключенным в объятиях. А Катя всплакнула, сама не понимая отчего.
В то утро, через несколько дней, после сближения домработницы и работодателя возле порога, Катя услышала звуки автомобиля, выглянула в окно и увидела не знакомый «Лексус», а джип, из которого Алессандро стал вытаскивать чемоданы и какие-то баулы.
Войдя в дом, он первым делом расцеловал Катю, словно курсант мореходки, имеющий в запасе всего несколько часов увольнения и объявил растроганной домработнице, что он переезжает сюда навсегда.
Это обстоятельство мгновенно создало двусмысленную обстановку и Катя, со странным для её возраста, волнением готовилась к своему рубикону.
Целый день она помогала адмиралу растаскивать привезенные вещи по двум смежным комнатам, шкафам и тумбочкам. Вечером они поужинали, а Алессандро, как ни в чём ни бывало, пожелал Кате обычной доброй ночи, отправился в свою спальню. Сначала Катя восприняла это спокойно- надо было прибрать на кухне и всё такое, что она проделывала каждый день.
Но когда она вошла в свою комнату, осознала всю нелепость положения. В огромном особняке, два явно неравнодушных друг к другу мужчина и женщина…
Катя бесшумно двинулась по коридору и подошла к спальне. Потоптавшись немного, она робко постучала и услышав ответ вошла.. Адмирал лежа в постели, читал книгу. Появление Кати, его кажется совсем не удивило и он жестом пригласил домработницу сесть, отодвинувшись к стенке. Катя присела, а затем словно провинившаяся жена, склонила голову мужу на грудь. Муж великодушно провёл своей широкой, горячей дланью по голове и волосам Кати, отложил книгу и выключил торшер.
С этого судьбоносного вечера и ночи жизнь Кати кардинально изменилась. Прежде всего в действие вступил какой-то тайный план, разработанный адмиралом. Теперь каждое утро после завтрака и до обеда они занимались совершенствованием Катиного итальянского языка, а после обеда и до ужина-английского. В обеденные часы новые любовники ходили на море, где Алессандро раздевался и окунался в прохладные воды Тирренского моря.
Несмотря на преклонный возраст, адмирал сохранил атлетическую статность и хорошую подвижность. Катя уловила себя на мысли, что ей приятно было лицезреть могучее тело, чего раньше она за собой не замечала. Да и где она могла видеть? В школе что ли?
Её пожилой влюбленный не был таким настырным и неугомонным как Звонко, но марку держал и этим раскрыл Кате глаза на то, что она со своей математикой, вообще, мало что в жизни понимает и, тем более, в мужчинах. По её сельским представлениям мужчины, чуть ли не после пятидесяти лет-это уже отстой. А тут такие дела! Это открытие заставило её уже совсем по-другому воспринимать и генералов, которые продолжали регулярно приезжать и она обнаружила, что они, всё же, не на одно лицо, а один из них, тот самый Альберто, с неё почти не сводит глаз, после случая с автоматом. Это было неожиданное открытие и из женского тщеславия она даже стала строить ему глазки.
Однако это не прошло незамеченным для Алессандро и он рассказал ей, что в бытность действующим генералом НАТО, Альберто Конти регулярно получай нагоняй от американских шефов за то. что окружал себя длинноногими секретаршами в униформе и, в конце концов, незадолго до отставки его чуть не разорила одна хорватская манекенщица. Сначала она вынудила влюбчивого генерала развестись с женой, жениться на ней, но потом она умудрилась отсудить половину недвижимости при разводе. После этого случая генерал поменял род охоты и боится жениться.
Кроме уроков, которые Катя успешно усваивала, она наладила связь с дочкой. Регулярно общалась с неё по скайпу, а дочка могла снимать деньги с её счёта для себя и двух пар бабушек с дедушками. Но известий от Стёпы по-прежнему не было.
В общем, всё складывалось прекрасно и однажды Алессандро объявил о дате заседания суда по пересмотру судимости Звонко.
В назначенный день подъехали к зданию суда Нина с Ромео и они вчетвером стали ждать появления македонца. Когда его ввели, он сразу их заметил, печально улыбнулся, но оживился. Они для него были единственными близкими людьми. Звонко осунулся, глаза опухли, в густой, черной шевелюре появились белые нити.
Суд был быстротечным. Судья зачитал постановление и Звонко сошёл к ним в зал. Обнимались группой. Затем македонец подошёл к Алессандро, горячо, но без подобострастия пожал руку и поблагодарил за освобождение. Адмирал предложил отметить освобождение и они всей компанией отправились в ближайший кабачок. Звонко повеселел и даже смеялся.
Деликатный момент тоже разрулился естественным образом и Звонко уехал к Нине, которая уже подготовила ему место работы у своих хозяев.

Урок английского

Было уже поздно, но зато шоссе было почти пустынным. В машине играла романтичная музыка Фаусто Папетти, а свет от разноцветных лампочек индикаторов освещали сосредоточенное, волевое лицо адмирала. На душе у Кати было как никогда покойно. Она испытывала к Алессандро беспредельную благодарность и нежность. Невольно она положила руку ему на плечо.
- Тебе не обидно, что он ушел к Нине ?- сказал адмирал по-английски. Это означало, что начался пропущенный вечерний урок.
- Нет.Во-первых, они были вместе до меня, а во-вторых, в моём сердце уже другой.
- Кто же, если не секрет?
- Человек великой души и каких я никогда не видела.
- А ты-Екатерина Великая.
-Я ?! Великая ?...Рассмешил. Я мышка-норышка.
- А у вас в самом деле в школах изучают автомат Калашникова?
- Изучали… теперь уже нет
- И ты была коммунисткой?
- Не успела, но была комсомолкой.
- И верила в коммунизм?
- В моё время уже не верили, но наши родители многие верили.
- А в чём эта вера заключалась?
- Ну…в справедливость. В английском языке нет слова, которое точно бы соответствовало славянскому…Это, например, когда богатые не унижают бедных.
-А ты бы могла полюбить богатого?
- Это смотря какого…У нас не было богатых.
-А теперь?
- Теперь появились, но они какие-то ненастоящие что-ли…как у нас говорят «из грязи в князи». Не получится у нас так, как у вас.
- Почему же?
- Ваши богачи культурные, а наши просто жадные…
- А ты хотела бы быть богатой?
- Я? Наверное нет…Я, ведь, просто учительница математики и домработница.
- Но можно выйти замуж за богатого.
- А для чего я богатому? Ведь, сословия никто не отменял. Вот, в Советском Союзе отменили и ничего путного не вышло…Не может кухарка править не то, что страной, а даже колхозом.
- Но есть же примеры, когда из бедной семьи выбиваются в люди.
- Во, именно- «выбиваются». Вся душевная энергия тратится на это выбивание, а всё должно быть естественным.
- Получается. Что большевики в России зря старались?
- Может и не зря. Это был наглядный урок для ваших богачей. И, похоже, они его усвоили. Теперь у вас социализм, а у нас капитализм в самой его первобытной, убогой форме. Да еще и колониальный.
- А марксизму вас тоже в школе учили?
- И в школе, и в институте…да. Вот, толку от этого никакого.
- В Италии тоже были сильны коммунисты. Сразу после войны итальянцы также ка вы сегодня, искали работу в чужбине. Но потом жизнь улучшилась. Может и у вас всё сложится.
- Дай боже. Но когда это будет?...А жизнь коротка.
- А в чём смысл жизни?
- Ха. До сих пор никто внятно не ответил. Это, наверное, вечная тайна. Советский писатель так заметил: жить надо так, чтобы не было обидно за бесцельно прожитые годы.
- Выходит, самое главное в жизни - иметь цель. У тебя есть такая цель?
- Наверное, нет. Иначе я бы сюда не приехала.
- И ты будешь жалеть о годах, проведенных в Италии?
- Пока я не жалею, - и Катя прижалась к плечу водителя. Он стал тормозить и остановил машину.

Бессарабска Галатея

Как педагог, Катя отметила, что Алессандро Павлович замечательный учитель и это общее призвание их еще больше сблизило. Способная ученица не преминула отметить достоинства своего наставника. Оказалось, что адмирал несколько лет преподавал в морском колледже. И, видимо, воодушевленный их совместными успехами, Алессандро объявил, что прибавляется еще один предмет- вождение автомобиля и изучание правил дорожного движения. Усмехаясь, он обронил, что домработнице положено самой ездить в город за продуктами. Это, конечно, была остроумная шутка и Катя стала догадываться, что надумал её славный адмирал и пожилой любовник. Ей, видимо, предстояла судьба героини фильма «Моя прекрасная леди».
Адмирал договорился и у Кати приняли экзамены индивидуально. Уже через месяц она впервые выехала в город. Было страшновато встраиваться в огромный поток машин, но её спутник спокойным голосом вовремя подправлял Катины действия, понемногу она освоилась и даже съездила в гости к Нине.
Нина полностью оправилась от страшной аварии, была по-женски счастлива со Звонко. Македонец очень изменился ментально и физически. Он снова выглядел красавцем и уверенным, но перестал обращать внимание на иных женщин. Пребывание в тюрьме заставило его осмыслить важные аспекты бытия и, главное, у него был взрослый сын, которого он любил и чьими успехами в молодежке «Интера» гордился. Он решил обеспечит сыну надежное, домашнее пристанище. Нина же поделилась с подругой секретом, что македонец предложит ей замужество, как только соберет достаточно денег. Ромео тоже, отметил старания отца: стал чаще приезжать к ним и реже к Кате.
Однажды он позвонил и пригласил Катю с адмиралом на финальный матч молодёжного первенства Милана. От его игры зависело попадёт ли он на заметку к руководству основной команды. Катя впервые была на настоящем, футбольном стадионе, очень переживала за Ромео. Играть перед десятками тысяч зрителей, наверное, ужасно ответственно. Вся четверка любящих его зрителей тоже испытывала душевное волнение. Ромео играл в полузащите и играл хорошо, но команда его проиграла. Тем не менее, после матча настроение у Ромео было приподнятым. Его пригласили на собеседование в штаб «Интера» и это означало, что скоро он будеть играть в основе со своим кумиром, в чьих жилах тоже течет балканская кровь- Златаном Ибрагимовичем.
И вот настал тот день, о котором Катя догадывалась и готовилась, чтобы не разочаровать своего замечательного благодетеля. Этому предшествовало и посещение салона красоты и всяких модельных бутиков. Когда бессарабке сделали модную стрижку, она целую неделю не узнавала себя в зеркале и удивлялась как с помощью ножниц можно так изменить облик человека. Новая причёска даже ходить её заставила несколько по-другому, а в глазах потомственного аристократа мелькали лукавые,озорные огоньки. Он был доволен своим многомесячным трудом по изваянию своей Галатеи, но с именем «Екатерина Великая»
Однажды он показал ей приглашение на свадьбу сына одного из генералов их охотничье-рыболовного кружка.
Хоть и готовилась Катя морально к этому моменту выхода в свет, но никак не могла унять волнение, но и отказаться не было сил. Ведь, она должна отплатить вложенные старания адмирала. Выглядела, действительно достойно, хотя в глазах мелькал временами испуг, а золотые и бриллиантовые ювелирные изделия, впервые в жизни украшающие её голову, шею и уши сковывали её движения, как сбруя на необъезженном мустанге.
И вот, самый страшный миг. Достолепный адмирал, представитель рода Боккети, одетый в безукоризненно подогнанный, бежевый костюм, подаёт ей руку, помогая выйти из серебристого «Ролс-ройса» и далее предстояло подняться по ступенькам родового особняка, где на открытой веранде уже собралось много гостей и их встречал улыбающийся и всё понимающий в этой, понятной только им , троим мизансцене, отец молодожена.
Как только Катя с Алессандро оказались наверху, деликатно рассматриваемые с неподдельным любопытством местным сообществом аристократических людей, Екатерина Великая желала только одного- быстрее найти укромный уголок и в него забиться. Но это было невозможно. Слухи о том, что чудаковатый, но всеми уважаемый адмирал, поменял уже третью жену на какую-то служанку с Балкан, уже вовсю будоражили воображение, особенно, женской части знатного круга. В известном смысле это был некий вызов многим, из которых с удовольствием бы заняли место Кати.
Пока она со своей ролью справлялась и сплетницы-завистницы не имели шансов подловить эту дерзкую чужестранку в неловкости. Мужская часть было более снисходительной, хотя бы потому, что жены и дочери многих из них, заметно проигрывали, несмотря на старания визажистов и модельеров. Эта сорокалетняя спутница Боккети, безусловно, украшение вечера наряду с невестой. Самое трудное было отвечать на приветствия…Катя никого не знала и ничего, кроме улыбок им подарить не могла.
Наконец, появились молодожены и спасли Катю от излишнего и утомительного любопытства гостей. Но за свадебным столом Катя боялась прикоснуться ни к еде, ни к приборам, панически боясь проявить неловкость. Она только пила минералку.
Адмирал, конечно, всё понимал, но он всегда был центром разговоров и своеобразным тамадой вокруг себя. Он лишь украдкой подбадривал свою спутницу и обещал скорое избавление, заключавшееся в переходе гостей в танцевальный зал.
Но не успели они и минуты постоять рядом, хотя и перед нахальными фотожурналистами светской хроники, как к ним направился Альберто Конти, долгие месяцы мечтавший заключить недоступную, балканскую Мату Хари в объятия. И такой шанс появился.
Он церемонно пригласил Катю на вальс. До этого момента вальсировала только часть молодежи, ровесники молодоженов. Когда Альберто закружился с Катей танцевальный вечер получил нужный импульс. Темно бордовое, длинное, облегающее платье выгодно оттеняло белизну её кожи и красивый, округлый бюст с декольте, украшенном рубиновым колье. Просто в зале не было ни одной женщины, сравнимой с Катей природной статью.
Однако Катя инстинктивно после приглашения повернула голову, как бы, спрашивая разрешение у своего спутника. В глазах аристократов это выглядело трогательно наивно и Катя получила благословение. Довольный генерал вел свою партию очень умело и размеренно, что позволило Кате после пятнадцатилетнего перерыва восстановить свои навыки, усвоенные в танцевальном коллективе родного, тараклийского ДК. Особенно хорошо у генерала получалось прижимать своей властной рукой стройный стан партнерши при ускоренной части танца. Она почти не касалась паркета. Их танцевание окуражило старшее поколение и танцевальный зал заполнился кружащимися парами.
Лишь через несколько заходов. Екатерине Великой удалось отбить своего спутника и закружиться с ним впервые. Алессандро танцевал не так виртуозно, как генерал, но для своей комплекции очень даже уверенно.
- А кто тебя учил танцевать?,- неожиданно и почему-то по-русски спросила Катя.
Алессандро засмеялся. Катя от волнения, видимо. перестала понимать, где она сейчас находится.
- Моя бабушка, Екатерина Великая,- поддержал русский разговор адмирал и потом перешел на итальянский:
- Она мне внушала, что мужчина в танцах должен быть столь же достолепным, как и в бою.
-Странно. В моей стране мужчины танцевать стесняются, считая это не мужским достоинством.
- Видимо, причина в том, что ты назвала сословным статусом. Мужчина из аристократических кругов вынужден чаще бывать на светских раутах, чем даже на деловых совещаниях и хорошо танцевать для него не менее полезно, чем деловые разговоры.
- А дедушка твой тоже хорошо танцевал?
-О! Он был во всем первый.
- И бабушка…Екатерина Великая, наверное, его ревновала ?
- Да. Она даже иногда плакала. Об этом знаю только я. Она думала, что я ничего не понимаю. Это, наверное, тайна человеческой психики. Любовь всегда порождает тревогу, что наступит момент её угасания или даже исчезновения…а это иногда… конец света.
- Но я поняла с твоих слов, что Екатерина Великая была властной и мудрой…
- Но-женщиной. И у неё был только один кумир среди мужчин-её муж. Даже своего отца-атамана, она не ставила на одну ступень с дедушкой.
-Вот как! Что же в нём было такого?
- Беспредельная отвага и честность. Когда к власти пришли гитлеровцы, они вышли на дедушку и подослали вербовщиков в казацкую дивизию Краснова. Эти трое, довольно крупные офицеры абвера, еле унесли ноги. Деда даже арестовали, но как тестя рода Боккети выпустили. Он всегда и везде говорил, что красная зараза пройдет и Россия восстанет из пепла. А еще часто с негодованием утверждал, что войны против России и Советского Союза устроили лондонские банкиры. В таких случаях мой отец спешил куда-нибудь исчезнуть с глаз своего тестя. Мой второй дедушка Боккети, как раз, имел самые тесные связи с этими самыми банкирами. Мой отец это хорошо усвоил и делал всё, чтобы проникнуть в Советский Союз. И это при его прямом содействии в СССР построили завод по выпуску «Eiat» и «Пепси кола». Теперь наш президент Сильвио Берлускони находит общий язык с Путиным.
- А как твой отец относился к тестю?
- О! Это отдельный роман. Мой отец мог бы стать его героем…Он тестя уважал и даже любил больше своего отца. Я никогда не видел таких отношений между тестем и зятем. Когда дедушку хоронили, съехалась чуть ли не вся знать Италии и даже был один, из ненавистных дедом, лондонских банкиров!
- Но ты никогда ничего не говорил о своей матери.
- Моя мама понимала, что в деле воспитания своих сыновей ей с бабушкой и дедушкой не тягаться. Она благоразумно отстранилась и была для нас просто хорошей родственницей. Её это совсем не огорчало, и она занималась всякими благотворительными мероприятиями в компании своих подруг из богатых семей Италии. Она всегда сопровождала отца на многочисленных вечерах, свадьбах и деловых встречах. Это была её стихия и супружеская обязанность, которую она прекрасно исполняла…
Гром аплодисментов вернул наших героев в реальность. Оказывается, музыка давно смолкла, а они чуть ли не в обнимку стоят в кругу улыбающихся свадебных гостей. Никто себе не мог представить, что можно так увлечься разговором между мужчиной и женщиной, которые каждый день и ночь проводят вместе.






продолжение следует ниже в комментариях
← Капкан судьбы. Часть 3 Капкан судьбы. Новелла →

Комментарии 1