История Тараклии в лицах.

  • Опубликовано:
  • Блог: Пенджер към света
  • Редактировалось: 2 раза — последний 14 декабря 2018
0
Голосов: 0

417

История Тараклии в лицах.


Две статьи П.А. Кайряк

Домик по улице Гоголя
Есть в нашем поселке по улице Гоголя почти ничем не приме­
чательный домик. Он и в те далекие тридцатые годы мало чем от­
личался от других. Такой же приземистый, крытый соломенной
крышей, он красноречиво свидетельствовал о „достатке” хозяев. И
о нем теперь, десятки лет спустя, наверное, никто и не вспомнил
бы, если бы не одно событие, ставшее теперь уже историческим…
Владелицей этого дома была некая Матрона Ивановна Глава­
нарь – женщина, надо сказать, весьма крепким характером. Муж
ее умер в 1917 году. И осталось на ее плечах четыре дочери и один
сын, вместе с ней шесть душ. А земли 2,5 гектара. Понятно, что этот
участок не мог прокормить семью.
Уехала Матрона Ивановна с сыном в другое село на заработки, а
землю оставила дочерям. Четыре года жила и работала на стороне
Главанарь, а когда в 1932 году пришло время вернуться в родной
дом, тут-то нагрянули агент фиска с двумя стражниками. Надо было
платить недоимки и налоги. Это случилось 27 июня. И надо сказать,
что этот факт зафиксирован в книге „Крестьянское: движение в
Бессарабии в 1929−1933 гг.”
. Вот эти строки: „Активное выступле­ние имело место в с. Тараклия Кагульского уезда, 27 июня агент фи­ска с двумя стражниками пришел взыскивать налоги и недоимки за
4 года у Матроны Главанарь. Последняя отказалась платить. Тогда
„фискальная гвардия” забралась в дом и стала подбирать вещи для
секвестрования. Выйдя на улицу, крестьянка закрыла дверь на за­
мок и стала во весь голос ругать грабителей, угрожая им, что если
они предпримут „попытку выйти через окно или взломать дверь”,
то она „сапой размозжит им голову”. Главанарь, позвав на помощь
соседей, собрала 20-30 мужчин и женщин, которым заявила, что
только таким образом можно заставить перчепторов вести себя
иначе. Это было в восемь часов утра. В час дня начальник жандарм­
ского поста попытался освободить их. Однако настроение возму­
щенных крестьян заставило шефа вызвать подкрепление. Только в
15 часов совместными усилиями удалось выпустить „пленников”.
Затем последовали аресты. Главанарь отдали под суд…”.
Наступил 1940 год. Дети давно выросли, зажили своей жизнью.
А дом стоял без хозяина.И вот в декабре того же года при организации колхоза в этом
доме с согласия сельсовета решено было разместить первое прав­ление.
В знак памяти по случаю 40-летия колхоза „Родина” на этом
доме была установлена мемориальная доска. И это прекрасно.
Но вот какие мысли не дают покоя. Наверное, было бы совсем
неплохо, если бы и в честь хозяйки этого дома Матроны Ивановны
Главанарь была также установлена мемориальная доска. Ведь эта
непреклонная женщина первая в поселке публично выступила про-­
тив оккупантов и сумела организовать в свою поддержку соседей.
Думаю, меня поддержат тараклийцы. Ведь знать историю своего
родного края, значит быть духовно богаче.
Свет. Тараклия, 1989, 26 августа.

А путь был тернистым
(воспоминания о первом учителе)

Есть на кладбище могила со скромным памятником и такой же
надписью: „Учителю Георгию Тимофеевичу Бакаржи от соболезну­
ющих учеников и родственников”…
И хоть надпись и в самом деле более чем скромная, но и она
наталкивает на большие размышления. Действительно, часто ли
кто-то вспоминает о своем первом учителе? А ведь учитель – это че­-
ловек, впервые научивший нас писать самое дорогое в жизни слово
„мама”. А может, оттого и не вспоминаем, что время теперь другое,
и все кажется нам само собою разумеющимся?.. Шел 1922 год…
Тогда в Тараклии было лишь две школы в центре. Оккупация,
бедность, наплыв учителей опять – таки из Румынии. В таких ус­
ловиях уважаемый наш Георгий Тимофеевич и решился открыть в
своем собственном доме первый класс, чтобы учить грамоте детей
с горной махалы. Для ребятишек это было удобно во всех отноше­
ниях: ведь в те времена до центра было не просто добраться, к тому
же и в старых помещениях не всем хватало места… Вот так и шло
обучение с первого по четвертый класс. Теперь можно сказать, что
в 1922−1928 годах дом Г.Т. Бакаржи был как бы началом, прооб­-
разом школы №1, директором которой он, собственно, и являлся.
А годом позже как раз и начинается строительство школы №1.
Тернистым был путь к ней. Сначала предстояло купить усадьбу у
И.Х. Кирова, что по теперешней ул. Котовского. И только потом,
благодаря усилиям, появилась и в горной махале школа. Собствен­
но, это было небольшое здание, имевшее всего лишь два класса.
Но и оно, надо оказать, по тем временам удовлетворяло население
этой части поселка.
До 1940 года бессменным директором был Г.Т. Бакаржи, кото­-
рого с полным основанием можно назвать народным просветите­
лем. Следует оказать, что учителя часто менялись, оставались лишь
Георгий Тимофеевич да жена брата – Л.В. Бакаржи, которая в те
далекие годы обучала немецкому языку. Кстати, о Лидии Васильев­
не многие из тех, кто когда-то с ней общались, а тем более учились
у нее, отзываются с теплотой.
С благодарностью и любовью вспоминаются сейчас наши люди,
которые отдавали все для того, чтобы тараклийцы стали грамотны­
ми. А ведь каждый шаг сопровождался сложностями. Да и Георгий
Тимофеевич, „сеял разумное, доброе, вечное”, шел тернистым пу­-
тем. Особенно в период военного времени, когда румынские окку­
панты, по сути дела, не давали ему возможности работать в родной
школе, перебрасывая его, то в Алуат, то в Казаклию только лишь
то, что в 1940−1941 годах он активно работал, обучая детей грамоте
при Советской власти. Но вот наступил и 1944 год. Его приглашают
в РОНО и назначают инспектором школ. А уже в следующем году
по ложному доносу осуждают на 10 лет. Да, сталинские репрессии
не обошли нашего первого учителя…
Не сломила судьба этого сильного человека. Отсидев срок, он
снова возвращается и работает сначала в Казаклии, а затем по­-
сле реабилитации, в Тараклии до самой пенсии. Хочу сказать, что
именно Г.Т. Бакаржи стоял у истоков просвещения нашего района.
Он был настоящий интеллигент, который каждым своим шагом ут­
верждал беспредельную преданность великому просветительскому
делу. Многие вспоминают его, как доброго, отзывчивого, беско­
рыстного человека, каким и должен быть настоящий Учитель. Вот
что говорит о нем бывшая его ученица Д. Д. Некит: „Это был педа­
гог с большой буквы. Теперь, к сожалению, таких редко встретишь,
хоть и условия, казалось бы, для этого несравнимо большие. Мне
хорошо запомнились 1956−1958 года учебы в первой школе, а Геор­-
← Тараклия и Света Гора. С. Мавроди и мой друг Пеця. →

Комментарии