И.Г. Генов. "Дневник партизана"

0
Голосов: 0

173

И.Г. Генов.   "Дневник партизана"


Иван Гаврилович Генов родился в 1896 г. в крестьянской, болгарской семье в селе Садовое (бывш. Ново-Царицыно) Нижнегорского района Крымской области. С детства батрачил у кулаков. В 1915 г. был призван на военную службу. В 1917 г. был начальником штаба Красногвардейского отряда. В 1918 г. вступил в ряды Коммунистической партии. Вся дальнейшая жизнь И. Г. Генова связана с партией, с борьбой за победу и упрочение Советской власти.
В 21 году Генову предложили работать среди трудящихся болгар в Южной Украине. Кстати говоря, будущий основатель болгарской компартии, Г. Димитров, был у Генова в подчинении.
В Крыму с 1924 года Генов был председателем райисполкома Красноперекопска, затем Ялты, Белогорска и перед войной занимал руководящую должность в Симферополе. Впоследствии, когда началась Великая Отечественная война, его приглашает командующий партизанским движением Крыма А. Мокроусов, занющий Генова по гражданской войне и предложил возглавить второй партизанский район. Генов очень хорошо знал как горную, так и степную местность, пещеры, укрытия, был верен советскому строю и знал своё дело.
Подробнее http://www.tombs-sevastopol.ru/partisan.php?id=22245
Несмотря на запрет НКВД, Иван Гаврилович вел дневниковые записи о действиях партизан и подпольщиков. Он закапывал тетради(12 общих тетрадей) в коробках из-под пулеметных лент. Знали об этом лишь доверенные люди. День за днем записывал Генов в перерывах между боями все, что видел и пережил. Осенью 1942 г. Иван Гаврилович был эвакуирован на Большую землю, в Сочи, а тетради так и остались в партизанском лесу. После войны по этим тетрадям он написал книгу
"Четыре времени года"
Эта книга — сама жизнь. В ней нет ни грана вымысла. Все события, описанные в ней, происходили в действительности, все герои — подлинные участники патриотического движения народных мстителей, ставших грозой для оккупантов, их третьим фронтом.
О партизанах написано немало книг. Дневник старого большевика, бывшего начальника второго партизанского района в Крыму в годы немецко-фашистской оккупации И. Г. Генова повествует о ратном подвиге партизан Крыма, о горестях поражений и потерь.
Почитать книгу можно на http://irsl.narod.ru/books/Genov/Genov_I_G_Chetyre_vremeni_goda.html
или http://adminland.ru/crimea/books/9c279c29/part02.htm
Приведу лишь отрыви:
***
28 октября 1941 г.
По пути в Симферополь заехал в Зую. В райкоме партии меня встретил Луговой. Он заверил, что партизанский отряд, сформированный в основном за счет партийного, комсомольского, советского и колхозного актива района, к вечеру в полном составе будет в лесу на своих базах.
Мокроусов мне сообщил:
— Гитлеровцы прорвали фронт на Ишуни. Одна их колонна движется на Джанкой — Феодосию, другая — на Симферополь и третья — на Евпаторию, и теперь бои идут в районе Софроновки. Через день-два они подойдут к Симферополю. Сегодня вечером я уезжаю в Алушту и далее в район заповедника, где будет дислоцироваться Центральный штаб.
Мне передали наряд на 12 000 банок овощных и рыбных консервов, но получить их не смог, так как, помимо наряда, нужно еще иметь отношение на консервный завод. Обстановка вынудила срочно выехать в район расположения партизан.
Не повезло и с радистами — их не оказалось. Обещали прислать позднее.
Дома меня ждала готовая к отъезду жена. Она положила в наши рюкзаки белье и все самое необходимое для солдата-партизана. Ведь неизвестно, сколько времени придется жить в лесах и горах. Положение усложняется еще и тем, что дело идет к зиме. Нужны теплые вещи, а их в рюкзак много не уложишь. Но вот все готово. Мы в последний раз оглядели свою любовно обставленную квартиру и вышли. В шесть часов вечера, покинув родной Симферополь, поехали в Карасубазар. Отсюда наш путь — в лес.

***
Чуб распорядился отпустить красноармейцам муки, картофеля, крупы, соли, сахару и бычка. Вскоре на полянке и в лесу запылали костры. К ним подошли и партизаны. Они делились с бойцами табаком, салом, луком, фруктами; те в свою очередь передавали патроны, гранаты. Это была самая настоящая товарищеская, братская взаимопомощь!

Петр Иванович Лавров, пообедав с нами, закурил и рассказал:

— Я кадровый офицер. Служил в войсках Ленинградского военного округа. Война застала меня в Кишиневе, куда приехал с особым поручением. Через два дня с маршевой ротой был уже на фронте. С тяжелыми боями наша часть отходила до Перекопа. Надеялись здесь задержаться, думали, на фронте произойдет перелом в нашу пользу. А вот опять отступаем…

Старший лейтенант замолчал, тяжело вздохнул, потом продолжал:

— Спешим в Севастополь, надеемся там остановить гитлеровцев.

— Оставайтесь с нами, — предложил я. — Батальон мы реорганизуем, создадим партизанский отряд. Будем воевать в тылу врага, а солдату, где бы ни воевать, лишь бы пошло на пользу Родине.

Старший лейтенант даже руками замахал:
— Нет, нет. Эпоха крестьянских и партизанских войн давно прошла. Наполеон шел на Москву по единственной смоленской дороге, десять-пятнадцать верст в сторону от этой дороги в деревнях ни единого француза не было. Денис Давыдов, Сеславин и другие партизаны тогда могли совершать свои нападения на обозы французской армии. А теперь? От Балтики до Черного моря сплошной фронт, и партизанам негде развернуться. Так было и в первой мировой войне. Тогда ни с одной, ни с другой стороны партизан не было, не будет их и теперь.
А если в период гражданской войны у нас в стране партизанство имело успех, то это потому, что тогда война, в основном, велась на колесах, на дорогах и в районе крупных городов. Противник был тогда иной, да и техника другая. Сейчас налетит какой-нибудь фашистский самолет, и от любого отряда одно воспоминание останется...
Уходя со своим отрядом, Лавров с грустью посмотрел на нас, как на обреченных.
***
Несколько дней назад в городах и деревнях было объявлено распоряжение немецкой военной комендатуры об обязательной регистрации населения по месту жительства. Сегодня из деревни Сартана нам принесли объявление командующего германскими войсками. В нем сказано: "Германские войска, заняв вашу местность, объявляют следующий приказ: каждый из вас, будь он здешним или не здешним жителем, должен оставаться в той деревне, где он теперь находится. Кто покинет свое настоящее местопребывание и станет скитаться по дорогам или переходить из одной деревни в другую, того будут считать партизаном и как такового расстреливать... Пребывание вне дома от полной темноты до рассвета запрещено. Не исполняющие этот приказ будут расстреливаться без предупреждения. Кто вредит или пытается вредить германской армии, например: повреждением или уничтожением телефонных проводов, мостов, железнодорожных путей, водопровода, зданий и т. д. или предоставлением убежища и оказанием помощи партизанам, будет немедленно расстрелян. Кто знает местопребывание коммунистов, партизан или военнослужащих Красной Армии, должен заявить о них ближайшей германской части".

"Иван Гаврилович - мой двоюродный прадед. Мы с ним лично не были знакомы. О нем я много слышала от бабушки и матери. В годы Великой отечественной войны он возглавлял партизанские отряды. Они боролись с ыашистами в крымских лесах, в том числе, рядом с Симферополем и с Севастополем. Поэтому так сложно указать его военный чин или полк. Последние годы трудился в тылу, потом и вовсе был выселен из Крыма со всеми болгарами (он болгарин по происхождению). Уже в мирное время он отдал в издательство в Симферополе свои воспоминания. Сначала они вышли в Крыму под названием "Дневник партизана", потом были опубликованы московским издательством. Название дали другое - "Четыре времени года". Иван гаврилович всегда старался на благо родины, воевал в Первую мировую, в Великую отечественную. В послевоенное время занимал посты в партийных организациях в Ростове-на-дону и в Симферополе. Иван Гаврилович - пример для меня, не только мужества, но и силы воли и жизнелюбия. "
← Болгарский собор. Иван Серт Кръвта вода не става. →

Комментарии