Генерал "Дядо Инзул" и поэт Пушкин

  • Опубликовано:
  • Блог: Пенджер към света
  • Рубрика: История
  • Редактировалось: 6 раз — последний 20 октября 2018
0
Голосов: 0

665

Генерал "Дядо Инзул" и поэт Пушкин

Легендарная личность для бессарабцев. Не только для болгарских колонистов, но и для молдаван. Дело в том, что И.Н. Инзов не только себя доблестно проявил в Отечественной войне 1812 года, но и состоял в масонской ложе, куда входили будущие декабристы, и чья цель была продолжить дело Петра 1 по европеизации России. Предполагалось установить в России конституционную монархию или даже республиканское правление. 5 декабря 1925 года декабристам не удалось проделать то, что сумели сделать их единомышленники сто лет спустя.
Но до Восстания декабристов в российской аристократической среде шла подспудная, подготовительная работа.

Точное происхождение генерала историкам до сих пор установить не удалось. Известно лишь, что в 1772 году к князю Ю. Н. Трубецкому, жившему в своём имении в Пензенской губернии, приехал его старый друг — граф Я. А. Брюс и привёз с собой маленького мальчика.
Датой рождения мальчика Брюс назвал 23 декабря 1768 года, но никакими архивными данными эта дата не подтверждается и потому на сегодняшний день признана условной.
Граф горячо и настойчиво просил князя оставить ребёнка у себя и дать ему самое лучшее образование и воспитание, не беспокоясь о затратах. Дальнейшая участь мальчика князя не должна была волновать, так как она «заранее обеспечена». Я. А. Брюс не рассказал, кто этот ребёнок, объяснив, что сможет раскрыть тайну только перед смертью. Но в 1791 году граф скоропостижно скончался, и князь Трубецкой так и не узнал ничего о происхождении ребёнка, которого, выполняя просьбу старого друга, он воспитывал вместе со своими детьми, не делая каких-либо различий.
Воспитывался приемным ребенком в доме князей Юрия и Николая Никитичей Трубецких, но не мог быть их единокровным братом, поскольку генерал-фельдмаршал Никита Юрьевич Трубецкой скончался в 1767 году, а Инзов родился 23 декабря 1768-го. Поэтому о его происхождении (Инзов – то есть “иначе зовут”) ходили самые противоречивые слухи, вплоть до того, что он происходит из рода Романовых. Во всяком случае, его родители из круга высшей аристократии. Рос в более чем просвещенной среде. Братья Трубецкие – рельефные фигуранты своего времени. Николай был отправлен в ссылку как один из главных членов общества мартинистов, затем был сенатором, вместе с братом основали Типографическую компанию (1784). Юрий – член-основатель Дружеского ученого общества (1781), друг Н.М. Карамзина.
Обучался Иван Инзов в Благородном пансионе при Московском университете, обладал широчайшей эрудицией, свободно владел несколькими европейскими языками, собрал солидную библиотеку. Военную службу начал в 1785 году кадетом в Сумском легкоконном (затем гусарском) полку, в 1786-м переведен в Тульский пехотный полк, в 1789-1791 годах участвовал в боевых действиях в составе Нарвского пехотного (1789) и Московского гренадерского (1791) полков, в том числе, в блокаде Измаила, Бендер, сражении под Манчином; поручик (18 июля 1791 г.).
[/b]
Как видно из этой справки И.Н. Инзов воспитывался в продвинутой аристократической среде, кардинально противостоящей русским православным традициям, в духе вольтерьянства и приобщения к европейской культуре. Можно предположить, что он, всё же, внебрачный сын Никиты Юрьевича Трубецкого, а дату рождения специально сдвинули, чтобы не давать повод для пересудов.
Во времена наполеоновских войн российские офицеры имели возможность сравнивать жизненные уклады в Европе и крепостной России. По этой причине тайные, масонские дружества стали проявлять большую активность в деле европеизации Российской империи и в, том числе, используя авторитет героев Отечественной войны, к которым относился человек их круга И. Н. Инзов.
К моменту появления И.Н. Инзова в Кишиневе здесь уже сформировалось Южное общество декабристов , масонская ложа «Овидий» и бывший генерал оказался ,в естественном для него, окружении единомышленников. А, возможно, и не случайно.
Чтобы европеизировать Россию, со времен Петра1 предпринимались кардинальные меры проделать это, приглашая «немцев». В результате этого в высшем классе иностранцы, хотя и обрусевшие, заняли важные позиции. А в результате наполеоновских войн и перекройки границ появились «беженцы», которых по рекомендации будущих декабристов, стали расселять, во вновь приобретенных от татар и османов, землях. Это были селезские немцы, швейцарцы, французы с известной, высокой культурой в земледелии, ремесленничестве, торговле. Они и должны были стать локомотивом тогдашней перестройки и центрами кристаллизации европеизма в России.
К этому моменту состоялось и прибытие основной группы балканских переселенцев в Бессарабию. Известно, что кроме политического гнёта одряхлевшей Порты имела место и банальная агитация переселяться на свободные земли Буджака. По этой причине сюда прибывала вполне самодостаточная масса болгарских жителей со своим скотом, деньгами, укладом и т.п.
Кроме этого задунайские переселенцы ясно представляли, чем является Российская крепостная империя, и категорически сопротивлялись попыткам царских чиновников заселять их в глубь Таврии, а также принимать российское подданство. Они желали оставаться колонистами и дождаться освобождения Родины. Но чиновники своими бестолковыми действиями умудрились создать напряженность и разочарование у, прибывших в «гетскую пустынь», болгарских переселенцев. Например, они заставляли болгар обслуживать немецких колонистов, ссылаясь на то, что балканцы более приспособлены к местным условиям. Всё шло к тому, что болгары стали задумываться о переходе в Казацкое войско или, вообще, вернуться во Влахию и даже на родину.
И в этот критический момент вмешиваются, вышеупомянутые декабристы во главе с Ватикиоти, и на сцене появляется Иван Никитич.
Болгарские переселенцы получают статус колонистов и ураниваются в правах с немецкими. Также благодаря Инзову удавалось гасить недовольство молдавских бояр, претендующих на земли Буджака и раздраженных европейскими нововведениями свободного, фермерского труда среди колонистов на фоне крепостной беспросветности цэран.

Генерал "Дядо Инзул" и поэт Пушкин

И так случилось, что пожилому генералу навесили еще одно главоболие-ссыльного, петербургского забияку и, к тому же, поэта.
Поэт этот, хотя из того же аристократического круга, что и генерал, и того же воспитания, но больно уж непоседливый был. Иван Никитич стал водить своего подопечного на заседания масонского клуба «Овидий», надеясь, что Саша Пушкин найдет там авторитетных людей и наберется нужного ума. Но старания Ивана Никитича, к его великому огорчению, привели к противоположному результату.
Царскосельский лицей был создан для подготовки будущих интеллектуальных террористов против «немытой России» и, кроме преклонения перед греко-латинской культурой, воспитанников тренировали в искусстве писания эпиграмм и всевозможных дерзостей против самодержавных порядков.
Как мы из школьных программ знаем, в этом лицеисты весьма преуспели и доигрались до «глубины сибирских руд» и политэмиграции в свою любимую Европу, а у Пушкина, видимо, был серьёзный блат, и его устроили в Бессарабию, как перспективного кадра.
Но всё пошло наперекосяк. Саша перестал ходить в «Овидий», а когда его вызвали «на ковёр» к самому Рылееву, то будущий Александр Сергеевич совсем разочаровался в декабристких вождях, увидев перед собой потенциального тирана, прикрывающегося либерализмом.
Это настолько поразило молодого, умного человека, что он стал лихорадочно переосмысливать, навязанное ему мировоззрение, и приступил к внимательному наблюдению за окружающей его простой, бессарабской действительности.
Внутренний мир поэта, писателя всегда отражен в его текущих произведениях, необходимых, прежде всего, автору для крисстализации мятежных мыслей и чувств.
Вырвавшись из тенет масонского окружения, схоластического «греко-латинского» миропонимания, юный поэт обнаруживает романтику иной, вольной жизни, более естественной для человеческого бытия.
Так появились «цыгане шумною толпой по Бессарабии бродили», чего никто раньше не замечал.
А потом вдруг –разбойник Кирджале: «Кирджали был булгар…» и знаменитые строчки: « В степях зеленых Буджака… Семействами болгары тут в беспечной дикости живут, питаясь праведным трудом И не заботятся о том, как ратоборствуют державы И грозно правят их судьбой…»
Кстати, болгары и сейчас почти так же живут, между прочим. Питаясь праведным трудом, в отличие от некоторых.
Кирджали – реальный «пацан» из Джурджулещ, тогда заселенный болгарскими переселенцами. Затем они переехали в колонию Импуцитэ-Владичень. Пушкин случайно ознакомился с бумагами в Кишиневской жандармерии по поводу ареста Кирджали.
И, вообще, болгары очень импонировали впечатлительному, изнеженному петербургцу своей земной обстоятельностью. И не только Пушкину. Известный редактор «Бессарабское слово» В. Рейдер просто млел, попадая в добротный, болгарский двор уже во времена «перестройки».
Молодой поэт, которого мы считади повесой и денди, имел возможность сравнить искусственность аристократического бытия, убогое подражательство кишиневской знати венской моде и безыскусность природной жизни свободных крестьян в колониях, бунтарские порывы местных гайдуков и загадочный быт таинственных цыган.
Ему, формально выросшим в России, вдруг нестерпимо захотелось тоже стать сыном природных людей, тем более, что няня была Ариной Радионовной. Он решил стать русским.
Этим и объясняется почему А.С. Пушкин –основатель русской литературы, в отличие от своих предшественников со своими «греко-латинскими» элегиями.
Кроме этого, бывший вольтерьянец вдруг заинтересовался православной этикой , самодержавным устройством России и пришёл к выводу, что это очень даже правильно. Царь Николай 1 проникся симпатией к русскому гению и стал его поддерживать.
И, как после этого предательства, могли с ним поступить либеральные круги российской аристократии ?
Так появился на Чёрной речке английский киллер Дантес.
А постаревший И.Н. Инзов до конца своих дней оберегал болгарских колонистов от происков алчного чиновничества за что и остался в вечной памяти и благодарности и для потомков балканских переселенцев.
Они 7 октября 2017 года в Болграде восстановили памятник на «дядо Инзул», демонтированный румынскими оккупантами, которые, вроде бы, несли те самые европейские ценности, которые заботливо взращивал генерал на бессарабской земле. Лицемерию европейцев нет предела.
Генерал "Дядо Инзул" и поэт Пушкин
← Память о социализме в нашем языке. Защо Русия примами българите? →

Комментарии