Ганджя Добруш. ( Терновская легенда)

0
Голосов: 0

759

Ганджя Добруш. ( Терновская легенда)


Ганджя-Добруш – Терновская легенда

Физическая сила ценилась во все времена у всех народов. Особенно в прошлом, когда являлась необходимым условием выживания. В современном мире компьютерных и нанотехнологий, она, как будто бы, отходит на второй план. Но это лишь как-будто! Учитывая нестабильность мира и неспособность человечества прийти к общему знаменателю, это качество будет в цене всегда. Ею можно восхищаться, ей можно завидовать, ее можно даже осуждать, но равнодушным она не оставляет никого.
С раннего детства я слышал от односельчан истории про невероятные подвиги силача Добруша. Для моего детского воображения, питавшегося русскими народными сказками, он казался былинным богатырем наподобие Добрыни Никитича (долгое время я даже не понимал, что это разные люди). Каждый рассказывал их на свой лад и со своими подробностями, порой противоречащими друг другу. Повзрослев и осознав, что это вполне реальная личность, я решил вкратце описать историю его жизни, отдав должное этому неординарному человеку. Для этой цели, я использовал сведения, полученные от его внука Меркулова Петра и еще некоторых старожилов, чьи воспоминания были идентичны, или не сильно отличались, иногда дополняя друг друга.

Речь пойдет о моем земляке, терновчанине, Ганчо Дмитрии Ильиче – человеке необычайной физической и духовной силы, и непростой, трагической судьбы. Родился он в судьбоносный для болгарского народа 1878 год, в семье болгарских переселенцев. В те времена, когда такое качество, как грубая физическая сила, еще было на вес золота. Роста он был среднего, широк в плечах и коренаст. И неординарные физические задатки начал проявлять уже в раннем возрасте. Когда он был подростком, отец его попросил принести воды из колодца. Чтобы не ходить несколько раз с коромыслом и ведрами, Ганджя взял дышло и две бочки, набрал их полные воды и принес за один раз. В юности он легко рвал цепи и забивал ладонями гвозди. Попавши в армию, он и там продолжал удивлять сослуживцев своей силой. Однажды в город приехал гастролирующий цирк. По традиции, в те времена, в каждом цирке был свой атлет и в то же время борец. И на представлениях, любимой забавой публики, бывал вызов цирковым борцом, любого желающего померяться с ним силой. Того борца звали Курай-Бурай и выступал он в черной маске, которую по условиям поединка нужно было сорвать. Долго никто не решался бросить ему вызов, долго расхаживал борец по помосту задирая молодых людей и упиваясь их боязнью. В конце концов, старший ротный офицер предложил Дмитрию Ильичу выйти на арену против атлета, пообещав ему, в случае победы, дать рубль серебром. Дмитрий Ильич легко одолел силача. Подняв его над головой и бросив об помост, он сорвал с него маску, после чего, офицеры его полка стали обращаться к нему не иначе, как по имени-отчеству. Сослуживцы же, прозвали его Добрушем, за его добрый и справедливый характер. Выйдя в запас ротником второй категории, Ганджя (его уличная кличка) устроился и сам работать цирковым атлетом. По словам старожилов, он, забавы ради, одной рукой крестился двухпудовой гирей держа ее параллельно земле, и на спор перекидывал ее через крышу соляного склада в соседнем поселке Соляные. Вытягивал на крутой холм груженую арбу, там, где не мог справиться конь. Однажды, в тех же Солянах, на соляных складах, его попытались обмануть недобросовестные продавцы. За это Ганджя наказал их, закинув весы и набор гирь далеко в Южный Буг. Откуда горе-торговцы вытягивали их потом при помощи лошадей. В селе, авторитет его был непререкаем и одного его появления было достаточно, чтобы утихомирить любого драчуна на вечернем «оро» в терновской балке. Женат он был на односельчанке Анне и у них было пятеро детей: три девочки и два мальчика.
Ни для кого из нас не секрет, что незаурядные личности вызывают у посредственностей зависть. Не обошла, к сожалению, участь сия и Дмитрия Ильича. Сейчас уже не установить достоверную причину, побудившую людей, упоминание чьих имен здесь невозможно по этическим причинам, на ту подлость, которую они совершили. Основных версий две. По одной из них, это была обычная месть маленьких, завистливых человечков, где-то и когда-то уязвленных Ганджей (может быть самим только своим присутствием) и воспользовавшихся неразберихой того смутного времени, когда любой проходимец мог легко примазаться к власти. (Все трое бандитов были партийными). По другой версии, Дмитрий Ильич не признавал новую власть с ее коллективизацией, продразверстками, мнимым равенством, и активно выступал против. Поговаривают, он был эсером и даже организовал банду для борьбы с Советской властью. Но это, скорее всего преувеличения. Во всяком случае, внук Дмитрия Ильича, эту версию не подтверждает. Мне же думается, что правда, как всегда, где-то посередине – Дмитрий Ильич еще при жизни стал легендой, человеком несгибаемым во всех отношениях. И естественно, его принципиальность, и авторитет среди односельчан, были костью в горле местным выскочкам, которые хотели грабить крестьян, прикрываясь высокопарными словами о равенстве и братстве. Сюда же могли примешиваться и старые счеты. И преступление было совершено не по идейным соображениям, но ими было прикрыто. Ведь любая власть со своей идеологией, это, прежде всего, люди стоящие за ней.
Как бы там ни было, но то, что с членами местной партячейки он не дружил, и был ими преследован, подтверждается всеми, кто об этом что-то помнит и выступает основным мотивом произошедшего с ним в один из дождливых сентябрьских дней 1920 года.
Недалеко от Терновки, в районе села Зайчевское, есть так называемая Зайкова балка. Эта местность получила свое название благодаря помещику Зайчевскому, проживавшему там до революции в красивом поместье на берегу Ингула, сохранившемся до наших дней. В этой балке находилась каменная землянка в которой Ганчо Дмитрий Ильич скрывался с товарищем по несчастью, еще одним Терновчанином не нашедшем себя в новом общественном строю, Бузником (Стайкув по уличному. Родной брат моей прабабушки Ирины), жена которого носила им пищу. Через нее их и нашли, проследив маршрут ее передвижения.
Зная о силе Дмитрия Ильича не понаслышке, конечно же, никто из нападавших войти в землянку не решился, несмотря на то, что для храбрости все были выпивши и хорошо вооружены. Они окружили ее и предложили Гандже сдаться, на что, естественно, получили отказ. Завязалась перестрелка, во время которой Добруш, оттянув внимание бандитов на себя, дал возможность Бузнику выскользнуть из смертельной западни. В конце концов, землянка была обложена соломой и подпалена, но, благодаря дождю, эта тактика не сработала. Тогда, один из нападавших, забрался на крышу и через дымоход позвал Ганджю для переговоров. В момент, когда Дмитрий Ильич подошел к печи, в дымоход была брошена граната, осколки которой его смертельно ранили. Уже мертвого, (надеюсь) его изрубили шашками, и тело закопали прямо там же. В Терновку «герои» возвращались с песнями, на бидарке украшенной цветами.
Так погиб краса и гордость Терновки, чье имя стало нарицательным, превратившись в легенду, а имена убийц, действовавших якобы во имя закона, никто не помнит. Бузника они убили немного позже, заманив его обманом в западню. Председатель сельсовета Иванов, двоюродный брат Бузника, пообещал ему прощение всех «грехов», если тот добровольно сдастся власти. Когда же он пришел, его попросту застрелили в терновской балке.
Жена Дмитрия Ильича осталась одна с пятерыми малолетними детьми на руках, без крова над головой (все имущество было конфисковано). И по рассказам внука Ганджи, они много лет скитались по селу, живя то у одних, то у других сердобольных односельчан. Неизвестно чего ей это стоило, но она добилась у НКВД разрешения на перезахоронение мужа на Терновском кладбище и вместе с детьми, собственноручно, выкопала и привезла тело Дмитрия Ильича в Терновку. Горькая ирония, но и уже покойному Гандже не повезло – в 90 годах двадцатого столетия, в его могилу подхоронили постороннего человека. К сожалению, это печальное явление (подхоронения в чужие могилы, естественно, без ведома и разрешения родственников) вошло в моду на Терновском кладбище. Но это уже тема для отдельной статьи.
← Кумовото дърво Не плачь девчонка. И. Серт →

Комментарии 2