Болгарское общество в Одессе. Исповедь. И. Серт

0
Голосов: 0

212

Болгарское общество в Одессе. Исповедь.  И. Серт

В далёкие 50 -тые годы 20 века житель села Чийший, Болградского района, Одесской области Пётр Недов написал письма в ЦК партии о том, что болгары просят разрешить изучать в школах родной язык. Только за эту просьбу П.Недов получил восемь лет лагерей. Впоследствии, этот мужественный сын болгарского народа, стал доктором сельскохозяйственных наук и жил в Кишинёве. Как бы ни ругали Горбачёва, но именно при нём национальные меньшинства получили возможность создавать общества, имеющие целью способствовать возрождению национальной культуры ,языка, традиции и народных обычаев .Болгарское общество в Одессе было создано в 1989 г. И что интересно, в основном все общества возглавлялись бывшими партийными работниками, некоторые из которых раньше скрывали свою национальность, чтобы не потерять должность…
Впервые я услышал в 1991 г, что в Одессе есть болгарское общество, от Димы Терзи- теперешнего нелегитимного директора, так называемого Центра болгарской культуры. Я, как обычно, направлялся в бар «Красный» после проведённой экскурсии, выпить «кровавую мери»-водка с томатным соком-,закусить фирменным вкуснейшим пирожком с мясом и ,попивая кофе с сигаретой, общаться с уже давно знакомыми посетителями бара, и у гостиницы встретил Диму- бывшего моего коллегу по «Интуристу». Он сообщил мне, что общество собирается на собрания в Педагогическом училище, в котором была директором мать известного артиста Юрия Стоянова. Тогда я не придал этому событию никакого значения- шла борьба за выживание в лихие девяностые. Я уволился из Бюро путешествий и экскурсий пока меня не выгнали за то, что критиковал власть за ввод советских войск в Афганистан. Ещё работая в БЮРО, я прозондировал почву на предмет создания туристической фирмы и составил договор для совместного сотрудничества с фирмой в г. Батуми…
Я начал посещать заседания Одесского болгарского общества. Председателем тогда, к уже 1996 году, был и почти до конца жизни Петр Георгиевич Пинти – бывший партийный руководитель и директор Одесского мясокомбината. Тогда и сегодня его заместителем был Геннадий Владимирович Коев – дипломированный работник сельского хозяйства и бывший начальник отца(пусть земля ему пухом) П. Порошенко. Вот они оба уже более двадцати лет и стоят у руля болгарского общества. Но первым председателем был избран Валентин Кирьязов- бывший военный, артиллерист, а в впоследствии 30 лет проработал военным корреспондентом и журналистом за границей и здесь. В начале третьего тысячелетия на основании его высказываний я воспринял его, как ярого противника всего болгарского, так как до сего дня не слышал от него ни одного доброго слова о Болгарии. Вероятнее всего с самого начало он проявлял некорректное отношение к Болгарии, и по этой причине, возможно, его переизбрали, поставив Пинти Петра Георгиевича(царствие ему небесное)., который вёл такую политику, которая бы не очень тревожила украинские власти нашими этническими нуждами.
ПОЕЗДКА В БОЛГАРИЮ
==================================
В 1996 году Одесским болгарским обществом была организована поездка в Болгарию, в город Габрово-город юмора. В Габрово родился великий болгарский возрожденец и создатель первой школы в Болгарии, и именно в родном городе Габрово, Василий Априлов , который уже в первой четверти 19 века имел бизнес в Одессе. Он поставлял из Голландии сахар-сырец, в Одессе перерабатывал и производил водку. Так же он в районе лимана Куяльник- значит-пристань для лодок- посадил триста яблоневых деревьев и из яблок делал кальвадос(самогон). Василий Априлов дружил с Дюком Ришелье и даже подарил ему свою историческую книгу о болгарском возрождении. Когда турки напали на Габрово и сожгли его, то многие покинули Болгарию и уехали в Россию. В Москве у габровцев было пять торговых домов, и один из них принадлежал старшему брату Василия Априлова….
Впервые я увидел Болгарию в 1991 г. во время коммерческой поездки только в Варну на теплоходе. До этого меня, стоящего на острие идеологической борьбы с капитализмом, даже в Польшу не пускали-неблагонадёжный…В Габрово-известный всему мира, как город юмора, находился институт по усовершенствованию учителей. В нашей группе БЫЛ,КАЖЕТСЯ,ТОЛЬКО ОДИН УЧИТЕЛЬ. Я понял, что набирали тех, кто хочет, или кого Пётр Георгиевич пригласил. На собрании общества обсуждался ход поездки; выясняли, какие подарки – сувениры купить, по сколько денег на это собирать. Я тогда подумал, почему же не пригласили подлинных учителей болгарского языка? И пришел к выводу, что наверное, так и задумано- тормозить болгарское дело, пуская пыль в глаза этими путешествиями на прародину, как любят наши болгары здесь выражаться. На этом заседании я впервые живьем увидел Гану Пеневу – ведущую теле- радио передачу на болгарском языке. Она сидел рядом с мужчиной, которого я тоже видел впервые. Это был, как я узнал впоследствии, Николай Ташев, болгарин из села Задунаевка. Они с Ганой Пеневой были хорошими друзьями.. Коля работал врачом- нейрохирургом, а Гана брала у него интервью. Вот с тех пор они и стали близкими друзьями. Когда мы собирались у автобуса около «стекляшки» – возле Куликова поля, то около часа 40 человек стояли и ждали кого- то, кто опаздывал. Это оказался некий Георгий Алавацкий, который еще студентом принимал участие в болгарских делах. Тогда я подумал, кто этот Алавацкий, который позволяет себе заставлять ждать его по целому часу? Ну, и забыл. А потом, уже гораздо позже, понял, кто он такой – бесцеремонный, нахальный, наглый, целеустремлённый, навязчивый. Но в поездке мы с ним на первых порах даже подружились и тут же раздружились. Помню, в номере гостиницы я лежал в недомогании, а он позволял себе какие-то подколки. Я тут же ему напхал, и на этом наша «дружба» закончилась. И больше он не позволял себе со мной панибратства и бестактности. Понятливым оказался.
Но мы еще не приехали в Болгарию. Пока мы в дороге. По дороге Коля Ташев начал угощать всех домашним вином. Мы ехали, пили, ели то, что взяли с собой, пели болгарские песни, общались, знакомились друг с другом. Коля как-то акцентировал свое доброе отношение ко мне и постепенно мы втроем – я, Гана и Коля, образовали свой приятельский круг. До этого однажды я видел Гану Пеневу – она вела телепередачу на болгарском языке. Я тогда был настолько удивлён, поражен, обрадован, что на болгарском языке ведется телевизионная передача, что поначалу потерял «дар русской и болгарской речи». В моей груди нахлынула, как ураган, теплая волна гордости за мой народ, я был охвачен патриотической эйфорией и всем сердцем окунулся в жизнь болгарской диаспоры. Поэтому, даже в этой поездке, я находился на гребне патриотической волны и в сладостном настроении, что я со своим народом еду на свою кровную родину, которую принято здесь называть «прародиной». Я считаю, что маленькая родина там, где ты родился, а Отечество там, где течёт кровь твоего народа. Вот так и получилось, что мы, болгары, называем Болгарию «прародиной»!!! Нонсес….Ведь мы, переселенцы, жили в нескольких государствах: сначала в России, потом в Румынии, потом опять в России, потом опять в Румынии, потом в СССР, а теперь в Украине. Так кто нам родина? Вот она страшная и трагическая гримаса судьбы, непредсказуемость человеческих перипетий…….
По дороге мы останавливались и на травяной полянке обедали: мы раскладывали свои съестные припасы на импровизированную «скатерть», кто садился «у стола», а кто стоял. Мы пили, кто водку, кто коньяк, кто вино, чокались радостно друг с другом, часто произнося известные слова: да живеят нашти българя, да живее България и т. д. В группе было несколько человек не болгарского происхождения, не имеющих никакого отношения к жизни нашей диаспоры. Был даже один начальник школы милиции. Он поехал, как я предполагал, с одной целью: быть со своей любовницей, которая оказалась женой болгарина, занимающего должность инструктора в отделе областного образования. Эта женщина отличалась ослепительной красотой, и мне, тайно в душе, было обидно, что она изменяет болгарину. Но не моё собачье дело вмешиваться в чужую жизнь, да еще кого-то судить. Потом, эта болгаро – русская семья все же распалась. Впоследствии я сделаю вывод и это чисто моё личное мнение, что из смешанных браков, типа болгарин- украинка и болгарин – русская, более прочным является союз болгарин- украинка. Я задумывался, в чём причина такого явления и пришел к выводу(это моё личное мнение), что болгарин и украинка наполовину родственники, то есть, люди одной этнической семьи, так как украинский этнос зарождался еще в 4-5 веках, когда начались прямые контакты между болгарами и восточными славянами. Эти связи еще больше усилились в период распада государства на территории Украины- Старой Великой Болгарии. Тогда большая часть болгарского народа переселилась на другие земли, а одна часть осталась здесь, на будущей Украине, в государстве под названием Черная Болгария, то есть, западная –на древнеболгарском языке запад обозначался словам «кара» – запад. Поэтому эта Болгария на территории Украины в 8-9 веках и называлась Кара Болгар. Правителем остался старший сын царя Старой Великой Болгарии Кубрата Бат Боян со столицей Бащу (будущий Киев). Вот именно тогда и произошла окончательная закваска будущих украинцев в смешанных браках между древними болгарами и восточными славянами. Повторяю, это лично мое мнение, основанное на сложившихся исторических реалиях на землях сегодняшней Украины. Известно, что восточные славяне, жившие по берегам рек и, в основном, в северных землях, имеют русый, светлый цвет волос, но сегодня мы видим среди украинцев очень большое количество людей с матовым цветом лица и черными волосами. В то время как в России, где закваска русского этноса происходила в контакте с финнами, карелами и другими этносами этого северного региона, очень редко встречаются люди с черным цветом волос. Сейчас трудно проводить подобные анализы и сравнения, так как произошло много смешений уже в наше время, когда мы можем видеть в наших странах говорящих на чистом русском или украинском языке африканского типа людей. Я был одним из первых, кто наблюдал в бывшем СССР жизнь африканских студентов, не говоря уже о бурном контакте с иностранцами наших девушек во время первого в нашей стране Международного фестиваля молодежи и студентов в 1958 г…
Ехали мы тогда в город Габрово. Нас поселили в студенческое общежитие по пятнадцать человек в одной комнате. Общежитие представляло жалкое зрелище. Мне было обидно за болгарских студентов. Даже старое общежитие на ул. Шевченко, 25, где я начал свою учебу в Ленинградском университете, выглядело шикарным в сравнении с болгарским общежитием. Я уже не говорю о новом, шикарном общежитии в районе метро «Парк Победы», на Новоизмайловском проспекте. Короче говоря, на другой день, после занятий мы по рекомендации Николы Караиванова – нашего главного преподавателя, организатора всего нашего пребывания в Болгарии, мы, несколько желающих, переселились в гостиницу в десяти км от Габрово. В одном номере жили: я, Алавацкий, Каракаш Илья-преподаватель Алавацкого на юридическом факультете и кто- то еще, но уже не помню.
Помню, тогда Коля Ташев получил паспорт и болгарское гражданство, и он пригласил всех нас в ресторан при гостинице. Гана – как в дороге, на посиделках в номере, так и в ресторане – обязательно пела нам трогательные болгарские народные песни и шлягеры. Мы восхищались ею, так как она бывшая профессиональная певица в театре музыкальной комедии в г. Велико-Тырново. Мне неизвестно по какой причине она ушла из театра
Да и не спрашивал. Ганна приехала к знакомой одесситке в гости. Эта одесситка имела связи на Одесском телевидении и предложила Ганне вести программу на болгарском языке. Я видел эту даму, благодаря которой Ганна вот уже двадцать один год работает и живет в Одессе. Гана оказалась в нужное время и в нужном месте; в это время и началась демократизация СССР и все брали суверенитета столько, сколько хотят, по выражению Ельцина Б.Н. Взяла и Украина свой суверенитет и до сих пор не знает, что с ним делать. Потом, гораздо позже, я узнал, что вести болгарскую программу на Одесском телевидении претендовали несколько человек, в том числе и нынешняя гл. редактор газеты «Роден край», но победила Гана. Это победа обошлась ей противостоянием редактора с ней: как-то Гана вернулась из Болгарии и написала статью, но бессарабская гл. редактор уж болгарской газеты отказалась публиковать болгарку из Болгарии. Эта враждебность редактора болгарской газеты продолжалась в отношении ведущей болгарского телевидения на протяжении всего времени пребывания её в Одессе…Как это называется?...Это нормально??? И что любопытно, однажды на мою резкую критику деятельности какой-то Одесской болгарской организации(уже не помню-то ли Общества, то ли Ассоциации…) Гана-уж мой друг- написала против меня и гл. редактор её опубликовала.. Вот тогда я и задумался об истинном отношении ко мне Доры Костовой…,но проглотил и всё продолжалась, как прежде: я защищал её от нападок со всем пылом, за что нажил себе кучу врагов. ну, да ладно…
Но, вернемся в ресторан. Все мы находились в хорошем настроении, произносили патриотические тосты, выражали добрые пожелания Коле, но где-то под конец Гена Алавацкий (Георгий – в селах Чийший и Новые Трояны принято всех Георгиев называть Генами) отпустил колкость в адрес Коли Ташева – виновника торжества, за средства которого мы и гуляли. Коля что- то в ответ ему огрызнулся, встал и покинул ресторан. Наступила неловкая пауза: человек нас пригласил разделить с ним радость получения болгарского гражданства, а ему хамят, он нервно встаёт и уходит со своего же «праздника жизни». Позже Коля все же вернулся, так как Гана пошла и уговорила его. Я понял, что Алавацкий человек подкожный и не пропустит случая отпустить колкость в адрес человека, который является центром внимания в компании. Он хочет перевести внимание публики на себя и себя поставить в центр, равнодушно игнорируя факт порчи настроения присутствующим. Вообще Алавацкому присуща бесцеремонность и бестактность. Мы с ним ходили по магазинам Габрово и всякий раз, когда продавщицей оказывалась девушка, он обязательно произносил в ее адрес: Вие сте много кадърна. Я знаю, что болгарское слово «кадърен» означает смекалистый, руки растут, откуда надо, ловкий, способный и все в этом роде, но я никак вкладывал в этот комплимент девушкам, видя их в первый раз и не зная, на что они на самом деле способны. Нет, я понимал, что он хочет сказать девушке, какая она красивая, эффектная, привлекательная и т.д., но слово «кадърен» не из этой области комплимент. Конечно, Алавацкий никогда не учил болгарский язык и знает его благодаря собственному старанию говорить на литературном болгарском языке. И он действительно один из немногих представителей болгарских обществ, который говорит более или менее сносно на литературном языке. Впоследствии он закончит, кроме юридического факультета, еще и институт по государственному управлению. Так что у него не отнять тягу к знаниям и самосовершенствованию, но как человек он, скорее всего, говно. Надо также рассказать и о моем лёгком конфликте с Ильей Каракашем – преподаватель-юрист в Одесском университете. Каракаш – гагауз, и принимал активное участие в создании Гагаузкой Автономной республики на территории Молдовы. Мы с ним в номере за рюмкой коньяка дискутировали национальный вопрос, и он высказал мысль о том, что такие маленькие народы как болгары могут и исчезнуть и ничего такого в мире не произойдет. Вначале внутренне я опешил…, но взял себя в руки и спросил его, а с какой стати он определяет, кому жить на этом белом свете, а кому нет, заметив(уже со злости) по ходу, что если и следовать его логике, то именно гагаузы не заслуживают иметь место под солнцем, так как у них никогда не было своего государства, и что такая нация вообще не существует; что гагаузы сами никогда не жили, а всегда селились рядом с болгарами, так как они являются болгарами, говорящими на языке, близком к турецкому языку. Мои рассуждения рассердили Каракаша, преподавателя юридического факультета, и он предупредил меня, что сейчас он будет жёстче, но жёстче он не стал, так как я предложил прекратить этот дурацкий спор, имея ввиду, конечно, его рассуждения… Алавацкий тоже сидел с нами каждый вечер, но участия в дискуссии не принимал, а постоянно навязывал всем слушать стихи его земляка - Михаила Бычварова-Бондаря. Миша действительно поэт-самородок, никогда не учился литературной профессии, а наоборот, работал на Донбассе шахтером и там начал писать стихи. В одной из телевизионных передач, когда Гана Пенева пригласила меня на прямой эфир, я, говоря о творчестве Миши, назвал его бессарабским Сергеем Есениным. Но когда Алавацкий представлял нам стихи Миши, я тогда впервые о нем услышал. Потом мы с Мишей познакомимся, выпьем не одну рюмки водки, а Миша был не против выпить , а потом читал свои новые стихи. Он человек интересный и, по моему мнению, хороший наш бессарабский поэт. Я его очень уважаю и ценю. Миша жил в Болгарии, издал несколько сборников стихов- на данный момент Миши уже нет. При одной из встреч, он заикнулся, что намерен писать роман, так как у наших бессарабских болгар нет ни одного романиста. Так вот, Алавацкий буквально силой заставлял нас слушать, как он декламирует стихи Миши Бычварова. Нам неудобно было ему сказать, мол, знай меру, хорош, а он пользовался нашей деликатностью и каждый раз читал одни и те же стихи, хотя он знал около пяти, а может и больше произведений Миши. В тот период Миша жил один( и кажется, всю жизнь и прожил один), так как его жена жила в Белоруссии, а он то в Бессарабии в гостях у родителей в с. Чийший, откуда и Алавацкий, то в Болгарии.
В эту поездку в Габрово нам показали панораму(аналогичной Бородинской панораме) взятия города Плевена русскими войсками в 1878 г., мы посетили знаменитый габровский музей сатиры и юмора. Никола Караиванов познакомил нас с достопримечательностями Габрово, с музеем народных промыслов «Етыр» на реке Янтре, с Дряновским монастырем. Один день мы посвятили Софии. Я тогда впервые посетил столицу Болгарии. Что меня поразило, так это отсутствие старинных зданий в центре города. И вот только в 2007 г. я прочитал трилогию «Синий аметист» современного болгарского писателя Петра Константинова. В 2007 году состоялся первый великий собор болгар всего мира в Варне. И вот тогда нам подарили три тома трилогии. В третьей части «Распятие» я прочитал, как американцы бомбили Софию за то, что Болгария встала на сторону Германии и чисто формально, в соответствии с требованием договора, объявила войну Америке. Сейчас, когда я пишу эти строки, великого болгарского писателя Петра Константинова нет среди нас: 12 июня 2011 года, когда мы отмечали день рождения моей дочери Ангелины, Пётр Константинов скончался после двухмесячной болезни пневмонией. Болгарская государственная администрация, как я узнал, проявила, мягко выражаясь, некоторое равнодушие или невнимание к смерти своего великого современника. Это говорит о том, что чиновники не понимают того огромного значения писателя и общественника Петра Константинова для духовной жизни болгарского народа. Но люди власти приходят и уходят, а великие представители народа живут, пока живёт человечество, то есть вечно или до следующей космической катастрофы. Так вот, из романа «Распятие» я узнал, что весь центр Софии был разрушен американскими бомбардировщиками – сразу по двести самолетов бомбили город. Американская администрация когда-нибудь доиграется… Где Америка и где Болгария.!!! Чем маленькая страна угрожала заокеанскому государству, что нужно было разрушить только что восстановленный город после пятисотлетнего турецкого ига? Так и хочется воскликнуть: суки вы, американцы, а не матросы! Да черт с ними. Жизнь их сама накажет.
Так вот, в Софии у нас была встреча с представителями Агенства для болгар, живущих заграницей. Там Пётр Георгиевич Пинти, председатель болгарского общества, представлял нашу делегацию. Он назвал всех, даже гагауза Каракаша, но меня не представил, хотя я к этому времени издал свои народные песни и привез несколько экземпляров для презентов. Я тогда подумал: вот как меня принимает болгарское общество в лице Пинти, и не ошибся: не хотел он, Пинти, меня видеть в болгарском движении и никто из его заместителей не хотел. И я понял, если я, болгарист, им не нужен, значит, они и не намерены защищать болгарские интересы перед украинскими властями, значит, они будут заниматься имитацией бурной общественной деятельности. Как подумал, так и оказалось на самом деле. Но об этом потом. Самое смешное, что после окончания пребывания в Габрово, где мы слушали курсы по истории Болгарии, болгарскому языку и географии всем дали удостоверение, что они окончили курсы в Габрово, а мне одному не выписали. Я спросил, почему и вместо ответа тут же на моих глазах Николай Тодоров, наш бессарабский болгарин, работавший тогда в этом институте совершенствования учителей, выписал мне удостоверение об окончании курсов. Я еще сильнее понял, что на меня организована травля, чтобы выбить из колеи, чтобы я психанул и плюнул на болгарское общество. Но я не сдался. Я проглатывал эти горькие пилюли, тем более, что у меня не было намерений становится руководителем общества. Я хотел быть полезным в процессе болгарского возрождения в Украине. Я еще много горьких пилюль проглочу на этом поприще; я за всю свою жизнь не получал столько оскорблений, сколько получил от своих же болгар, так называемых предводителей, которые, по моему мнению, только на словах болгары, а по сути, выродившиеся бывшие коммунисты в противоположность болгарскому менталитету. Простые люди, живущие в Одессе, не очень- то вникают в суть отношений между активистами болгарского общества. Им Пинти звонит, сообщает о мероприятиях и они приходят, не подозревая, что исполняют роль статистов, толпы, которая должна символизировать массовость болгарского движения и бурной деятельности председателя болгарского общества. Особенно пожилые люди приходят в центр с еще большим удовольствием, если предусмотрен фуршет; тогда можно и перекусить, и выпить стакан болгарского домашнего вина и просто пообщаться. Это всё нормально, правильно и хорошо, но это лишь внешняя форма, так сказать развлекательная часть того, что нужно делать для сохранения нашего народа в Украине…
← Одесса при румынах. С чего начиналась Новороссия ? И. Иваненко →

Комментарии 1